Если человек не встанет с колен, то недалеко он сможет пройти.
Иван Драч, украинский поэт, переводчик, киносценарист, драматург, государственный и общественный деятель

Что может предложить ЕС

или Какие варианты остаются после парламентского поражения соглашения по Брекзит у британского правительства
5 февраля, 2019 - 18:56
ФОТО REUTERS

Во время недавнего подписания Аахенского договора президент Франции Эммануэль Макрон и канцлер Германии Ангела Меркель возобновили франко-немецкий пакт дружбы и предприняли важный и необходимый шаг для Европы. Но Соединенное Королевство не должно было остаться вне поля зрения.

Великобритания является неотъемлемой частью Европы. Как вторая по величине экономика Европейского союза, ее ВВП равняется суммарному ВВП 19 наименьших страны-членов ЕС. Следовательно, ее выход покачнул бы Европу и разрушил бы европейский послевоенный порядок.

Более того, стоит помнить, что в 1963 году Бундестаг внес в Елисейский договор преамбулу, которая предусматривала, что Германия надеется привлечь Британию к Европейскому экономическому содружеству; в 1973 году именно так и случилось. Аналогичная уверенность у Британии сегодня была бы не менее уместной.

Так случилось, что лидеры трех наибольших политических партий Германии, а также бизнес-лидеры и представители общественности недавно опубликовали открытое письмо с просьбой к британцам остаться в ЕС. Учитывая это, вполне допустимо, что Бундестаг может принять резолюцию в том же направлении.

Теперь, когда достигнутый в результате переговоров договор британского премьер-министра Терезы Мэй потерпел поражение в Палате общин, все варианты остаются на стадии рассмотрения. Грядущей трагедии Брекзита все еще можно было бы избежать в последнюю минуту.

Нам нужно не забывать, что выход Великобритании угрожает фундаментальной позиции ЕС относительно открытости к миру, особенно относительно торговли, от которой каждый, не в последнюю очередь Германия, получал прибыль. Это также приведет к новому риску для безопасности, поскольку Европа потеряет безусловную защиту одного из двух ядерных государств именно тогда, когда президент США Дональд Трамп подрывает единство НАТО.

Со своей стороны, Великобритания или потеряет свою национальную целостность, или основу для обеспечения мира в Северной Ирландии. И относительно этого нет выхода: Брекзит требует, чтобы Северная Ирландия приняла новую границу — или с Республикой Ирландия, или с Великобританией. Граница между Северной Ирландией и Республикой Ирландия, скорее всего, будет стимулировать Ирландскую республиканскую армию к действиям, угрожая возобновлением гражданского конфликта. К тому же  граница между Северной Ирландией и Великобританией послужит толчком к распаду Великобритании, особенно если Шотландия возобновит свое собственное движение к независимости.

Договор Мэй о выходе является вторым вариантом, поскольку он включает backstop — пункт об открытой границе между Ирландией и Северной Ирландией — в случае, если переговоры о будущих отношениях между ЕС и Великобританией не состоятся. Ожидая решения, Северная Ирландия будет оставаться тесно связанной с ЕС, и Великобритания сохранит только свое членство в таможенном союзе ЕС. Но это будет означать, что товары, которые путешествуют с Северной Ирландии в Великобританию, — то есть на территории национальной территории Великобритании — будут поддаваться новым проверкам. Неудивительно, что большинство британских депутатов отклонили соглашение, которое позволило бы достичь такого результата.

Между тем, многие политики ЕС пытаются выяснить, что нужно для того, чтобы убедить парламент ратифицировать договор Мэй о выходе. Я считаю это тревожным. Зачем сосредоточиваться на выходе Великобритании из ЕС, когда можно было бы придумать предложение ее оставить? Очевидно, что последний сценарий был бы намного лучшим для самой Европы.

Например, ЕС может предложить соглашение, которое останавливается на суждениях, предложенных прежним премьер-министром Великобритании Дэвидом Кемероном, прежде чем он объявил проведение референдума о выходе из Евросоюза. Основное требование Камерона в 2015-2016 годах заключалось в уменьшении привлекательности миграции внутри ЕС в более развитые европейские государства. Он был прав. Если люди приезжают в страны, чтобы заработать более высокую заработную плату, то доступный для распределения пирог становится большим; но если они приезжают за социальными выгодами, то пирог становится меньшим.

Учитывая это, почему бы не иметь системы, в которой принимающие страны и страны происхождения разделяют расходы на социальные выплаты для мигрантов? Страны, которые принимают, могли бы взять на себя ответственность за предоставление льгот, таких как страхование на случай безработицы, выплаты по оплате труда и пенсии. И страны происхождения могут продолжать предоставлять льготы, не связанные с трудовыми отношениями, например, помощь детям, которые находятся дома, и услуги для мигрантов, которые слишком стары или больны, чтобы работать, когда они прибывают.

Такое изменение создало бы беспроигрышную ситуацию для ЕС, потому что это уменьшило бы разрушительную привлекательность магнетизма благосостояния и дало бы британцам основания пересмотреть свое решение о выходе с высоко поднятой головой.

Что  важнее: настоять на принципе, что принимающая сторона платит за предоставление всех социальных льгот, или сохранить членство Великобритании в ЕС? Для тех, кто искренне предан европейскому проекту, ответ должен быть очевидным.

Проект Синдикат для «Дня»

Перевод Мыколы СИРУКА, «День»

Ганс-Вернер ЗИНН, профессор экономики и публичных финансов в университете Мюнхена, был президентом Института ifo, служит в Совещательном совете министерства экономики Германии. Он также является автором книги, изданной недавно, «Ловушка евро: о разрывных пузырьках, бюджетах и верованиях.

Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ