Выбирать себе правительство вправе лишь тот народ, который постоянно находится в курсе происходящего.
Томас Джефферсон, выдающийся политический деятель, дипломат и философ эпохи Просвещения, один из авторов Декларации независимости США, 3-й президент США в 1801—1809 годах

Белградский разворот?

Каков результат визита Петра Порошенко в Сербию
5 июля, 2018 - 19:47
ФОТО НИКОЛАЯ ЛАЗАРЕНКО

Визит Петра Порошенко в Сербию вызвал удивление даже у опытных дипломатов и ведущих экспертов по международной политике.

Как отметили западные агентства, Президент Украины неожиданно решил встретиться с лидером государства, которое является ключевым российс союзником в Европе. В свою очередь украинские международники вспомнили не просто о пророссийской, а об антиукраинской позиции Белграда по целому пакету вопросов.

Сербия с самого начала российско-украинского противостояния в начале 2014 года категорически отказывается принимать любые решения, которые вредят интересам РФ.

Известно, что Сербия принципиально не присоединилась к западным санкциям, введенным против России из-за аннексии Крыма и событий на Донбассе, невзирая на то, что статус официального кандидата на вступление в Евросоюз делает для Белграда проведение согласованной с Брюсселем внешней политики практически обязательным.

В прошлом году Сербия проголосовала против резолюции ООН относительно Крыма, где РФ фактически определялась как «страна-оккупант» и, таким образом, стала единственным государством в Европе за пределами экс-СССР, которое стало в этом вопросе на сторону Москвы.

Сербия, хотя и провозглашает свою военную нейтральность, на деле в последние годы активно развивает сотрудничество с Россией в военном плане. Сербская власть очень радуется  потоку военной техники, который течет в Белград из Москвы в качестве подарков, — это и военные самолеты, и танки.

Сербия является наблюдателем в военном блоке под руководством России, в Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ, Ташкентский договор), соответственно, сербские военные регулярно принимают участие в совместных учениях с россиянами.

В частности, несколько дней под Новороссийском уже в четвертый раз состоялись учения «Славянское братство-2018», в которых приняли участие десантники из России, Беларуси и Сербии. В этом году военные трех стран отработали общие действия по подготовке и применению коалиционной тактической группы для проведения миротворческих и антитеррористических задач.

На неофициальном уровне отношение Сербии к Украине во многих случаях также является недружелюбным.

Сербские политики — причем, не маргиналы, а члены парламента, — регулярно посещают с визитами оккупированный Крым и даже марионеточные «республики» на Донбассе.

Настроены пророссийски сербские радикалы активно участвовали в захвате Крыма, а теперь воюют на востоке Украины на стороне пророссийских сепаратистов.

Сербская православная церковь недавно объявила тех, кто требует автокефалии для Украинской Церкви, раскольниками и богохульниками, а тех, кто им помогает — врагами всего славянского православного мира.

На этом фоне для решения Петра Порошенко посетить с официальным визитом именно Сербию должны были быть очень веские основания, а результаты поездки должны были бы стать просто «прорывными». Впрочем, и через несколько дней после поездки Порошенко на Балканы так и неизвестно, в чем заключаются позитивные для Украины итоги президентского вояжа.

Одним из позитивов якобы должна была стать договоренность о расширении соглашения о безвизовом режиме для граждан двух государств. После завершения всех формальностей, украинцы смогут находиться в Сербии без виз до 90 дней в течение 180 дней и так же сербы в Украине. Но на самом ли деле для украинцев это решение является важным в условиях, что Сербия не является ни популярным туристическим направлением (потому что там нет моря),  ни страной, куда едут наемные работники?

По данным украинских СМИ, в прошлом году сербы посещали Украину в три разе чаще (36,5 тыс.), чем украинцы — Сербию (10 тыс.), то есть безвиз теперь является более полезным для граждан Сербии, чем Украины.

Другое позитивное известие из Белграда — это переговоры о зоне свободной торговли между двумя странами, которые, якобы, уже почти на финишной прямой. Теперь торговые отношения между Украиной и Сербией развиваются достаточно динамически.

По словам Порошенко, товарооборот между странами в первом квартале проходящего года вырос на 34%. Минэкономразвития сообщает, что в 2017 г. сербско-украинский товарооборот, по сравнению с 2016-м, увеличился на 21,5% и составил $ 319 млн. Относительный рост, безусловно, существенное, однако абсолютные цифры не поражают. По данным СМИ, рост товарооборота, например, с Венгрией, в прошлом году составил 31,2% или $ 629 млн. Это в два раза больше, чем весь товарооборот с Сербией.

Другое дело, что соглашение о Зоне свободной торговли с Украиной, может, очень нужно самой Сербии, потому что она может упростить присоединение этой балканской страны к Всемирной торговой организации — именно таким путем в свое время договорилась с Украиной, в канун своего вступления во ВТО, Черногория.

Что касается политических вопросов, то все проблемные темы — от контактов с оккупированным Крымом и сепаратистскими образованиями на Донбассе до вопроса привлечения к ответственности сербских боевиков на востоке Украины — поднимались украинскими высокопоставленными должностными лицами во время поездки в Белград. На эти темы говорил и Порошенко, и министр иностранных дел Павел Климкин. Но практический результат мы сможем оценить только после того, как увидим практические последствия договоренностей. Например, должно остановиться взаимодействие сербских политиков с оккупационными администрациями в Крыму и на Донбассе. Что касается приговоров сербским наемникам «ДНР/ЛНР», то сербские источники пока еще не предоставляют новую информацию относительно судов по таким лицам. Наверное, выводы здесь тоже делать еще рановато.

По замыслу, прорывным результатом поездки Порошенко в Белград должна была стать договоренность о поддержке Сербской православной церковью предоставления автокефалии, поместного статуса Украинской Православной Церкви. Для этого Президент Украины в рамках визита в Белград провел встречу с Патриархом Сербской православной церкви Иринеем. Впрочем, удалось ли договориться именно об автокефалии, неизвестно. Говорили больше о Косово.

Глава Украинского государства призывал Патриарха молиться за мир и акцентировал на поддержке территориальной целостности Сербии. В свою очередь Ириней отметил, что высоко ценит украинскую государственническую позицию по статусу южной сербской провинции Косово и Метохии, а также готовность президента посодействовать в возобновлении и защите сербских православных церквей и монастырей.

Напомним, что идею с возобновлением храмов в СПЦ в Косово при украинской поддержке раньше уже продвигал Посол Украины в Сербии Александр Александрович. В средине июня он побывал на аудиенции у Патриарха Сербской православной церкви Иринея, во время которой подтвердил, что Украина твердо поддерживает позицию Сербской Православной Церкви относительно статуса южной сербской провинции Косово и Метохии и предложил помочь восстановить поврежденные во время столкновений в этом регионе храмы.

На самом ли деле Киеву удастся за обещание восстановления собственности СПЦ в Косово добиться от сербских церковников поддержки относительно предоставления автокефалии Украинской церкви, мы узнаем только тогда, когда это решение будет приниматься Вселенским патриархатом и позиции всех церквей будут обнародованы.

Но эти попытки наладить контакты с сербским православием имеют и другие последствия, здесь и сейчас.

В сущности, демонстрация дружбы с Сербской православной церковью и акцент на твердой поддержке территориальной целостности Сербии со стороны официального Киева — это политическая декларация о том, что государство Украина возвращается (или отмечает, что никогда и не всходило) из принципов поддержки своих православных славянских братьев на Балканах. То есть, к «российскоподобной» балканской политики. Это, сейчас и является основным итогом визита украинского президента в Белград.

Конечно, президент Сербии Александар Вучич отмечал, что Сербия не признает Крым, как Украина не признает Косово, но сама привязка этих двух абсолютно разных случаев, тоже является проявлением, скажем так, незападной ориентации украинской внешней политики.

Косово не является аннексированным, оно провозгласило независимость, и сейчас его признали более чем 100 стран мира. Международный суд ООН признал, что объявление независимости было не противоречащим нормам международного права. Косово признают государством ключевые западные союзники Украины — Германия, Франция, США. Есть еще много отличий, но несовпадений с крымской ситуацией.

Дипломатический маневр Киева на Балканах имеет все шансы иметь долговременные и концептуальные последствия.

Во-первых, отношение к Украине в регионе со стороны других стран полностью может измениться. Дело даже не в Косово, которое фактически является нашим естественным союзником во время российской гибридной агрессии в Украину и российской поддержке сербской гибридной политике в этому региону, хотя мы теперь явно в этом противостоянии есть на стороне Сербии и РФ. Речь о других странах, с которыми Украина могла бы дружить не хуже, чем с Сербией, которые ввели санкции против России и активно помогают Украине. Так, Хорватия очень много делает для поддержки Украины, передает свой опыт мирной реинтеграции, Албания является ключевым донором по некоторым программам сотрудничества Украины с НАТО, но Киев уже длительное время не назначает посла в Загреб, а в Тиране вообще не открывает свое посольство. Не надо быть балканистом, чтобы понять, что подумают хорватские и албанские главы после вояжа украинского президента в Белград.

Во-вторых, делая друзей России своими друзьями, мы рискуем попасть в ловушку, которую сами же себе создаем, во время урегулирования конфликта на Донбассе.

На последних учениях «Славянское братство — 2018» российские СМИ увидели все признаки того, что Россия активно готовится сама и готовит Беларусь и Сербию к миротворческим операциям. Вариантов два — Косово и Донбасс. На Востоке Украины россиян в «голубых шлемах» международное сообщество видеть не хочет, а вот на белорусов и сербов якобы может и согласиться. Единственным шансом на недопущение введения на Донбасс миротворцев, дружественных России (причем в формальном смысле, членов или наблюдателей в ОДКБ), была бы твердая позиция Украины. Теперь, после контраверсионного визита главы Украинского государства в Белград и заявления о дружбе и отсутствии «открытых вопросов» и проблем в двусторонних отношениях, у нас просто нет аргументов, чтобы протестовать против того, чтобы контингент миротворцев не был сформирован из военных союзников РФ.

Стоит отметить, что никто и никогда из украинских экспертов не предлагал и не предлагает «делать из Сербии врага». Но многомерная оценка всего комплекса внешнеполитической ситуации в мире, четкая формулировка собственных стратегических интересов и избрание наиболее эффективного метода их продвижения не помешало еще ни одной стране.

Наталья ИЩЕНКО
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments