Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

Китай проигрывает битву с коррупцией

2 октября, 2006 - 19:49

Лидеры Китая редко выносят сор из избы. Поэтому арест члена Политбюро, одного из руководителей Коммунистической партии в Шанхае Чэнь Ляньюя по обвинениям в коррупции вызвал шок во всей стране. Некоторые предполагают, что арест на самом деле является частью борьбы за власть, и президент Ху Цзиньтао демонстрирует свою власть в отношении местного деятеля власти, помешавшего национальной политике.

Какова бы ни была истинная подоплека падения Чэня, и сколь бы ни ужесточались проверки на предмет коррупции в отношении других руководителей высокого ранга, данные и доказательства, недавно опубликованные правительством и многопрофильными учреждениями, указывают на то, что власти ведут арьергардный бой против поднимающейся волны коррупции.

Задумайтесь над печальной статистикой, недавно опубликованной Верховной народной прокуратурой (ВНП). В среднем с 2002 по 2005 годы ежегодно в отношении более чем 42000 правительственных чиновников проводились расследования на предмет коррупции, при этом более чем 30000 в год предъявлялись обвинения в уголовных преступлениях.

Эти пугающие цифры не включают экономических преступлений в негосударственной сфере. Например, только в 2005 году Комиссия по контролю банковской деятельности (ККБД) раскрыла нарушения, связанные со злоупотреблениями средствами на сумму 767,1 млрд. юаней ($93,7 млрд.). ККБД раскрыла 1272 преступления и наложила взыскания на 6826 банковских служащих (в том числе на 325 руководителей высшего звена). Согласно Е Фэну, генеральному директору ВНП, «в финансовых учреждениях почти любой категории начали совершаться преступления, связанные с вымогательством взяток за выдачу кредита».

Несмотря на периодические антикоррупционные кампании правительства дело продвигается туго. Напротив, как открыто признал Е, количество дел связанных с коррупцией, «продолжает расти». Действительно, международные оценки этого показателя показывают, что власти, возможно, оказались в патовой ситуации или даже сдают позиции в борьбе. Согласно Corruption Perception Index от организации Transparency International, наиболее широко используемому стандарту для оценки мнения бизнесменов и экспертов в отношении коррупции в разных странах, Китай в 2005 году находился на 78-м месте из 158 стран, а это означает, что с 2000 года ситуация не особо улучшилась.

Хотя экономический ущерб от взяточничества невозможно точно оценить количественно, косвенные свидетельства показывают, что потери значительны. Руководители ТНК часто называют Китай как предпочтительное направление капиталовложений, но многие из них вместе с тем жалуются на бесконтрольное взяточничество. Согласно опросам Всемирного Банка по инвестиционному климату, из почти 4000 фирм, работавших в Китае в 2002 — 2003 годах, 27% описывали коррупцию как «существенный сдерживающий фактор» для их коммерческих операций, а 55% сообщили, что давали взятки правительственным бюрократам и/или местным деловым партнерам.

Аналогично Ху Аньган, профессор экономики из Пекинского университета Синьхуа, оценил, что коррупция сама по себе в 1999 — 2001 годах привела к экономическим потерям на сумму 1293 миллиарда юаней ($156 млрд.), или 13,2% от ВВП. Неудивительно, что больше всего пострадал от коррупции сектор финансовых услуг, потерявший 547 млрд. юаней (6,25% от ВВП). Мошенничество с государственными ассигнованиями обошлось в 2,4% ВВП, расхищение доходов от приватизации — почти в 2,1% ВВП, а контрабанда привела к потере более чем 1,1% ВВП. Китайское правительство не наложило цензурный запрет на ужасающие разоблачения профессора Ху и не опровергло их.

Самое серьезное препятствие в борьбе со взяточничеством — это слабость судебной системы, особенно на местном уровне. Поскольку в основном государственная коррупция распространена на уровне округов, городов и деревень, обычно она связана со злоупотреблениями местных государственных чиновников. Однако, поскольку власть этих мелких бюрократов почти абсолютна, они контролируют также и каналы, по которым могут поступать жалобы. Действительно, по еще одному из шести «ведущих показателей» Всемирного Банка «Правовое государство» Китай также сдал позиции за последние годы, с — 0,28 в 1998 году до — 0,47 в 2005 году, когда Китай занимал 124-е место из 208 стран в этой категории.

Понимая, что юридическими средствами многого не добиться, отчаявшиеся жертвы взяточников все больше прибегают к неюридическим методам, таким, как забастовки, демонстрации, сидячие забастовки, чтобы привлечь внимание прессы и общества. Некоторые даже выносят свою борьбу на уровень провинциальных и центральных властей, чем и вызвано резкое увеличение количества инцидентов, связанных с «нарушениями общественного порядка» по всей стране. В то время как в 1993 году, по данным Министерства общественной безопасности, имело место лишь 8,7 тыс. таких случаев, к 2005 году их количество возросло в десять раз — до 87 тыс.

Не стоит и говорить, что неправильное улаживание правительством таких беспорядков либо решение об их силовом подавлении лишь усилит недовольство в обществе. Фактически, вопрос о том, удастся ли правительству обуздать коррупцию, особенно на местном уровне, станет индикатором легитимности этого правительства. Неудача будет означать опасность серьезных политических последствий, в том числе спонтанной эскалации антиправительственной деятельности.

Фридрих ВУ — адьюнкт-профессор в Институте оборонных и стратегических исследований Наньянского технологического университета.

Фридрих ВУ. Проект Синдикат для «Дня»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments