Это же большая глупость - хотеть говорить, а не хотеть быть понятым.
Феофан (Елеазар) Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ

Как спасти многостороннюю систему?

На 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН многие мировые лидеры испытывали дурные предчувствия
3 октября, 2018 - 10:49

И эти тревоги не ограничивались уже привычной озабоченностью по поводу возможных слов, дел или твитов президента США Дональда Трампа. Саммит еще не начался, а европейцы, канадцы, мексиканцы, южнокорейцы и японцы уже начали вести серьезные консультации по поводу необходимости создания нового альянса ради спасения многосторонней системы.

В конце 1960-х годов бывший госсекретарь США Дин Ачесон, оглядываясь назад на первые послевоенные годы, вспоминал, что он как будто «присутствовал при созидании» нового мира, основанного на общих правилах и многосторонних институтах. А в этом году на сессии Генеральной ассамблеи ООН многие участники чувствовали себя присутствующими при разрушении этого мира.

Для этого есть разные причины. Но многие из них связаны с Трампом, чьи атаки на Парижское климатическое соглашение, Иранское ядерное соглашение, НАФТА, НАТО, Всемирную торговую организацию и Совет ООН по правам человека ясно показали, что он воспринимает международную систему как ненужный барьер для своей администрации.

С точки зрения Трампа, многосторонние институты укрепляют позиции более слабых стран в их отношениях США, а значит, они помогают китайским претензиям на мировое господство. Отсюда и его решение: разрушить мировой порядок, а затем вести переговоры с другими странами на двусторонней основе. Тем самым, у США всегда будет преимущество, что даст им возможность менять правила в свою пользу.

Но Трамп является далеко не единственной угрозой многостороннему порядку. Председатель Китая Си Цзиньпин пытается изображать себя спасителем международной системы, но его цель не в том, чтобы защитить институты, от которых зависит глобальное управление, а в том, чтобы расширить власть Китая. Снизив приоритет прав человека, Си сможет свободнее осуществлять свои амбициозные проекты, например, инициативу «Пояс и путь», нацеленную на расширение китайского влияния в Евразии и Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Кроме того, Трамп и Си — это лишь два представителя более широкой группы альфа-лидеров, бросающих вызов традиционному кантовскому международному порядку. В числе этих склонных к авторитаризму правителей: президенты Владимир Путин (Россия) и Реджеп Тайип Эрдоган (Турция), премьер-министры Нарендра Моди (Индия) и Биньямин Нетаньяху (Израиль), а также наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман. Появление подобных лидеров серьезно затрудняет сохранение порядка, основанного на правилах.

Для оставшихся сторонников многосторонней системы (мультилатерализма) задача заключается в том, чтобы не превратиться в защитников уже мертвого статус-кво. Для этого потребуется тщательно определить все слабые места в существующем порядке и создать коалиции доброй воли для их устранения. Например, в сфере международной торговли мультилатералистам придется работать с Китаем для защиты ВТО; но им придется также реформировать ВТО, с тем чтобы эта организация была способна обуздать проблематичные торговые и инвестиционные методы, применяемые Китаем.

Наиболее трудная часть этой стратегии связана с формированием критической массы стран, которые смогут защитить либеральные ценности даже тогда, когда это отказываются делать великие державы. И это самое главное в условиях, когда мир начинает отказываться от концепции мультилатерализма, доминировавшей на рубеже столетия.

Несколько недель назад я был в Пекине, где китайские стратеги спорили о том, каким будет новый порядок — многополярным или биполярным. Большинство соглашались с тем, что его центральным элементом станет биполярная конфронтация между США и Китаем; но они сомневались, что этот порядок будет похож на период Холодной войны и межвоенных лет. Многие ожидают возврата к геополитике времен, предшествовавших Первой мировой войне.

На мой взгляд, у нового мирового порядка будет четыре ключевых элемента. Во-первых, станут распространенными «войны взаимосвязей». Связи между странами не будут полностью обрезаны, но при этом они не будут создавать необходимых условий для подлинного мультилатерализма. Вместо этого крупные державы превратят свои взаимосвязи в оружие, способствуя расширению торговых войн, кибератак, режимов санкций, а также вмешательства в выборы.

Во-вторых, внешней политикой по умолчанию станет политика неприсоединения. Если в Холодной войне альянс стран Запада противостоял советскому блоку, то в новом биполярном мире будет намного больше возможностей для вариаций. Большинство стран не будут присягать на верность Китаю или США, а предпочтут сохранить свои руки развязанными, работая по одним вопросам с китайцами, а по другим — с американцами.

В-третьих, продолжится господство лидеров, склонных к авторитаризму. На фоне обостряющейся геополитической конкуренции избиратели будут тянуться к жестким лидерам, которым они доверяют защиту своих узконациональных интересов. Но такой крен к централизации принятия решений ведет к непоследовательной, радикальной политике, а также к бесконечному обману. Без сильной многосторонней системы (с ее системой надзора за злоупотреблениями) страны, возглавляемые подобными лидерами, будут все чаще нарушать свои обещания, лгать и пропагандировать теории заговора — все это привычный образ действий (modus operandi) Трампа.

Наконец, внешняя политика будет сильнее ориентироваться на внутреннюю. Вместо попыток влиять на другие страны или лидировать на мировой арене, политические руководители сосредоточатся на консолидации избирательной базы в своих странах.

Для преодоления этого хаоса убежденным сторонникам мультилатерализма необходимо сконцентрироваться на защите важнейших аспектов международной системы. Это означает, что они должны быть готовы жестко действовать против альфа-лидеров. Реакция Евросоюза, Канады и Японии на торговые угрозы Трампа показала, что это возможно. Но теперь им следует сделать шаг вперед и выработать всеобъемлющие подходы для защиты глобальных правил в эпоху дурного национального правления.

Проект Синдикат для «Дня»

Марк ЛЕОНАРД, директор Европейского совета по международным отношениям
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ