В борьбе вырастает сила.
Симон Петлюра, украинский государственный, военный и политический деятель, публицист

Цены на нефть и сумерки «Русского мира»

Кончается 2015-й год. Те тенденции, которые обнаружились к концу года в мировой политике, делают ситуацию в мире еще более запутанной и непредсказуемой
30 декабря, 2015 - 14:16
Фото Reuters

Однако одна тенденция проявилась в последние недели 2015 года вполне определенно, и именно она, по всей видимости, будет определять ход основных событий как в наступающем 2016 году, так и в обозримом будущем.

Еще в начале 2015 года мне довелось предсказать, что к концу года цена барреля нефти марки  Брент упадет до 40 долларов. Сейчас, в 20-х числах декабря, она торгуется между 37,5 и 38 долларами за баррель, и шансов на то, что цена на энергоносители в ближайшее время поднимется, практически нет. Наоборот, вполне вероятным выглядит прогноз, согласно которому к концу 2016 года стоимость нефти может упасть до 30 долларов за баррель.

Слишком много факторов работает сейчас на падение нефтяных цен, тогда как противоположно направленные факторы практически не проявляются. Тут и жесткая политика Федеральной резервной системы, и укрепление курса американского доллара, что обычно способствует падению цен на нефть. Тут и ИГИЛ, торгующая нефть с захваченных месторождений в Ираке, Сирии и Ливии по бросовой цене. Тут и возвращающийся на рынок энергоносителей после снятия санкций Иран, готовый будет торговать по демпинговым ценам, чтобы отвоевать свою часть рынка. Тут и необходимость увеличивать продажу нефти для правительства Ирака, которому приходится вести жестокую борьбу с тем же ИГИЛ, равно как необходимость поступать точно так же и нефтяным монархиям Персидского залива, чтобы не потерять свою долю нефтяного рынка и финансировать своих союзников в Сирии и Йемене.

Добавим сюда развитие добычи сланцевой нефти и газа, равно как и других альтернативных источников энергии в США, а также снятие запрета на экспорт  американской нефти. Но, пожалуй, самый главный долговременный фактор, способствующий снижению цен на энергоносители, это начавшееся сдувание «мыльного пузыря» рынка недвижимости в Китае, аналогичное тому, что произошло в США в 2008-2009 годах и вызвало мировой экономический кризис. Нынешнее развитие финансового кризиса в Китае приводит к сокращению спроса на энергоносители. А ведь китайская экономика – один из крупнейших потребителей нефти и газа в мире.

Америке в свое время удалось выбраться из кризиса, порожденного «мыльным пузырем» на рынке недвижимости, во многом благодаря тому, что доллар остается главной мировой резервной валютой. Китайский же юань до сих пор не является свободно конвертируемой валютой, и уже сейчас в Китае ощущается дефицит долларовой ликвидности. А это – предвестник возможного экономического кризиса в Китае в 2016 году, который может продлиться несколько лет и спровоцировать мировой экономический кризис.

Из кризиса в Китае, скорее всего, попытаются выйти в режиме социалистического «ручного управления», что может кризис в долгосрочной перспективе даже усугубить. Кстати сказать, учитывая закрытость значительной части китайской экономической информации и неконвертируемость китайской валюты, есть основания подозревать, что реальный объем ВВП КНР значительно завышен, и в действительности китайский экспорт составляет гораздо большую долю ВВП, чем это признано официально.

В этих условиях ожидать в обозримом будущем повышения спроса на энергоносители, а с ним и роста нефтяных цен, не приходится. По всей вероятности, мир ожидает длительный период низких цен на энергоносители, а заодно и на сырье. Если нынешняя тенденция падения нефтяных цен продолжится, или если они будут колебаться в пределах между 30 и 40 долларами за баррель, валютных резервных России хватит года на три. Два года назад Россия имела резервы в 537 млрд. долларов, а к концу 2015 года они сократились до 369 млрд. долларов, уменьшившись на 168 млрд. долларов. Такими темпами валютные запасы России иссякнут за 4 года, но учитывая, что темпы их расходования нарастают, это может произойти и за три года.

Собственно, это все время, которое осталось у Путина для реализации своей амбициозной экспансионистской программы как на постсоветском пространстве, так и на Ближнем Востоке. После того, как Москве придется пойти по миру с протянутой рукой, выпрашивая западные кредиты на неотложные нужды, о безграничном расширении «Русского мира» и о России, поднимающейся с колен, придется надолго забыть. Тогда Путин (или его преемник) вынужден будет уйти из Сирии, и только тогда можно будет всерьез говорить о мире в этой многострадальной стране. России также придется уйти из Донбасса, а через какое-то время – и из Крыма, который просто не на что будет содержать.

Что касается Украины, то для нее эпоха низких цен на нефть несет как определенные плюсы, так и новые риски. Для того, чтобы обратить новую эпоху в свою пользу, Киеву необходимо перенести центр тяжести развития с энергетических и энергоемких отраслей, капитализация которых резко упадет, на высокотехнологичные отрасли, для чего потребуются масштабные иностранные инвестиции. Однако для этого требуется победить коррупцию и реформировать судебную и налоговую системы. А во всех этих направлениях особого прогресса пока что не наблюдается.

Борис СОКОЛОВ, публицист, Москва
Рубрика: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...