Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Куда идет Польша?

Эксперты — об опасности политизирования истории правящей консервативной партией «Право и Справедливость»
10 августа, 2017 - 19:13
ФОТО REUTERS

На днях украинское медиапространство всколыхнула новость об инициативе МВД Польши относительно нового оформления польских паспортов. На страницах документов планируют поместить мотивы исторических событий, имевших особую роль в процессе создания государства. Тринадцать объектов и исторические персонажи избраны заранее (среди других фигуры Юзефа Пилсудского, Романа Дмовского и орден Virtuti Militari), в то же время для публичного голосования вынесены еще 12 мотивов. И все было бы ничего, если бы некоторые объекты — Мемориал Львовских орлят во Львове и Острая брама в Вильнюсе — не вызвали справедливый резонанс у польских соседей.

Сначала МИД Литвы вызвал на «ковер» заместителя польского посла и в острой форме призвал к отказу от такого шага. «Острая брама находятся на территории Литвы, и ее изображение не может находиться на официальных документах другого государства», — указывалось в сообщении литовского внешнеполитического ведомства. Не остался в стороне и Киев, назвав польский проект «недружественным шагом, негативно влияющим на развитие стратегического украинско-польского партнерства».

Тем временем, в польской публичной дискуссии мнения разделились относительно целесообразности этого шага, в частности размещения в паспорте упомянутых выше исторических мотивов. В частности, профессор Католического университета в Люблине Владимир Осадчий считает решение поместить на польских документах Кладбище орлят «весьма логичным, учитывая трудности, с которыми возрождалась Речь Посполитая». «Львов и Вильнюс, — заявил Осадчий, — это символы возрожденного польского государства». Иначе отреагировал бывший политик, депутат Европарламента и активный участник Польско-украинского диалога Павел Коваль. По его словам, проект является обычным «подмигиванием  кресовой среде и мобилизацией националистических сил». Редактор влиятельной польской газеты «Жечпосполита» Ежи Хашчинский не скрывал критику, назвав инициативу «провокацией МВД». «Несложно представить, — написал он, — какой шум (и справедливый) поднялся бы в Польше, если бы в немецких документах появились изображения ратуши в Познани или Зал Столетия во Вроцлаве (зал, внесенный в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. — Ред.). Рассчитывая на понимание со стороны других стран, мы должны этого требовать и от себя».

С открытым обращением к МВД выступила среда польских экспертов и журналистов. «Заботясь о приязненных отношениях Польши с Литвой и Украиной, — читаем в тексте документа, — апеллируем к министру внутренних дел Мариушу Блащаку с требованием устранить изображение Остробрамной часовни и Мемориала Орлят как мотивов в новом польском паспорте». По состоянию на 9 августа обращение подписали 86 человек.

Следует отметить, что активизация исторической политики правящей партии «Право и Справедливость» (ПиС) была одним из ключевых предвыборных обещаний политической силы. С лозунгом возвращения «истинного» патриотизма, который отвергла предыдущая власть, консервативные политики во главе с Ярославом Качинским сформировали серьезную электоральную базу. Кроме наполненного особыми эмоциями «волынского» аспекта, ПиС продвигал также другие проекты, которые вызывали обеспокоенность в Украине. В частности, еще с 2014 года политики лоббируют создание Музея Кресов в Варшаве, в январе 2016 был даже сформирован организационный комитет, в состав которого вошли уже упомянутые Мариуш Блащак и министр обороны Антоний Мацеревич.  

Партия Ярослава Качинского охотно использует вопрос исторической политики в борьбе с оппонентами, которых изображает как недостаточно «патриотичных». Иногда создается впечатление, что некоторые исторические инициативы служат своеобразным фиговым листом, за которым скрыт резонанс от сомнительных реформ или внутрипартийные конфликты. После того, как президент Анджей Дуда неожиданно для многих ветировал попытку ПиС внедрить угрожающую для независимости судов реформу, комментаторы вслух заговорили о расколе в правящей политической силе. Внимание польского общества, очень чувствительного к исторической тематике, можно легко отвлечь от не совсем благоприятной политической ситуации вопросамами прошлого — отношениями с Германией или Украиной. Возможно, неслучайно публичные обсуждения проекта нового паспорта совпали во времени с инициативой взыскания репараций с Германии за причиненную во Второй мировой войне несправедливость. Агентство АР сообщило со ссылкой на депутата Сейма от правящей партии «Право и справедливость» Аркадиуша Мулярчика, что в польском парламенте планируют до 11 августа приготовить анализ целесообразности требования репараций.

Какими бы ни были истинные намерения инициаторов авантюры с обновленным паспортом, это точно не пойдет на пользу польско-украинским отношениям. Тот факт, что в польском обществе существует серьезный запрос на активную историческую политику, не снимает ответственности с элит за непродуманные инициативы. Историю вряд ли можно оставить только историкам, но это не является индульгенцией от вредоносной политизации прошлого в угоду временным электоральным выгодам.

СВОЙ ВКЛАД В РЕШЕНИЕ СЛОЖНЫХ ПОЛЬСКО-УКРАИНСКИХ ОТНОШЕНИЙ СДЕЛАЛА ГАЗЕТА «ДЕНЬ»: В 2004 ГОДУ В ЕЕ БИБЛИОТЕКЕ ВЫШЛА КНИГА «ВІЙНИ І МИР, АБО «УКРАЇНЦІ — ПОЛЯКИ: БРАТИ/ВОРОГИ, СУСІДИ...»,  СОСТАВЛЕННАЯ ИЗВЕСТНЫМИ УКРАИНСКИМИ ИСТОРИКАМИ — ВИКТОРОМ ГОРОБЦОМ, ВЛАДИМИРОМ ПАНЧЕНКО, ЮРИЕМ ШАПОВАЛОМ ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ ЛАРИСЫ ИВШИНОЙ.    В ПРЕДИСЛОВИИ К ПОЛЬСКОЯЗЫЧНОМУ ИЗДАНИЮ ИЗВЕСТНЫЙ ПОЛЬСКИЙ ДИССИДЕНТ И ЖУРНАЛИСТ АДАМ МИХНИК ОТМЕТИЛ: «РАЗГОВОР ОБ ИСТОРИИ СЛОЖНЫЙ, НО НЕОБХОДИМЫЙ. ВОПРОС В ТОМ, ЧТОБЫ НАПРАВИТЬ СВОЮ МЫСЛЬ В БУДУЩЕЕ, ЧТОБЫ ОСОЗНАТЬ, КАК МНОГО У НАС СОВМЕСТНЫХ ЦЕННОСТЕЙ И ИНТЕРЕСОВ, А ТАКЖЕ — КАК МНОГО МЫ ВМЕСТЕ МОЖЕМ ДОСТИЧЬ». ПОЭТОМУ, НАВЕРНОЕ, И ПОЛЬСКИМ, И УКРАИНСКИМ ПОЛИТИКАМ, КОТОРЫЕ ИНТЕРЕСУЮТСЯ ТАКОЙ СЛОЖНОЙ ТЕМОЙ И ХОТЯТ РАЗВИТИЯ ДРУЖЕСКИХ И ТЕСНЫХ ОТНОШЕНИЙ, СТОИТ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ЭТИМ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ КАПИТАЛОМ. / ФОТО НИКОЛАЯ    ТИМЧЕНКО / «ДЕНЬ»


Дать оценку последним событиям в польско-украинских взаимоотношениях «День» попросил у польских, литовских и украинских экспертов.

«ДЛЯ НЕДОБРОЖЕЛАТЕЛЕЙ «ИЗ-ЗА БУГРА» БУДЕТ ХОРОШАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ЛИШНИЙ РАЗ ПОГОВОРИТЬ О «ПОЛЬСКОМ ИМПЕРИАЛИЗМЕ», ЧТОБЫ ОТВЛЕЧЬ ВНИМАНИЕ ОТ СОБСТВЕННОГО»

Ольга ГНАТЮК, историк, профессор Института славистики Польской академии наук и Национального университета «Киево-Могилянская академия»:

— Надеюсь, что новые образцы загранпаспортов с Острой брамой и пантеоном защитников Львова не будут введены. Появилось открытое письмо-протест польских граждан к министру внутренних дел. Надеюсь, что эти усилия, как и соответствующие реакции министерств иностранных дел Литвы и Украины, дадут результат. Это проявление внутренней польской политики, адресованной к той части общества, которая питается мифом «восточных Кресов». Однако это не будет способствовать возобновлению доверия в международных взаимоотношениях, в частности с Украиной и Литвой. Для недоброжелателей «из-за бугра» будет хорошая возможность лишний раз поговорить о «польском империализме», чтобы отвлечь внимание от собственного. Подытоживая, все мнимые «внутренние достижения» означают огромные потери в польской зарубежной политике. Не только восточной; ведь это повлияет на имидж Польши, которая окончательно потеряет статус эксперта по восточным делам и имидж ответственного игрока на международной арене.

«В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ ИСТОРИЮ НЕ УДАСТСЯ «ДЕПОЛИТИЗИРОВАТЬ»

Лукаш ЯСИНА, историк, аналитик Польского института международных дел:

— История действительно является «краеугольным камнем» польско-украинских отношений. Ее несколько высокое влияние на современные отношения обеих стран связано с нерешением многих проблем, касающихся прошлого, а также отсутствием понимания важности этого дела у польских и украинских политических элит. Было бы, однако, несправедливо переносить ответственность за эту ситуацию только на польскую сторону, которая, в отличие от украинской, в течение последних двадцати лет сделала немало, чтобы эти вопросы решить. История, вместе с ситуацией на границе, — это единственная серьезная проблема в современных польско-украинских отношениях. Тем не менее, она и в дальнейшем будет влиять на сознание элит в обеих странах, вследствие чего растет ее значение и возможность использования для политических целей как в Польше, так и в Украине.

В ближайшее время историю не удастся «деполитизировать». Украина, например, не делает никаких шагов в сфере исторической политики, которые бы указывали на понимание польской уязвимости. Стоит, следовательно, согласиться с «политизацией» прошлого и пытаться погасить конфликты или по крайней мере заключить своего рода «протокол расхождений» во взглядах. Важно, чтобы украинские комментаторы поняли, что в Польше никто не согласится с односторонней исторической политикой, когда только поляки берут ответственность за трагические страницы в отношениях. В этом плане существует консенсус большинства польских политических элит.

Поэтому необходимо сосредоточиться на важнейших аспектах польско-украинских отношений. Польша и в дальнейшем поддерживает Украину во многих вопросах, которые не всегда замечают в самой Украине, сосредоточенной на критике соседа на почве истории. Следует заметить, что Польша борется также за энергетическую безопасность Украины в вопросе «Северного потока-2». К тому же с Вислы поступают, по разным подсчетам, несколько процентов украинского ВВП, которое трудоустроенные в Польше украинские граждане высылают домой.

Не думаю, что «паспортный» вопрос следует рассматривать в категориях польской внутриполитической борьбы. Инициатива была следствием программы празднования столетия польской независимости — аналогичной той, которую реализует украинский ИНП на столетие «Украинской Революции». Инициаторы проекта не проявили достаточную чуткость в отношении украинской стороны. Эти ненужные ошибки делают обе страны; следует сравнить эту ситуацию с неосознанием в Украине, что почтение памяти исполнителей массовых убийств поляков так же не способствует пониманию. Имеем еще одну проблему, которую следует решить.

«В ПОЛЬШЕ НЕ ДУМАЮТ КАТЕГОРИЯМИ ПОСЛЕДСТВИЙ»

Мачей ЗАНЕВИЧ, публицист, главный редактор портала Eastbook.

— Историческая политика в последнее время стала в Польше одним с главным методов мобилизации электората правящей партии ПиС. В соответствии с распространенным нынешней властью наративом, Польша как сильное государство с богатой культурой и потенциалом стать большим региональным лидером была в то же время обижена соседями — Германией и СССР во время Второй мировой и Украиной в «волынской резне». Подчеркивание упомянутой несправедливости и морального превосходства Польши, которая боролось со всеми тоталитаризмами и бандеровцами, составляет, собственно, фундамент исторической политики ПиС. Это еще сильнее накручивает нацию, в сознании которой глубоко скрыт комплекс неполноценности, который выводится из поражения во время войны и более поздней советской оккупации. Парадоксально, но современная польская власть не видит противоречий в такой исторической политике и развитии приязненных отношений с Киевом, что также содержится в ее программе.

На мой взгляд, в ближайшей перспективе политизирование истории еще больше усилится. Похожие процессы видим во всем регионе — в Венгрии, Литве и Украине. К сожалению, наша общая история наполнена незаживающими ранами, которые легко разбередить. Поэтому не следует удивляться, что Польша почти истерически реагирует на каждую улицу, названную именем Бандеры, и каждый символ УПА в публичном пространстве. Для нас — это значительно более болезненный вопрос, чем Мемориал Защитников Львова на польских паспортах для украинцев. Поляки, в конце концов, на том же пути построения национальной идентичности, правда, на несколько шагов позади Украины.

Никто в польском МВД, на мой взгляд, не мыслил об инициативе с паспортами в рамках продуманной исторической политики. В ощущении огромной части общества эти объекты являются одними из важнейших символов польскости. О них составлено немало песен, о них можно прочитать  в литературе, на них проливалась кровь поляков. Ничего странного, что за проект Острой брамы в конкурсе проголосовали большинство людей. Мне кажется, что от остатков «польскости» этих мест памяти не может отказаться ни один поляк. Проблема заключается в том, что в Польше не думают категориями последствий, которые может иметь это решение, и не обращают внимания на уязвимость соседей. Никто, бесспорно, не хочет аннексировать Вильнюс и Львов, но большинство не обращает внимание на то, что этот проект воспримут как жест неприязненности в сторону Украины и Литвы. Эти элементы — историческая и международная политика — в голове среднестатистического поляка существуют отдельно. Немало сторонников изображения этих объектов в паспорте в то же время приязненно относятся к Украине.

Чтобы Мемориал Орлят не был размещен на документах, а польско-украинские отношения не ухудшились, Украине не следует поднимать большой шум вокруг этой ситуации, а пытаться решить дело дипломатическими каналами или на уровне МИД. В отношениях с Польшей обычно так: чем сильнее оказывать на нее давление, тем более нерушимой она будет. Подобная черта с новой силой проявилась во времена ПиС. Поэтому эмоциональная реакция вызовет лишь сопротивление со стороны Варшавы и следствием будет дальнейшее ухудшение отношений между нашими государствами, что не нужно ни Польше, ни, думаю, Украине.

«ЛУЧШЕ СЕСТЬ ЗА СТОЛ И ВЫЯСНИТЬ «ЗАМОРОЖЕННЫЕ» ВОПРОСЫ»

Витес ЮРКОНИС, Института международных отношений и политических наук, Вильнюс:

— Между Литвой и Польшей есть многие нерешенные «замороженные» вопросы, которые накладывают тень на двухсторонние отношения. Мы видим ряд разного вида провокаций или каких-то намеков по эту или другую сторону. Однако в последних заявлениях президент Литвы Даля Грибаускайте особенно подчеркнула, что мы выступаем за добрососедские отношения, и что ни одна страна, какой бы он ни была, не будет нам говорить, как и что делать, мы сами самостоятельно можем решить проблемы путем диалога.

Здесь должен подчеркнуть, что «замороженные» вопросы касаются и Вильнюса, и Варшавы. И их уже давно пора решить вопросы, и более серьезно посмотреть, что можно вместе сделать в отношении восточных партнеров, как это было во времена президентств Квасневского и Адамкуса.

Что касается последних провокаций со стороны польских властей особенно истории с новым паспортом. Мы знаем, что в Польше напряженная внутриполитическая ситуация. В то же время возникает довольно острая ситуация через запланированные на осень российско-белорусские учения «Запад-2017». Все это как бы подталкивает к совместным действиям и совместным позициям. А для этого нужна политическая воля как в Варшаве, так и в Вильнюсе.

А всему этому препятствуют внутренние «разборки» в Польше, использование любых вопросов во внутренней борьбе. Я думаю, что частично это объясняет, почему сейчас из Варшавы поступают такие сигналы. Все это является свидетельством того, что там ведется внутренняя борьба, которая не имеет отношения к внешней политики. И Литве нужно держать холодную голову и не реагировать слишком остро.

В то же время я бы не обобщал выступления одного или нескольких политиков и делал вывод о том, что происходит резкий поворот в польско-литовских отношениях. У нас уже были периоды ухудшения отношений,  риторических острых обменов в отношении друг к другу. Думаю, что это не принесет пользы ни Литве, ни Польше. Мы знаем, что есть такие, кто радуется этому, и они живут в Кремле.

В принципе, в последние годы двухсторонние отношения остаются не слишком острые, но и не слишком хорошие. И это при том, что существует очень большой потенциал для взаимодействия и для этого есть много ниш. Но они просто не используются из-за отсутствия политической воли. Впрочем, я думаю, что внешняя ситуация все равно будет подталкивать к тому, чтобы быть более сплоченными как странам Балтии, так и странам Вышеграда и непосредственно Литве и Польше. И как раз агрессия Кремля в восточной Украине и в целом во всем регионе нам не оставляет большого выбора.

Тем более, что такие диалоги  имели место десять лет и больше тому назад. Мы даже называли друг друга стратегическими партнерами. Я не вижу причины, почему это возобновить. Нужна только политическая воля. Я знаю, что в Литве определенная группа политиков готова начать такой диалог.       

«УКРАИНА И ПОЛЬША НЕ ИМЕЮТ ПРАВА НА НЕДОРАЗУМЕНИЕ»

Маркиян ЛУБКИВСКИЙ, дипломат, экс-посол Украины в Хорватии, член политсовета общественно-политического движения Валентина Наливайченко «Справедливость»:

— Украина и Польша, которые переживают сегодня не наилучшие времена в политических отношениях, не имеют права на недоразумение, учитывая сложное историческое прошлое двух стран, в котором всегда играл разрушительную роль фактор России.

Мы должны осознать, что Россия всегда будет «бенефициаром» украинско-польских распрей. Она будет всегда пытаться вносить раздор в отношения между Украиной и Польшей.

Именно поэтому наши два государства должны сделать все для того, чтобы не дать России возможность рассорить наши страны, что ослабит их стойкость перед российским давлением.

Первое, что нужно понять, — что украинско-польского примирения не достичь за один день. Этот период будет сложным и длительным.

Польская власть пошла по ошибочному пути использования сложного исторического прошлого между двумя странами, играя на уже припавших пылью истории, но все еще острых чувствах поляков. Это — игра на краткосрочную, а не на стратегическую перспективу.

Польские руководители сегодня в целом ведут достаточно жесткую «политику силы и линию защиты польского интереса». Это касается и позиционирования Польши внутри Евросоюза, и политики относительно Украины. Польша пытается стать вторым центром влияния ЕС на его восточных территориях, конкурируя с Германией и Францией.

С таких позиций поляки стараются выстраивать политику и относительно Украины. С точки зрения правящей партии «Право и Справедливость» такая политика дает голоса избирателей, хотя в последнее время позиции ПИС несколько покачнулись.

Однако польской власти нужно осознать, что политическая близорукость в отношениях с Украиной вредна для самой Польши: антиукраинские выпады играют не только на ухудшение двусторонних отношений с Украиной, дают дополнительные козыри России, но и неоднозначно воспринимаются в самом Евросоюзе.

Польша должна понять, что Украина — независимое, в том числе и от нее государство, к которому нужно относиться не сквозь призму прошлого, а будущего, не пренебрежительно, а как с собой равной.

Украина должна навести порядок у себя дома, преодолев коррупцию, бедность и хаос, подняв уровень жизни людей хотя бы до польского, что существенно поменяло бы к нам отношение со стороны поляков. Наши беспорядок, отсталость и уровень преступности имеют не последнее влияние на отношение поляков к украинцам.

Нам также нужно отказаться от ошибочного тезиса о том, что, мол, Польша является адвокатом Украины в Европе: мы не совершили ничего такого, чтобы нас защищать. Намного эффективнее было бы, не ожидая, когда Украина получит статус кандидата на вступление в ЕС, начать с Польшей двусторонний переговорный процесс относительно всех ключевых вопросов двусторонних отношений для их скорейшего решения (вроде «вступительных переговоров в ЕС», которые Польша как кандидат на вступление проводила со странами-членами ЕС, в частности с соседями).

Среди важных шагов и действий, которые помогли бы прийти двум странам к окончательному пониманию, я вижу следующие:

— развить максимально активное взаимодействие на всех государственных уровнях: парламентском, правительственном, президентском;

— более активной должна быть роль МИД двух стран, которые должны регулярно проводить консультации по открытым вопросам украинско-польских вопросов;

— положить начало активному диалогу на уровне украинских и польских партий, прежде всего правящих;

— двум странам стоит заняться БОЛЬШИМ ОБЩИМ ПРОЕКТОМ, которым может стать, например, развитие инфраструктуры на украинско-польской государственной границе. Это — наведение порядка на существующих переходах, открытие новых, построение качественных дорог с украинской стороны;

— важным здесь вижу региональное сотрудничество, в частности взаимодействие в формате «Украина-Польша-Литва». Важно, чтобы Украина стала частью инициативы «Трех морей»;

— нужно искать нестандартные форматы. Для украинско-польских отношений сегодня крайне важен фактор США. Поэтому, думаю, встреча трех президентов, министров иностранных дел, другие трехсторонние формулы взаимодействия могли бы способствовать сближению. Именно поэтому я настаивал на важности участия Президента Украины в саммите в Варшаве 6 июля с.г.;

— активизация взаимодействия в военной сфере, совместное участие в миротворческих операциях, проектах НАТО, возвращение к работе успешных форматов из прошлого, к примеру, «УкрПолбата»;

— создание совместного украинско-польского Форума примирения и понимания, в который бы вошли украинские и польские авторитетные интеллектуалы для нахождения формул, которые позволили бы двум народам окончательно снять все исторические недоразумения.

Подытоживая: нужно иметь сильную двустороннюю политическую волю и желание осуществления всех перечисленных выше шагов навстречу. Немаловажна и роль СМИ, которые могли бы стать важным фактором украинско-польского сближения, освещая конкретные действия двух стран на сближение.

Подготовил Мыкола СИРУК, «День»; Александр АВРАМЧУК, Варшава
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments