Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Мундиаль не спасает российскую пенсионную реформу

Путин скорее попытается решить внутренние проблемы путем незначительных уступок, раскола и запугивания оппозиции, а не посредством агрессивных действий на международной арене
4 июля, 2018 - 18:53
ОМСК. 3 ИЮЛЯ 2018 Г. / ФОТО ТВИТТЕР КОМАНДЫ НАВАЛЬНОГО

Грядущая пенсионная реформа, еще не начавшись, уже начала стремительно обрушивать рейтинги популярности Путина, Медведева и других известных российских политиков из правящего лагеря. Надежды советников Путина на то, что удастся вывести президента из-под негативного восприятия народом перспективы существенного повышения пенсионного возраста, свалив всё на и без того непопулярного главу правительства Медведева, провалились. В народном сознании Дмитрий Анатольевич надолго закрепился в качестве жалкой, ничтожной, вороватой и несамостоятельной личности, которая ни одного серьезного шага без путинского одобрения не делает, а уж тем более, когда речь идет о такой глобальной реформе как пенсионная. Поэтому обвалился рейтинг не только премьера, но и самого президента.

Самое удивительное, но этот обвал затронул также рейтинги двух наиболее популярных министров правительства РФ, главы Минобороны Сергея Шойгу и главы МИДа Сергея Лаврова. Рейтинг доверия к первому снизился с 31% до 19%, а ко второму — с 25% до 14%, как свидетельствует опрос, проведенный Левада-центром 22—26 июня. При этом Владимиру Путину сейчас доверяет 48% респондентов, тогда как еще в январе 2018 года, перед президентскими выборами, этот показатель составлял 60%. Замечу, что ниже 48% рейтинг одобрения деятельности Путина в последние годы был только в июне 2013 года, когда народ еще не забыл демонстраций на Болотной площади против фальсификации выборов. Тогда он составлял 36%. В том числе и для поднятия своего рейтинга, Путин затеял аннексию Крыма и войну в Донбассе, в результате чего уровень доверия к президенту в июне 2014 года поднялся до 52%, а в июне 2015 года, после российских успехов под Иловайском и в Дебальцево, достиг максимума за последние 10 лет и составил 64%.

Конечно, 48% — это еще не 36%. Но у падения путинского рейтинга еще сохраняются большие резервы и, если в программу повышения пенсионного возраста, равно как и налогов, не будут внесены кардинальные изменения, в ближайшие недели и месяцы путинский рейтинг может достичь исторического минимума. Народ особенно раздражает, что в то время, когда на его плечи перекладывают основную тяжесть болезненных реформ, президент и его ближайшее окружение вовсю пьют чашу жизни, бесконтрольно распределяя своих бюджетные миллиарды и триллионы. Рейтинг доверия к премьеру, разумеется, тоже упал, хотя и не столь масштабно — с 12% в январе 2018 года до нынешних 9%. Пик популярности Медведева (40%) пришелся на июнь 2008 года, когда он только-только стал президентом и от него ожидали чего-то положительного. Локальный пик популярности Медведева в связи с Крымом и Донбассом в июне 15-го составил 21%, ну а самым непопулярным Дмитрий Анатольевич был в апреле 2017 года после выхода фильма «Он нам не Димон». Тогда российскому премьеру доверяли только 7% опрошенных «Левада-центром», и по сравнению с ними нынешние 9% смотрятся не так уж плохо.

Получается, что нынешнее правительство и президента россияне все больше склонны рассматривать как единую команду, сидящую на шее народа и не заботящуюся о его интересах. Они больше не выделяют из нее, как прежде, популярных Шойгу и Лаврова.

Но гораздо опаснее для нынешних российских властей то, что одновременно с падением рейтингов президента и правительства стало падать недоверие к лидерам оппозиции, старательно культивируемое государственными СМИ. Если в январе 2018 года, благодаря массированной предвыборной пропаганде, уровень недоверия к Алексею Навальному достиг 13%, то в июне он сократился до 6%. Ксении Собчак, как явно кремлевскому проекту, ожидаемо не доверяют больше, чем Навальному, но и у нее рейтинг недоверия снизился вдвое — с 30 до 15%. И это при том, что, сыграв заданную ей роль в ходе президентской кампании, она фактически ушла из политики. И точно так же, вдвое, выросло недоверие к Путину и Медведеву за тот же период — соответственно с 6 до 11 и с 15 до 30%. Таким образом, Путину уже сейчас не доверяют вдвое больше, чем Навальному, причем главе «Фонда борьбы с коррупцией» не доверяют в меньшей степени, чем Явлинскому и Зюганову, у которых этот показатель составляет соответственно 9 и 8%. А ведь еще совсем не вечер, и массовые выступления против пенсионной реформы и усиления налогового гнета только начинаются.

Акции 1 июля в этом отношении не показательны и погоды не делают. Из-за мундиаля они не проводились в Москве, Петербурге и других городах-миллионниках. Но и в этих условиях во многих городах на митинги и демонстрации вышли тысячи человек. Настоящая борьба против пенсионной реформы развернется после 15 июля, когда в крупнейших городах выйдут на улицы десятки, а то и сотни тысяч человек. И будут требовать не только отмены повышения пенсионного возраста, но и отставки президента и правительства. И от силы протестов будет непосредственно зависеть, пойдут ли власти на отмену или хотя бы на принципиальную корректировку непопулярной реформы. Вряд ли кто-нибудь поверит в сказки, которые рассказывают демографы Высшей школы экономики, что в 2028 году женщины, достигшие 63-летнего возраста, будут жить до 86 лет, а мужчины, достигшие 65-летнего возраста — до 80 лет. Демографические прогнозы не более достоверны, чем метеорологические.

Но у Путина, который чрезвычайно не любит уступать народным требованиям, считая это губительным для своей власти, может появиться соблазн посредством крупного внешнеполитического успеха (в его понимании), достигнутого с помощью военной силы, повторить ситуацию 2014 года с Крымом и на патриотической волне нарастить свой упавший рейтинг и провести непопулярную пенсионную реформу. В качестве возможной цели для военной акции часто называют Украину. Чтобы напугать Киев, Путин присвоил «украинские» наименования советского времени своим гвардейским полкам. Однако на реальную войну против Украины российский президент вряд ли решится. Целью такой войны должен был бы стать Киев, чтобы посадить там российских марионеток. Но для этого потребуется разбить украинскую армию. А нынешнее состояние российских войск не оставляет шансов на блицкриг. Воевать же слишком долго (дольше нескольких дней) России вряд ли позволят США и НАТО.

Поэтому Путин может попробовать провернуть авантюру с присоединением к России русскоязычного Северного Казахстана посредством создания там марионеточных «народных республик». Однако это очень не понравится Китаю и дестабилизирует, с непредсказуемыми последствиями, более или менее лояльный к России режим Нурсултана Назарбаева, что может открыть исламистам и наркотрафику прямую дорогу в Россию по казахскому маршруту. Поэтому более вероятно, что Путин попытается решить внутренние проблемы путем незначительных уступок, раскола и запугивания оппозиции, а не посредством агрессивных действий на международной арене.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments