Не знать истории - значит всегда быть ребёнком.
Цицерон, древнеримский политический деятель, выдающийся оратор, философ и литератор

Об украинском динамизме

Посол Этьен де Понсен: «Франция рассматривает Украину как таковую, что уже не относится к русскому или русскоязычному миру, а принадлежит к европейскому миру»
11 ноября, 2019 - 18:50

Новый глава дипломатической миссии Французской Республики в Украине Этьен де Понсен в отличие от предшественницы Изабель Дюмон не избегает острых вопросов относительно политики официального Парижа. А такие, как известно, накопились после последних заявлений президента Франции Эммануеля Макрона о так называемых нелегальных украинских бандах и «смерти мозга» НАТО.

— Мы начали разговор с господином Понсеном с его впечатлений от пребывания на «контактной линии» на востоке Украины вместе с американским, британским и немецкими коллегами 7 ноября.

«ЭТОТ ВИЗИТ ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛ РЕАЛЬНУЮ ВОЛЮ И ЖЕЛАНИЕ УКРАИНЫ ВЫПОЛНИТЬ ВЗЯТЫЕ НА СЕБЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА»

— У меня позитивное впечатление от этого визита, который состоялся вчера (интервью записывалось 8 ноября. — Авт.) и был чрезвычайно насыщенным. Во-первых, этот визит продемонстрировал реальную волю и желание Украины выполнить взятые на себя обязательства. Во-вторых, мы увидели, что все было подготовлено для операции, которая должна была пройти близ села Петровского. Мы смогли убедиться в высоком уровне профессионализма со стороны Украинских Вооруженных Сил. Но то, что поразило меня больше всего, это встречи с местными жителями, услышанное от них  стремление к миру, развитию контактов с теми, кто находится по другую сторону линии разграничения.

Очевидно, это смелые люди, которые остались там жить, преимущественно женщины, которым пришлось пережить тяжелые моменты, но которые на самом деле хотят мира и выражают определенное облегчение от перспективы разведения войск.

— Были ли вы за контактной линией?

— Нет, конечно, не были. Я и мои коллеги только встречались с людьми, которые живут по ту сторону и которые выражали желание относительно увеличения возможностей для пересечения, в частности,  количества пунктов пропуска.

«ЕСЛИ «НОРМАНДСКИЙ» САММИТ НЕ СОСТОИТСЯ, ТО ВСЕМ БУДЕТ ПОНЯТНО ТО, ЧТО ЭТО ПРОИЗОШЛО ПО ВИНЕ РОССИЙСКОЙ СТОРОНЫ»

— Господин посол, верите ли вы в то, что российский президент Владимир Путин искренне желает мира? Ведь недавно была новость, что в Кремле считают преждевременно говорить о проведении саммита в «нормандском» формате.

— Интерпретировать ход мнений президента Путина слишком сложная задача. На этот вопрос точно ответить не могу ни я, ни, думаю, президент Макрон.

Со своей стороны, мы стремимся сделать так, чтобы были выполнены все условия, которые сделают возможным проведение этой встречи. Или же если «нормандский» саммит не состоится, то всем будет понятно, что это произошло по вине российской стороны.

Впрочем, мы верим, что встреча состоится. Мы постоянно работаем, ежедневно на уровне президента республики идет работа по подготовке этого саммита. 9 ноября планируется новый телефонный разговор Эмманюеля Макрона с президентом Зеленским. То есть мы сохраняем надежду и работаем в этом направлении.

— Вы, очевидно, читали публикации, в которых экс-министр иностранных дел Павел Климкин, в частности и в интервью нашей газете, утверждает, что настоящая цель Путина взять под контроль Украину. Видите ли вы такую картину?

— Сейчас мы находимся в процессе, который был запущен где-то в начале лета. Президент Макрон перезагрузил определенные аспекты, и сегодня продолжается поэтапная работа. Ближайший этап на этом пути — проведение саммита в «нормандском формате». При этом мы не фиксируемся на сложных вопросах метафизического характера, на которые пока нет ответа. Мы отдаем предпочтение конкретной работе с постепенным продвижением вперед и созданием условий для того, чтобы приблизить перспективу мира.

Хотя я недавно работаю в Украине, но, оборачиваясь на тот путь, который был пройден с августа или сентября этого года, уже могу отметить существенное  продвижение в этом направлении.

Во-первых, удалось возобновить доверие между четырьмя сторонами упомянутого формата. Доверие, как вы понимаете, в частности, между президентами Зеленским и Путиным, является ключевой предпосылкой для восстановления мира. 

Во-вторых, состоялся обмен пленными, происходит разведение войск, нарабатывается перспектива саммита. Возможно, это не является большими этапами или большими шагами, тем не менее, начерчтан путь, по которому мы идем,  постепенно продвигаясь вперед.

«ФРАНЦИЯ ВИДИТ УКРАИНУ КАК УЖЕ НЕ ОТНОСЯЩУЮСЯ К РУССКОЯЗЫЧНОМУ МИРУ...»

— Господин посол, я читал мемуары Джорджа Буша-младшего, в которых он заметил, что президент Ширак в беседе с ним говорил, что Украина является частью России. Кроме того, многие эксперты отмечают образно, что французская элита смотрит на Украину глазами Москвы. Хотелось услышать от вас, отвечает ли это действительности с точки зрения французского МИД?

— Позвольте ответить, возможно, несколько нескромно, сославшись на мой собственный пример.  С учетом моего предыдущего карьерного пути, я, очевидно, первый французский посол в Киеве, который до этого работал только в западной части Европы, занимался европейской проблематикой, был послом в Болгарии, заместителем главы миссии в Польше. Я — это уже точно — первый посол, который никогда не работал в России и даже не говорит на русском. Я являюсь специалистом по проблематике Европейского Союза, а не «русскому миру» или СНГ. Я вижу в этом определенный сигнал. Возможно, его не стоит преувеличивать, впрочем, это является свидетельством того, что Франция рассматривает Украину как уже не относящуюся к русскому или русскоязычному миру, а относящуюся к европейскому миру.

То же самое я наблюдаю на примерах некоторых других западных коллег, которые прибывают работать сюда. И это свидетельствует об изменении взгляда со стороны западного мира на Украину.

— А можете рассказать, как вы объясняли в украинском МИД неделю назад слова Макрона, который в интервью местному проправому изданию заявил о так называемых нелегальных украинских бандах?

— Да, я имел возможность пообщаться по этому поводу с коллегами из украинского МИД, и мы пришли к согласию, что слова нашего президента были не совсем верно интерпретированы и изъяты из контекста, потому что интервью, о котором идет речь, было посвящено преимущественно французской внутренней проблематике.

Состоялась некорректная интерпретация, возможно, со стороны журналистов, но это дало мне возможность подтвердить моим коллегам в украинском министерстве, что нет никаких проблемных вопросов относительно свободного передвижения украинских граждан.

Можно сказать, что инцидент исчерпан, в частности, во время вчерашней поездки никто не вспоминал об этом, можно сказать, эпифеномене. Наоборот, мы отмечаем весьма позитивное развитие франко-украинских отношений за несколько последних недель. Это объясняется, возможно, тем, что наши лидеры являются представителями одного поколения, наладили хорошую связь, уважают друг друга. Довольно исключительным, по моему мнению, является то, что они, по крайней мере, раз в три недели разговаривают по телефону. Как вы знаете, президент Зеленский был принят в Елисейском дворце еще до своего избрания. И это достаточно сильный знак.

«...МЫ СЛЫШИМ ОТ ЗЕЛЕНСКОГО ИСКРЕННЕЕ ЖЕЛАНИЕ ДАТЬ НОВОЕ ДЫХАНИЕ РАЗВИТИЮ СТРАНЫ»

— Кстати, какое ваше личное впечатление от Зеленского после общения с ним частно и публичных встреч?

— На меня производит впечатление тот дискурс, с которым он выступает, его искреннее стремление реформировать страну. И во время наших частных встреч, и во время его публичных выступлений мы слышим от президента Зеленского искреннее желание дать новое дыхание развитию этой страны.

Я ценю также его искренность и откровенность. Он признает, что ему самому и его команде, возможно, не хватает определенного опыта, учитывая их возраст и как новичкам в политике. Впрочем, они готовы исправлять ошибки, когда они встречаются. То есть есть такое соединение между искренним стремлением к реформированию и способностью быть самокритичным, исправляться на этом пути, и такой подход действительно  подкупает.

Господин посол, можете рассказать о своих впечатлениях от экономического форума в Мариуполе, в котором, согласно вашему твиту, приняли участие 20 французских компаний?

— Этот форум в Мариуполе является хорошим примером, потому что к нему были вопросы, насколько возможно обеспечить массовое присутствие гостей, привезти их туда. По результатам могу сказать, что организация была бездупречной, состоялись очень насыщенные обмены, презентации. Это была прекрасная возможность для французских компаний, которые готовы инвестировать в Украину, получить презентацию этого региона.

Мариуполь для Франции несколько особенный город. Как вам известно, мы положили начало там партнерству по производству питьевой воды, а также имеем длительные и тесные связи с мэром города. Поэтому для Франции очень хорошо, что местом проведения избрали  именно Мариуполь.

Мы считаем, что в Мариуполе и в целом в регионе стоит прилагать еще больше усилий, учитывая близость линии разграничения и вызовы, которые там встают.

— А вы еще сообщали о подписании договора на сумму 100 млн евро?

— Да, на форуме было подписано соглашение о финансирования реализации проекта по строительству завода по производству питьевой воды, которое будет включать концессионную ссуду от Госказначейства Франции и участие со стороны Европейского Инвестиционного Банка.

«МАКРОН ПРАВ, КОГДА ГОВОРИТ О ТЕХ ПРОБЛЕМАХ, КОТОРЫЕ СУЩЕСТВУЮТ СЕГОДНЯ ВНУТРИ НАТО, С ТЕМ ОТХОДОМ НАЗАД СО СТОРОНЫ США»

 — Господин посол, вы, очевидно, видели много критических комментариев в СМИ в мире, и в Украине после интервью президента Макрона журналу Economist, в котором он заявил о смерти мозга в НАТО. Один из них @james_rogers отметил, что «НАТО находится под стратегической ядерной защитой Великобритании и США, которые реально осуществили передовое размещение обычных войск в Балтийских странах, Польше, Румынии, Исландии и других странах. А где Франция?». Как вы прокомментируете само заявление президента и комментарий эксперта?

— Начну ответ со второго аспекта вашего вопроса. Мы отправляли свои военные средства. Французские истребители регулярно принимают участие в операциях по контролю над воздушным пространством на Балтике. В определенный период там находились также французские танки. Мы, как добросовестный и важный член Североатлантического Альянса, принимаем участие в коллективных усилиях, как в Балтийском регионе, так и в других частях света.

Что касается первой части вопроса, по моему мнению, в лице президента Макрона мы имеем шанс иметь во главе государства лидера международного масштаба, который имеет смелость поднимать проблемные вопросы и заявлять о необходимости их решать.

Можно спорить о той манере или форме, в которой он это делает. Но я считаю, что Макрон прав, когда говорит о тех проблемах, которые существуют сегодня внутри НАТО в связи с определенным отходом со стороны США, который происходит при правлении нынешнего американского президента.

Очевидно, что существует проблема, когда Турция, наш союзник в рамках НАТО, прибегает к военной операции на территории другой страны, в то время как другие члены Альянса выступают против этого.

Существует два решения этой ситуации. Первый вариант — мы все замалчиваем или же говорим об этом за закрытыми дверями. Второй — мы выносим этот вопрос на обсуждение. И в перспективе саммита НАТО, который состоится в начале декабря, президент Макрон заявил о желании выложить на стол и обсудить этот вопрос.

Но другое предложение президента Макрона по привлечению России к европейской архитектире безопасности вызывает большое сопротивление со стороны Польши, балтийских стран и Украины. Все они не понимают, как можно привлекать к сотрудничеству в вопросах безопасности страну, которая создает многочисленные конфликты с соседними государствами, поддерживает кровавый сирийский режим и тому подобное и нарушает многочисленные международные договоры. Что вы скажете по этому поводу?

— Здесь имеет место тот же подход. Президент Макрон напоминает объективные факты: можно иметь какую угодно позицию относительно России, но она остается в Европе и уже по крайней мере в течение трех веков тесно связана с историей Европы.

Поэтому, если сегодня Россия начнет возвращаться в Китай, это приведет к большому смещению геополитических балансов. Поэтому нужно попытаться сделать все необходимое, чтобы сохранить ее внутри европейской архитектуры. Но это не значит, что мы снисходительны к Россию, скорее наоборот.

«ВОПРОС СНЯТИЯ САНКЦИЙ С РФ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ПРИВЯЗАНЫ К ОПРЕДЕЛЕННЫМ ВЕЩАМ, НЕ ОБСУЖДАЕТСЯ»

— Но тогда следует ждать от России встречных шагов как в сфере демократии, выполнения обязательств по соблюдению прав человека в России, и, например, выведения российких войск с востока Украины и возвращения Крыма. Ведь цель введения санкций США, ЕС, Канадой, Японией и Австралией против РФ заключается, по словам президента Барака Обамы, в том, чтобы рост платы за агрессию заставила Путина отказаться от действий в Украине и выйти из Крыма. Как можно ждать, что на Востоке Украины будет наконец восстановлен мир и Россия вернет Крым?

— Условия для этого известны, они не изменились и остаются в силе. Вопрос снятия санкций с РФ, которые были привязаны к определенным вещам, не обсуждается. Позиция Франции относительно этого всегда была четкой, мы  повторяли ее неоднократно и она остается такой. Но это не мешает нам в то же время размышлять над тем, каким образом нам работать и оставаться в рамках этой общей архитектуры европейской безопасности, включая Россию.

Я освещал роботу двух пленарных сессий ПАСЕ летней и осенней. И на осенней сессии Ассамблеи президент Макрон, который выступал за возвращение российской делегации и назвал Совет Европы Храмом демократии. Но после этого поведение России по соблюдению прав граждан, в частности и права на протесты, участие в выборах, абсолютно не изменилось, что продемонстрировали местные выборы в этой стране. И стоит ли в такой ситуации говорить, что возвращение полномочий российской делегации было оправданным, ведь в знак протеста против такого решения украинская делегация не принимала участие в осенней сессии?

— Во-первых, на самом деле нам искренне жаль, что украинской делегации нет в ПАСЕ. Нам ее очень не хватает, мы это ощущаем и надеемся, что вскоре украинская делегация сможет вернуться. В любом случае лучше быть внутри институции, чем определенным образом быть за ее пределами и бойкотировать ее деятельность.

Во-вторых, решение относительно возвращения РФ принималось не Францией, а широким большинством стран-членов ПАСЕ. Что касается нашего мотива, то он был достаточно простой. Речь шла о том, чтобы сохранить для российских граждан возможность доступа к Европейскому суду по правам человека и защите со стороны Европейской конвенции по правам человека, которого они могли лишиться в результате выхода России из Совета Европы.

Дипломатия заключается в том, чтобы всегда делать выбор. Возможно, среди имеющихся решений мы вынуждены были выбирать менее плохое. В результате было решено определить как приоритет сохранение для российских граждан доступа к институциям Совета Европы.

«...ФРАНЦИЯ НЕ БУДЕТ ИЗБЕГАТЬ СВОИХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ КАК ЧЛЕН МЕЖДУНАРОДНОГО СООБЩЕСТВА, ЧЛЕН СОВЕТА БЕЗОПАСНОСТИ ООН»

— Кстати, сегодня в своем твите экс-министр Климкин сделал следующее предложение, которое бы способствовало разрешению конфликта на Донбассе с привлечением Франции. В частности, он написал следующее: «Макрон хочет более сильную и суверенную Европу. Я тоже. Только для этого нужно начать делать серьезные вещи. Согласовать с РФ и создать миссию ЕС для Донбасса, например. С французскими военными и жандармерией как полицией. Вот тогда это лидерство и достойный результат для Франции и ЕС...» Что вы скажете на это?

— Я не думаю, что уместно так бросаться идеями. Как я уже отмечал, в настоящий момент идет определенный процесс. И если появится вопрос о том, чтобы послать миротворцев под эгидой ООН для урегулирования конфликта на Донбассе, то этот вопрос будет должным образом рассмотрен. На сегодня приоритетом является проведение саммита в «нормандском формате».

— Так в таком случае мы можем ожидать, что Франция отправит французских военных и жандармерию на Донбасс?

— Если мы увидим необходимость, уместность и эффективность такого решения, то, бесспорно, Франция не будет избегать своих международных обязательств как член международного сообщества, член Совета Безопасности ООН. Как известно, Франция имеет опыт подобных операций, например в Мали и в других частях мира.

Но нужно быть бдительными и внимательными, чтобы избегать ситуаций, когда миссия по поддержке мира остается 20-30, а то и 40 лет на территории страны, как в случае Кипра, где с 1974 года уже в течение 45 лет присутствуют «голубые каски», но это не приводит к прогрессу в решении проблемы.

«ХОЧУ ОТМЕТИТЬ, ЧТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО У УКРАИНЫ ЕСТЬ ПОТЕНЦИАЛ И, СООТВЕТСТВЕННО, ЕГО НУЖНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ»

— Пан Посол, можете сказать, какие три-пять целей или  приоритетов  вы поставили себе на период пребывания главой французской дипломатической миссии в нашей стране?

— Их много. Во-первых, конечно, я буду работать над последующим улучшением наших политических отношений. Во-вторых, я буду работать над улучшением и изменением имиджа Украины во Франции, чтобы он не сводился только к проблематике конфликта, но и демонстрировал другую Украину, которая динамично развивается и имеет большой экономический потенциал, способный заинтересовать французские компании, которые должны играть особую роль в этих процессах.

Хочу отметить, что мы имеем немало отраслей и признанную экспертизу, например транспорт или же сельское хозяйство. То же самое сказать о сфере новых технологий. То есть есть отрасли, где мы можем иметь конвергенцию между компаниями наших стран. Хочу отметить, что Украина действительно имеет большой потенциал и его нужно соответственно использовать.

Кроме того, напомню, что до конца года Франция председательствует в «Большой семерке» и нашей задачей является поддержка Украины на пути реализации реформ.

Таким образом, тематика для сотрудничества очень широкая. Главное место в ней  занимает сфера культуры, которой мы уделяем особое внимание.

Вы знаете, что Франция имеет определенное преимущество благодаря сети «Альянс Франсез», которая распространена по всей стране. И я в действительности определил для себя приоритетом  посещать регионы Украины. На сегодня я уже был в нескольких городах, совсем  недавно  был в Ривном. Запланированы новые такие поездки, что позволит распространять деятельность посольства по всей стране, не ограничиваясь Киевом.

Известно, что французские компании, которые работают в Украине, создали несколько десятков тысяч рабочих мест. И несколько месяцев назад президент Зеленский призывал французский бизнес идти в Украину. Можете сказать, за период деятельности новой власти улучшился ли существенно инвестиционный климат в Украине, достаточно ли принято новых законов или новых регуляторных актов для этого, чтобы мы увидели значительное расширение присутствия французских компаний в нашей стране?

— Бесспорно, речь идет о совокупном пакете реформ. Хотя, конечно, мы осознаем важность имплементации в жизнь все то, что принимается.  Но, по моей оценке, движение идет в правильном направлении. Недавно принят закон о незаконном обогащении, законопроекты относительно судебной сферы. Мы надеемся, что уже вскоре они будут иметь свой позитивный эффект.

Остается еще ряд важных условий, которые нужно выполнить. В частности, мы с нетерпением ожидаем завершения переговоров и заключения соглашения между Украиной  и МВФ. Ведь это является ключевым условием последующего развития экономики и стабильности в стране.

«РЯД ПОДПИСАННЫХ ПОКАЗАТЕЛЬНЫХ КОНТРАКТОВ ОТКРЫВАЕТ ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ НАСТОЯЩЕГО ПАРТНЕРСТВА МЕЖДУ УКРАИНОЙ И ФРАНЦИЕЙ»

— Кстати, а какой является тенденция в двусторонней торговле и инвестициях за последний год? Происходят ли какие-то изменения в этом плане?

— Да, могу подтвердить это. За последний год объем торгового оборота между странами увеличился где-то на 8%, и эта тенденция, как мы ожидаем, усилится и в следующем году.

Ряд подписанных показательных контрактов открывает возможности для настоящего партнерства между Украиной и Францией, не сводя наше сотрудничество сугубо к продаже определенных товаров.

Речь идет, как вы понимаете, о соглашении о поставках 50 вертолетов, что символизирует не только изменение системы авиационной безопасности, но и в целом изменение менталитета. Ведь речь идет о переходе от советского прошлого в этой сфере к современным западным технологиям и стандартам в этой сфере.

Использование этих вертолетов символизирует очень конкретные полезные вещи для украинского населения. Это гражданская безопасность и поиск в открытом море, транспортировка раненых и прочее. Целый ряд служб под эгидой Министерства внутренних дел — пограничная служба, национальная гвардия и другая — будут иметь выгоду от использования этих вертолетов в интересах украинского населения.

Я видел сообщение министра Авакова, который, находясь в Оксфорде, встретился с вице-президентом Airbus Helicopters Оливье Мишелоном и договорился о поставке десяти вертолетов в 2020 году и открытии сервисного центра в Украине.

— В действительности в рамках подписанного контракта предусмотрено также создание тренировочного центра в Кременчуге, куда в следующем году будет поставлен и введен в строй симулятор полетов. И это является свидетельством нашего серьезного подхода к настоящему контракту как к широкому партнерству, включая продажу, сервисное обслуживание и подготовку соответствующего персонала.

Можете ли вы сказать, что контракт выполняется гладко, есть ли проблемы с его реализацией?

— Если бы было так, то я был бы доволен. Но, вы знаете, жизнь такова, что всегда что-то случается. Но это нормально. Хочу подчеркнуть, что речь идет о глубинных изменениях, переходе к новой культуре подходов. Это нуждается не только в определенной учебе, но и переформатировании мышления. Ведь речь о высоких технологиях, при этом не забывая об аспектах безопасности.

Даже на уровне учебников, которые до этого все были на русском, нужно осуществить изменение. Все это не так быстро и легко делается. Но я уверяю вас, что процесс идет, и я слежу за настоящим контрактом очень внимательно.  Я надеюсь, что из контракта поставок 50 вертолетов в Украину нам удастся сделать образец партнерства.

В настоящем контракте примечательно то, что первый аппарат был поставлен уже через четыре месяца после его подписания, потому что обычно, в таких масштабных контрактах, первой поставки приходится ждать два-три года.

А как относительно общего строительства патрульных катеров, когда это будет возможно? Как известно, такая возможность в середине октября обсуждалась во время встречи министра внутренних дел Арсена Авакова с министром транспорта Франции Жан-Батистом Джеббари.

— Что касается этой темы, то она находится в процессе развития. Речь идет о качественной продукции, которую мы можем предложить. Такие катера производит  небольшая, но очень эффективная  французская компания. Идет процесс переговоров, и я надеюсь, что вскоре он завершится и мы сможем сделать официальное сообщение.

Как вы понимаете, это очень важно. Ведь наличие таких кораблей позволит Украине возобновить контроль над территориальными водами.

— Ведутся ли сейчас переговоры между нашими странами касательно сотрудничества в атомной энергетике?

— Это тематика, в которой существует давнее сотрудничество между Францией и Украиной, ярким примером чего было строительство нового саркофага над разрушенным четвертым реактором ЧАЭС. В структуре посольства мы имеем атташе по вопросам ядерной безопасности.

В этой сфере несколько недель назад мы имели повод к определенной обеспокоенности, учитывая запланированное переподчинение агентства по вопросам ядерной безопасности. Мы обратились за объяснениями и, насколько я понимаю, решение было найдено, и на сегодня оно остается подчиненным непосредственно премьер-министру.

«ОБА НАШИХ НАРОДА ИМЕЮТ ОБЩИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ, ВЫХОДЯЩИЕ ИЗ ЕВРОПЕЙСКИХ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫХ ПРИНЦИПОВ»

— Пан Посол, какую роль, по вашему мнению, могут сыграть определенные общие моменты в истории наших стран — Анна Киевская, которая стала женой французского короля, и культура для сближения наших народов?

— Частично по своему образованию я историк. Поэтому мне об этом известно, и я осознаю важность этих исторических и памятных аспектов в истории народов и тех связей, которые образуются между ними в течение истории. Оба наших народа, я убежден, имеют общие исторические корни, которые выходят из европейских цивилизационных принципов.

Фигура Анны Ярославны действительно является символической. Во французском городе Санлис ей установлен памятник, она занимает главное место в контексте общей европейской истории. И это является символом той древней связи, которая существует между нашими народами. Представьте, в те времена пересечь всю Европу, чтобы стать женой французского короля, было незаурядным событием.

Но есть пример в обратном направлении. Недавно мы отметили фигуру Оноре де Бальзака, установив бюст в его честь неподалеку от Посольства.  С другого конца Европы в Украину приехал человек, которого побуждала любовь, и здесь образовался союз, который дает нам еще один пример этой общей Европы, которая существует много веков.

На будущей неделе состоится еще одно событие в этом смысле, когда мы будем отмечать годовщину со дня рождения Сони Делоне, которая тоже является фигурой, объединяющей наши страны.

Французское присутствие в Украине очень значительно. Я убедился в этом недавно, посетив Одессу, уже в начале моей работы в Украине.

Всем нам надлежит сегодня обновлять те связки, которые существовали между нашими странами в течение веков, но были несколько омраченные десятилетия коммунизма, которые временно исключили Украину из этого контекста общего европейского пространства.

— А что должно еще быть сделано, чтобы рядовые французы воспринимали Украину как часть Европы, а точнее Европейского Союза?

— Нужно как можно больше позитива об Украине доносить до Франции и не сводить, как я уже отмечал, информацию о ней к проблематике конфликта на Донбассе. Потому что все, кто приезжает сюда, сразу имеют позитивное впечатление от этой динамичной страны, украинской молодежи, украинской кухни и ритма жизни украинских городов. Все это нужно как можно больше доносить до Франции.

— И как это можно сделать, через Украинский институт во Франции или, возможно, каким-то другим методом?

— Построение имиджа страны — это длительный процесс, который требует последовательных и систематических усилий. Нужно всячески развивать обмены. И вы правы, Украинский институт в Париже должен сыграть особую роль в этом процессе.

Визит президента Французской Республики в ответ на полученное приглашение,  который, я надеюсь, состоится, по моему убеждению, также будет способствовать тому, чтобы французы узнали больше о вашей стране. Здесь поле работы очень широкое. И нужно всем браться за то, чтобы устранить последствия того искусственного отделения, о котором я вспомнил и которое длилось почти век для Украины по отношению к Европе.

«Я НАДЕЮСЬ, ЧТО ВИЗИТ МАКРОНА СТАНЕТ ПОЗИТИВНЫМ ВКЛАДОМ В БОЛЬШУЮ ОСВЕДОМЛЕННОСТЬ ФРАНЦУЗОВ О ВАШЕЙ СТРАНЕ»

— Пан Посол, можно ожидать, что президент Макрон посетит Украину до конца года?

— Вопрос не стоит о визите к концу года. Он получил приглашение и хочет посетить вашу страну. Я надеюсь, что визит президента Макрона состоится и станет позитивным вкладом в большую осведомленность французов о вашей стране.

— Существуют ли какие-то условия для осуществления этого визита?

— Никаких особых условий, с которыми был бы связан этот визит. Все сводится к тому, чтобы найти удобный момент в рабочем графике президента. Он в действительности  осознает тот дефицит, который существует в президентских визитах в Украину. И это тем более его мотивирует на то, чтобы приехать сюда. В то же время его рабочий график очень напряженный и насыщенный. К счастью, его мандат еще не заканчивается. У него, по крайней мере, еще два с половиной года президентства, поэтому я убежден, что он посетит вашу страну.

В завершение можете сказать, что больше всего вас поразило в Украине за время пребывания с начала каденции посла?

— Во-первых, больше всего меня поражает динамизм, свойственный вашей стране. Во-вторых, легкость в доступе и в контактах с руководством страны. В-третьих, качество жизни, которое я наблюдаю на улицах Киева, в ресторанах, кафе, определенное жизнелюбие и оптимизм, который присутствует несмотря на все сложности.

Конечно, Киев и Одесса — это не вся Украина. Впрочем, недавно был в Ривном и наблюдал тот же динамизм и то же желание двигаться и вписываться в общую европейскую судьбу.

В другом диапазоне эмоций меня, конечно, поражает боль, связанная с конфликтом, который длится на востоке и который я имел возможность увидеть собственными глазами.

Нужно признать, что сегодня на Западе можно слышать, что этот конфликт является замороженным, но это не соответствует действительности. Только в октябре погибли 13 военных и 13 семей пережили такую трагедию.

Во время моего пребывания в Ривном мэр мне рассказал, что с начала конфликта погибло 20 жителей этого города, 20 семей было погружено в эту горечь потери. Будучи представителем Франции, которая хранит очень болезненные воспоминания о Первой мировой войне, каждый город которой имеет памятники жертвам этой войны, я глубоко сочувствую, потому что знаю о чем идет речь, чувствую ту боль, которая есть в сердцах украинцев.

Поэтому, возвращаясь к началу разговора, хочу отметить, что всем нам нужно сделать должное, чтобы восстановить мир и положить конец этому конфликту. И таким образом сохранить жизни молодых людей, молодых воинов, которые защищают свою Родину.

Мыкола СИРУК, «День». Фото автора
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ