Истории надлежит не судить, а объяснять. История не судья, а адвокат.
Бенедетто Кроче, итальянский интеллектуал, философ, политик, историк и литературный критик

«Литва готова помогать Украине защищать свою страну»

Посол Марюс Януконис поделился с «летнешкольниками» литовским опытом интеграции, безопасности и обороны
26 июля, 2018 - 20:00
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Для улучшения статуса страны как внешне, так и изнутри нужны совместные усилия и как можно больше качественных инициатив. А еще — нужно учиться на примере друзей. Один из ближайших для Украины — Литва. Поэтому встреча с Послом Литовской Республики в Украине Марюсом Януконисом оказалась действительно универсальной. Дипломат поделился опытом Литвы в сферах  информационной политики, безопасности и обороны, экономической и политической составляющих и дал оценку последним перипетиям, продолжающимся на международной арене.

«ЛИТОВСКИЕ ЧИНОВНИКИ БОЯТСЯ ЖУРНАЛИСТСКИХ РАССЛЕДОВАНИЙ»

— Мы живем в сложном информационном мире, где много фейков и другой сомнительной информации, а еще — пропаганды. Поэтому качественная журналистика — это очень важно. А журналисты должны быть мощным инструментом. Например, в Литве журналисты являются мощной силой, которую политики боятся. Потому что было много громких расследований, которые начались после определенных публикаций неравнодушных журналистов. То есть они неоднократно пишут об одном и том же, стараясь довести это дело до конца. Есть много примеров, когда журналисты имели влияние на очень важные решения в моей стране.

Мыкола СИРУК:

— Были ли случаи, что после публикаций должностные лица подавали в отставку?

— Таких случаев было много. В течение 10-15 лет действительно были такие ситуации, что должностные лица увольнялись в связи с расследованиями журналистов. Я могу откровенно сказать, что в Украине тоже журналистика очень мощная, независимая и очень разнообразная; нет запрещенных тем и самое главное — невозможно сравнить Украину с Россией или Беларусью. Я думаю, что это большая ценность для Украины — иметь независимую журналистику. Я говорю в том смысле, что независимая — это та, которая не имеет табу, и в целом можно писать свободно на все темы. Но разница в том, что журналисты не всегда доводят расследования до конца.

«УКРАИНА ИМЕЕТ ПЕРСПЕКТИВУ ДАЛЬНЕЙШЕГО СБЛИЖЕНИЯ С ЕС»

Саломея НИКОЛАЕВИЧ, Восточноевропейский национальный университет имени Леси Украинки:

— Как вы с литовской стороны оцениваете прошедшие недавние саммиты НАТО, ЕС-Украина и встречу Путина с Трампом?

— Ну, ситуация интересная. И вы прекрасно знаете, что давно такого не было. Это связано в первую очередь с американским президентом, но и не только с ним. Потому что сейчас много сложных процессов происходит в Европе. Что касается саммита Украина-ЕС, думаю, что это было ожидаемо. Он прошел так, как должен был пройти. Украина имеет перспективу дальнейшего сближения с ЕС. И нужно делать домашнее задание. Это только от него зависит, как быстро Украина будет двигаться по пути евроинтеграции, в частности от имплементации реформ, выполнения Соглашения об ассоциации, улучшения бизнес-климата и других факторов.

Что касается НАТО, то здесь возникает обеспокоенность по поводу отношения президента Америки к европейским союзникам и ее позиции, которая часто бывает индивидуальной, даже не всегда согласованной с администрацией. Все это вносит некоторую неопределенность в трансатлантические отношения, которой сейчас не должно быть. Напротив, сейчас нужно трансатлантическое единство. Мы видим, что американская администрация твердо стоит на договоренностях и принципах НАТО. Прежде всего, НАТО остается мощным Североатлантическим альянсом, который готов защищать своих членов и помогать странам, которые хотят присоединиться к объединению. Расширение НАТО продолжается. Было объявлено о начале переговоров с Республикой Северная Македония. Это очень важный момент, потому что многие люди думают, что все остановилось, расширение НАТО не будет. Но Западные Балканы — очень важный регион, в котором сейчас и происходит расширение НАТО и Европейского Союза. Мы знаем о сложном отношении к Украине со стороны Венгрии. Это усложняет ситуацию. Знаем, что на саммите НАТО не могли подписать совместную декларацию, и было только заявление Генерального секретаря, но оно вместило все важные для Украины аспекты, в частности, что Украина получила прогресс на пути интеграции в Альянс, но и в дальнейшем должна проводить реформы и приближаться к стандартам НАТО. Украина также приняла очень важный Закон «О национальной безопасности», который очерчивает всю систему органов безопасности и утверждает гражданский контроль над Вооруженными силами, что очень важно. Этот закон предусматривает, что с 1 января 2019 года в Украине должен быть гражданский министр обороны. Сейчас же есть два параллельных центра — Министерство обороны и Генеральный штаб. Согласно системе НАТО, Министерство обороны должно быть единственным органом, который определяет политику и руководит системой.

Относительно встречи в Хельсинки, которая состоялась между российским и американским президентами, о которой много пресса писала, говорю: мы не знаем все детали, я думаю, что мы не знаем и все договоренности, поскольку Россия часто говорит только часть правды, как все происходило в действительности. Мы видели, что президент США был не такой уверенный, как его российский коллега. Президент Трамп получил много критики из американских СМИ, даже Fox News его критиковал. Все это вызывает много вопросов. Американская администрация пытается сейчас ответить на эти вопросы, но это не так просто. Ведь мы живем в таком интересном мире.

«НАШИ ПОЛИТИКИ ГОВОРИЛИ ОДНИМ ГОЛОСОМ»

Анастасия КОРОЛЬ, Донецкий национальный университет имени Василя Стуса:

—  У Украины и Литвы много общего в прошлом: Литва тоже была в составе Советского Союза, но сейчас она — пример успешной европейской страны. Что помогло Литве успешно развиваться? Какие были проблемы на пути к НАТО и ЕС и как их удалось избежать?

— Я думаю, что с начала 1988 года, уже когда началось движение за независимость, наше общество уже было консолидировано. Достаточно быстро мы определили, что нам нужен будет не только суверенитет, а полная независимость от Советского Союза. И мы были первыми, кто объявил о независимости в 1990 году. Тогда наши политики имели первый созыв Парламента, который  был очень единым в целях, и практически не было дискуссий относительно интеграции в ЕС и НАТО. Мы четко определили, что мы туда идем и, конечно, мы поняли, что много работы перед нами. Да, было сложно убедить и ЕС, и НАТО, что мы можем быть даже кандидатами. Но у нас было единство, наши политики говорили одним голосом, не было разных мнений. Не было дискуссий о том, что мы должны оставаться или нейтральной страной, или членом НАТО, как в Украине. Но вы намного большее государство, и у вас несколько иная ситуация. Еще было интересно, что в 1992 году у нас к власти вернулись бывшие коммунисты, что тоже парадоксально. Демократические силы, просто говоря, сделали революцию и пришли к власти, но их достаточно быстро опять сменили коммунисты. Президентом стал бывший первый секретарь ЦК Литовской компартии Бразаускас. Но и его позиция тоже была очень четкая:  он не задавал вопросы относительно членства ЕС и НАТО, он был тем политиком, который написал письмо генсеку НАТО с просьбой принять Литву, и все. Так последовательно, конечно, с внутренними дискуссиями, мы шли в этом направлении и тоже параллельно делали реформы в экономике. Тогда государство тоже четко определило, что почти все государственное имущество должно быть продано, мы начали приватизацию — и начали поступать инвестиции. Конечно, нам помогали западные страны, особенно Дания и другие скандинавские страны. Так мы и двигались вперед.

М. С.: — Нам вице-премьер-министр Иванна Климпуш-Цинцадзе рассказывала, что вы специально принимали Конституционный Закон, который обеспечивал интеграцию в ЕС и НАТО. Чтобы коммунисты не сделали переворот.

— Думаю, что идея Президента Украины внести в Конституцию Положение об интеграции в ЕС и НАТО является неплохой. Мы внесли положение об этом курсе в Конституцию в 1993 году, приняв новую редакцию Главного Закона. Относительно этого не было никаких вопросов. Более того, до этого времени есть такая традиция, что все политические силы подписывают общий меморандум относительно главных целей внешней политики. Существует большое единство относительно основных направлений. Например, недавно это касалось решения выделять 2% ВВП на оборону, которая является негласным стандартом НАТО и за что Трамп давит на Европу. Не все страны тратят такой процент ВВП на оборону. И в этом американский президент прав.

«УГРОЗА ОТ РОССИИ СУЩЕСТВУЕТ И ДЛЯ НАС»

Христина САВЧУК, Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко:

— Недавно президент Литвы Даля Грибаускайте сказала, что опасность вторжения России в Литву существует, но в случае адекватной защиты этого не случится. Согласны ли вы с этим мнением? Настолько же железными ли являются гарантии НАТО относительно безопасности и сохранения территориальной целостности?

— Mы верим в гарантии НАТО и расцениваем НАТО как главный и единственный фактор нашей безопасности. Поскольку мы являемся небольшой страной, потому всегда думали, что безопаснее и эффективнее быть членом Альянса, а не самостоятельно инвестировать в оборону. Потому что отдельно это очень дорого. Существует пример Израиля, который не входит ни в какие блоки. Но там другая ситуация. Израиль получает большую помощь от США и других стран. А угроза от Российской Федерации существует. Как вы видите, Россия милитаризирует Крым, а в то же время критическая ситуация набирает обороты и в Калининградский области, которая рядом с Литвой.

Калининградская область уже стала таким мощным плацдармом, где дислоцируется разная техника, разные ракеты, которые составляют серьезную угрозу. Ведется много разговоров о том, что Россия собирается дислоцировать ядерное оружие в Калининграде. Увидим, как будет, но мы уже видим большую активность в Балтийском море, и потому должны быть готовы. То, что сделано сейчас, — это дополнительная одна тысяча военных из НАТО, которая сейчас находится на территории Литвы. Эту группу возглавляет Германия. Во всех странах Балтии и Польши есть дополнительные силы НАТО, но по сравнению с российскими ресурсами, я думаю, это капля в море.

«НЕБОЛЬШАЯ ЛИТВА ЯВЛЯЕТСЯ ПЯТОЙ ПО КОЛИЧЕСТВУ ВОЕННОЙ ПОМОЩИ УКРАИНЕ»

Юлия ДОВГАЙЧУК, Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко:

— В 2014 году Литва первая предоставила Украине летальное оружие, недавно начала функционировать УкрПолЛит бригада. Что вы можете сказать о сотрудничестве Украины в этой сфере с целью улучшения обороноспособности Украины в противостоянии агрессии России?

— Действительно, с 2014 года наше военное сотрудничество является очень важным элементом в наших отношениях. Вы сказали о летальном оружии, это была больше символическая акция, потому что она не способна была сильно повысить готовность украинской армии, но в то же время это была демонстрация того, что мы не боимся, и Литва готова помогать Украине защищать свою страну. И в 2014 году была действительно очень сложная ситуация: украинская армия была не очень сильной, и ей нужна была наша помощь. И мы продолжаем наше сотрудничество: сейчас в Украине работает ориентировочно 40 военных литовских инструкторов, которые дислоцированы в разных регионах вместе с инструкторами из других стран НАТО, таких как США, Канада, Великобритания и Польша. С этими странами Литва является пятой по количеству военной помощи, хоть территориально мы меньшие.

Что касается трехсторонней УкрПолЛит бригады — это тоже очень важный шаг. Эта бригада начала создаваться еще до 2014 года, и ее цель —  совместное участие в международных миротворческих операциях, и пока такая цель и остается. Она уже стала полностью операционной. Существует также гуманитарный аспект. Наша страна уже приняла ориентировочно 200 военных на реабилитацию. И это тоже является достаточно большой цифрой.

«ДОВЕРИЕ ЕС НУЖНО ЗАВОЕВЫВАТЬ КОНКРЕТНЫМИ РЕФОРМАМИ»

Дарья ЧИЖ, Киевский университет имени Бориса Гринченко:

— Литва — это самый последовательный союзник Украины. Следовательно, литовское правительство также заинтересовано во вступлении Украины в НАТО и ЕС. Какой вы видите Украину на пути к евроатлантической интеграции?

— Откровенно говоря, я вижу этот путь достаточно сложным. Но то, что мы можем сделать, — это реформы. Конечно, мы тоже очень хорошо понимаем, что когда страна воюет, то не может так быстро осуществить все реформы, которые от нее требуют международные партнеры. Но тогда нужно быть откровенными, не стоит обещать. Я говорю не вообще, а о некоторых моментах. Украина берет обязательство, что за год сделает то и то. Год проходит — и мы видим, что не все сделано. Я думаю, в таких случаях можем прямо сказать, что иногда мы что-то можем или не можем сделать за год. И тогда, я думаю, появится больше доверия со стороны западных партнеров.

Ведь в определенный момент наступает разочарование, что Украина не выполнила определенные обязательства и требования, и тогда все думают, что делать дальше. Поэтому я считаю, что этот путь не будет простым, как это было в случае Балтийских стран. Особенно что касается НАТО: сначала никто даже не хотел с нами на эту тему разговаривать. Германия, Франция, даже США и Великобритания говорили: «Еще рано вести речь о вашем членстве в НАТО, и мы не можем конфликтовать с Россией, так что нужно все обдумать». Но потом сложилась удобная международная обстановка и возникли условия к нашему вступлению в 2004 году. Этот процесс может выглядеть сложным, но в случае наличия успешных реформ и определенных международных условий Украина может  ускорить его.

«ЛИТОВЦЫ ОСТАЮТСЯ ОЧЕНЬ БОЛЬШИМИ ОПТИМИСТАМИ ОТНОСИТЕЛЬНО ЕС»

Ольга КРЫСА, Львовский национальный университет имени Ивана Франко:

— Сейчас мы видим много внутренней нестабильности, которая расшатывает ЕС. Например, все больше стран защищаются от мигрантов, вводят жесткое миграционное законодательство, отказываются от квот. А как к этому вопросу, и к мигрантам в частности, относится Литва и не изменилось ли отношение литовцев к этому экономически-политическому союзу?

— Вы правильно сказали, что в Европе сейчас много индивидуализма, популизма. Это также связано с информационным полем. Потому что в информационном поле мы живем больше, чем в реальной жизни. Но, конечно, есть много причин, почему многие популисты или ультраправые приходят к власти в Европе, играя на темах миграции, недееспособности структуры Европейского Союза защищать национальный интерес и так далее. Это только часть правды. Мы тоже считаем, что ЕС, как большая бюрократическая структура, должен меняться. Она, видимо, слишком бюрократическая и не отвечает требованиям времени. Но с другой стороны, Евросоюз остается самым мощным экономическим блоком мира и самым успешным интеграционным объединением. Ведь других примеров нет. И эта система работает, особенно в экономическом плане. А в политическом, конечно, есть много разных интересов в плане внешней политики, которая всегда была не самой сильной стороной ЕС. Но в экономическом плане все работает. Конечно, есть угрозы — некоторые страны, между прочим, о возможном блокировании продолжения санкций против России, и это вызывает определенную тревогу. Но, как я говорил, основа, базис и ценности Евросоюза очень четкие. И, как минимум, экономически это не грозит ЕС. Литовцы остаются очень большими оптимистами относительно ЕС. Это, может, несколько парадоксально, но поддержка Евросоюза среди литовцев составляет более 70%. Это очень высокий показатель в контексте ЕС.

М. С.: —  Вы вспомнили о санкциях. По-видимому, вы читали интервью с австрийским Послом, так она вообще не уверена, сколько продержатся ограничительные меры против РФ. На ваш взгляд, сколько они продержатся и есть ли какие-то механизмы их сохранения? Может ли ваша страна настаивать и не дать возможности их отменить?

—  Мы тоже не можем быть уверены. Сейчас наш президент Даля Грибаускайте говорит, что раньше было возможно спрогнозировать политику ЕС на 3 года вперед. А теперь можно спрогнозировать максимум на 6 месяцев, и то это под вопросом. Поэтому очень сложно ответить на этот вопрос. Мы знаем, что в некоторых странах ЕС есть мощные силы, которые хотели бы вернуться к прежним отношениям с Россией. И действительно об этом говорится. И в Германии об этом говорит часть немецкого бизнеса. Но здесь важно понять, что санкции относительно России практически не навредили немецкому бизнесу.

«ЛИТОВСКОЕ ОБЩЕСТВО НЕ РЕАГИРУЕТ НА РОССИЙКИЕ ИНФОРМАТАКИ»

Виктория ГОНЧАРЕНКО, Днепровский юридический лицей:

—  В интервью газете «День» вы говорили, что литовцы имеют иммунитет к информационным атакам России. Как выработать украинцам такую сопротивляемость пропаганде и фейкам из Российской Федерации?

—  Это очень актуальный вопрос. Я не знаю, можно ли говорить на 100%, что каждый литовец имеет иммунитет от российской  пропаганды. Ведь мы можем смотреть российские телевизионные каналы, и часть общества их смотрит. Но обычно это развлекательные программы, которые некоторым людям кажутся привлекательными на российском телевидении. Было несколько случаев, когда Россия запускала откровенные фейки, на которые общество никак не реагировало. Напротив — наша пресса сразу сказала, что это неправда, и это все поняли.

Было несколько ярких примеров. Например, у нас есть дополнительный военный контингент НАТО, который возглавляет Германия. Была озвучена информация, как будто один немецкий военный изнасиловал девушку в Литве. Это была откровенная неправда, и общество не отреагировало на это, не поверило. Наша пресса не сомневалась, она сразу определила, что это фейк. Так и нужно бороться. Конечно, российская пропаганда очень креативна, и не всегда легко ее побороть.

«ПУСТЬ ИСТОРИЕЙ ЗАНИМАЮТСЯ ИСТОРИКИ, А НЕ ПОЛИТИКИ»

Ирина ЛАДИКА, Львовский национальный университет имени Ивана Франко:

—  У Литвы и Украины — много общей истории. Такая же ситуация у Украины и России. Как сохранить общую историю, чтобы не исказить ее, и чтобы кто-то не присвоил ее, как это делает Россия?

—  Во-первых, мы считаем, что историей должны заниматься историки. Это первый принцип. Когда политики начинают заниматься историей, это приводит к негативным последствиям. Конечно, история формирует определенную идеологию страны. И при построении страны, государства мы должны опираться на свою историю. Но когда история используется в международных отношениях, тогда получаем мало хороших примеров. Есть только один — между Литвой и Украиной. У нас никогда не было споров и конфликтных вопросов, начиная с 14 века и это очень большая ценность для нас.

Мы смотрим на то, что происходит в исторических делах между Украиной и Польшей. Это пример того, что политики слишком начинают заниматься историей. Конечно, все соседние страны в Европе имеют определенные конфликтные вопросы истории, потому что были войны, друг друга убивали. И лучший вариант — простить на политическом уровне друг друга и отдать этот диалог специалистам и ученым.

Например, Холокост — очень важный вопрос в этом регионе, для Литвы тоже. Мы в 2000-х годах создали Международную комиссию для исследования нацистских и советских преступлений. И это и модель, которую мы предлагаем и для Украины. В эту комиссию мы пригласили  ученых из США, Израиля, Германии и других стран, чтобы они исследовали и опубликовали свои выводы. А эти люди — научные авторитеты, с которыми трудно спорить.

М. С.: — Пан Посол, в вашей стране часто затрагивались вопросы к России относительно возмещения за советские преступления. Эта ситуация как-то сейчас развивается?

—   Думаю, что эта ситуация особенно не продвигается. Но для нас было морально очень важно заявить, что Россия ответственна за агрессию, посчитать убытки и предъявить счет. Это было бы полезно сделать и Украине. Конечно, Россия не будет согласна, но мы должны сделать это, потому что  мы действительно понесли убытки от оккупации. Украина также потеряла много из-за аннексии Крыма и фактической оккупации Донбасса.

«НАЦИОНАЛЬНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ КАК РЕГЕНЕРАЦИЯ ОБЩЕЙ ИСТОРИИ»

И. Л.: —  Также 12 июля продлился Литовский проект о национальной экспедиции, он имел целью популяризировать историю Украины и Литвы. Какая, по-вашему, роль медиа в отношениях Украины и Литвы?

—  Действительно это очень хороший и важный проект литовского общественного телевидения для литовцев и украинцев. Во время этой экспедиции было снято много материалов о современной Украине. Конечно, часть материалов посвящена нашей общей истории. Люди очень положительно, очень тепло встречали эту экспедицию на протяжении всего пути, и я сам проплыл с ними два последних дня по Днепру до Херсона. Это фантастический проект, которым должны заинтересоваться и украинские каналы. Планируется показ двадцати восьми серий. Осенью они начнут транслироваться, поэтому я думаю, это очень положительно.

В 2015 году был представлен проект о восстановлении надгробия князю Константину Острожскому . Это хороший пример  сотрудничества Украины и Литвы. Это дорогой проект, мы имеем поддержку литовского правительства и частного бизнеса. Хотим тоже хотя бы символической финансовой поддержки со стороны Украины, чтобы двигаться быстрее. Думаю, этот памятник будет завершен за 2-3 года. Есть много других примеров, ведь мы имеем много объектов общего наследия в Западной Украине, особенно в Тернопольской, Хмельницкой, Волынской областях. Мы проводим разные мероприятия, экспозиции. Ныне уже установлена постоянно действующая экспозиция в Каменец-Подольском замке о нашей общей истории. Также будет экспозиция в Мукачевском замке. Мы имеем такие объекты и в Литве, например, Греко-католическая церковь и монастырь Св. Троицы в Вильнюсе, которые были построены Константином Острожским, который является теперь единственным действующим украинским греко-католическим храмом в Литве.

«ПРИВАТИЗАЦИЯ — ЭТО СПОСОБ ПРИВЛЕЧЬ ИНВЕСТИЦИИ»

София ПОСТОЛАТИЙ, Сумской государственный университет:

—  Пан Посол, недавно в интервью изданию «Україна молода» вы сказали, что интерес к Украине со стороны литовского бизнеса большой. Можем ли мы говорить об инвестициях из Литвы в малый и средний бизнес? Как вы оцениваете развитие украинского бизнеса и возможности сотрудничества с Литвой?

—  Интерес бизнеса действительно большой, но мы бы хотели больше результатов. Ведь инвесторы еще остаются осторожными, как литовские, так и другие. Мы надеемся, что начнется реальная приватизация в Украине, а это способ привлечь больше инвестиций. Некоторые инвестиции делаются, и мы хотим больше таких примеров, но наш бизнес ожидает лучших условий в Украине, более стабильной правовой системы.

Есть и психологические стереотипы: из-за войны бизнес осторожно относится к Украине. Я думаю, что это не главная причина сейчас, есть и другие риски, в частности мало дешевых кредитных ресурсов, которые бы помогали делать инвестиции в Украину, потому что в украинских банках очень высокие проценты, по сравнению с европейскими. В Литве сейчас средний процент 2—3%, за которые можно получить кредит для бизнеса или на жилье на 25 лет.

«БАЛТИЙСКО-ЧЕРНОМОРСКИЙ ТРАНСПОРТНЫЙ КОРИДОР КАК СПОСОБ УЛУЧШИТЬ ЭКОНОМИКУ»

Яна ХРОМЯК, Киевский университет имени Бориса Гринченко:

— Меня интересует образование Балтийско-Черноморского транспортного коридора, рассмотрение которого состоялось в Посольстве Литовской Республики. Какие  все же возможности откроет для Украины коридор и каковы его перспективы?

—   Эта тема присутствует в наших отношениях уже 20 лет. Вы, по-видимому, слышали о таком проекте «Викинг», это контейнерный поезд. Мы видим потенциал, потому что он касается Черного моря, Азовского, это связь с Турцией и Азией. Географическое положение Литвы и Украины способствует созданию новых транспортных путей. Мы хотим, чтобы больше транзита поставлялось через Украину, потому Украине сейчас важно развивать инфраструктуру, порты, железные дороги, пути сообщения в целом. 

Мы стараемся работать дальше. Эту концепцию поддерживает и частный бизнес, и событие, которое состоялось у нас в Посольстве сегодня, 18 июля, частично инициированное и частным бизнесом, херсонскими компаниями, которые имеют интерес в развитии херсонского порта. Есть заинтересованность и турецких бизнесменов, и даже иранских, грузинских. Херсонский порт небольшой, потому мы убеждены, что можно как раз из него сделать хорошую модель, хороший пример, потому что он не нуждается в таких многих инвестициях, как другие большие порты. Ожидаем решений от украинского правительства, чтобы они помогали развивать этот коридор. Однако это дело не только Украины, она многонациональна. Нужно согласовать тарифы во всех транзитных странах, унифицировать таможенные процедуры и тому подобное. Хорошая новость, что в конце сентября планируется запустить пассажирский поезд Киев-Минск-Вильнюс-Рига.

«ЧЕРЕЗ КУЛЬТУРУ МОЖНО МНОГО ДОСТИЧЬ И МНОГО ПОКАЗАТЬ ЕВРОПЕ»

Эвелина КОТЛЯРОВА, Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко:

—  Каким образом в Литве распространяется украинская культура? Известно, что есть кафедра украинской филологии в Вильнюсском университете, не планируется ли открытие еще нескольких факультетов украинского языка в литовских университетах и какая ситуация с изучением литовского в Украине?

— Относительно украинской культуры в Литве — это больше вопрос к украинскому посольству в Вильнюсе (шутя). Но действительно, для Украины очень важно заниматься продвижением своей культуры за границей, это не менее важно, чем политическая работа. Я думаю, через культуру можно много достичь и много показать Европе.

Особенно не только традиционная культура, но и современное искусство, которое фантастическое в Украине. Но об этом недостаточно известно. И я думаю, это должно быть частью государственной политики. Действительно, это нуждается в ресурсах, но продвижение украинской культуры за рубежом очень важно. А относительно литовского языка в Украине — несколько парадоксально, что нет университета в Украине, в котором можно изучать литовский язык. Но это меняется, и мы очень ждем, что уже с осени появится специальность «Литовский язык» в КНУ имени Тараса Шевченко. Мы разговаривали и работали с несколькими университетами и в других регионах, потому уже надеемся, что это станет реальностью.

Яна ХРОМЯК, Летняя школа журналистики «Дня»-2018, фото Руслана КАНЮКИ, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments