Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

Мусульманская гражданская война

25 июля, 2006 - 20:11

Неужели разделение на суннитов и шиитов на Ближнем Востоке теперь глубже, чем вражда между Израилем и арабами? Вы можете так подумать, учитывая реакцию некоторых арабских правительств на решение группировки «Хизбалла» атаковать Израиль. В то время, когда израильские бомбы падали на Бейрут и Тир, Саудовская Аравия, возможно наиболее консервативное арабское мусульманское государство из всех, открыто осудила действия шиитской группировки «Хизбалла», направленные на раздувание конфликта с Израилем. Никогда прежде в истории арабо-израильского конфликта государство, считающее себя лидером арабских мусульманских народов, так открыто не поддерживало Израиль.

Кроме того, разрыв между Саудовской Аравией и «Хизбалла» — не единичное явление. Египет и Иордания тоже резко осудили движение «Хизбалла» и ее лидера шейха Хассана Насралла за их авантюризм.

Что же стоит за этим ошеломляющим событием? Неужели мы видим фундаментальный сдвиг в отношениях между арабским национализмом и исламским сектантством? Неужели суннитское правительство Саудовской Аравии больше обеспокоено и напугано шиитским исламом, чем предано арабскому единству и решению палестинского вопроса?

Арабское осуждение движения «Хизбалла» предполагает, что мусульманское сектантское разделение, которое уже очевидно в ежедневном насилии в Ираке, усугубляется и усиливается на всем Ближнем Востоке. Желание президента Джорджа Буша пошатнуть застывшие общества арабского мира подразумевало стравливание сил модернизации с традиционными элементами в арабском и исламском обществах. Вместо этого он, кажется, спустил с привязи наиболее атавистические силы в регионе. Открытие этого ящика Пандоры, возможно, возвестило о начале новой и еще более уродливой эры всеобщего насилия, что можно только назвать «мусульманской гражданской войной».

Разделение на шиитов и суннитов существовало с рассвета ислама, но географическая и этническая изоляция неарабского шиитского Ирана вместе с господством суннитских арабских стран над ихними шиитскими меньшинствами, по большей части, удерживали это соперничество на заднем плане. Эта напряженность отступила еще дальше в волне исламизации, вызванной иранской революцией, поскольку в ее пробуждении сектантская идентичность арабов в качестве суннитов была отодвинута еще дальше на задний план, когда появилась всеобщая «исламская» уверенность.

Все это изменилось, когда «Аль-Каида», суннитская террористическая группировка, которая сильно равняется на саудовскую идеологию и сторонников ваххабизма, совершила нападения на Америку в сентябре 2001 года. Особый суннитский тип воинственного ислама теперь начал свое движение. Когда Соединенные Штаты начали войны с суннитским «Талибаном» в Афганистане и с суннитским иракским режимом, эта новая радикальная суннитская черта стала еще смелее.

Недавно утвердившиеся суннитские арабы региона воспринимают Израиль и Запад только как одну угрозу, а другая включает в себя так называемый шиитский полумесяц — дугу земли, которая простирается от Ливана до Ирана через Сирию и Ирак, населенную якобы еретическими шиитами. Правители Саудовской Аравии, как хранители самых священных мест мусульманской веры в Мекке и Медине, возможно, ощущают эту угрозу наиболее остро.

В глазах суннитов шииты не только господствуют на богатых нефтью территориях Ирана, Ирака и восточной области Саудовской Аравии, но и — через действия движения «Хизбалла» — пытаются узурпировать роль «защитника» главной мечты всех арабов — решения палестинского вопроса. Из-за того что саудовская королевская семья получает свою законность из строгой формы суннитского ислама и сомневается в лояльности своего шиитского населения, королевство обратило свой гнев на «Хизбалла».

Как это ни странно, именно Америка, давний защитник Саудовской Аравии, оказала поддержку шиитам, свергнув Саддама Хуссейна и приведя шиитские партии к власти в Ираке. Администрация Буша, кажется, признает то, что она сделала; по мере того, как приобретает вес шиитская дуга на востоке арабского мусульманского мира, Соединенные Штаты пытаются укрепить свою защиту суннитской дуги — Египет, Иордания и Саудовская Аравия — на западе региона. Израиль, который когда-то был непримиримым врагом решения арабского вопроса, теперь кажется встроенным в эту оборонительную структуру.

Но такая оборонительная позиция обречена на нестабильность из-за пан-арабских чувств. Сейчас простые саудовские граждане приклеены к «Аль Джазире» и другим сетям арабского спутникового телевидения, чтобы следить за событиями в секторе Газа и южном Ливане. Они видят, как проливается арабская (а не шиитская) кровь, при этом только движение «Хизбалла» дает отпор. В их глазах «Хизбалла» стало героической моделью сопротивления.

Это служит поводом для углубления раскола между суннитами и шиитами в Саудовском государстве. После официального осуждения движения «Хизбалла» королевством, Саудовское государство призвало своих официальных духовных лиц — ваххабитов — издать фатвы, осуждающие «Хизбалла» как шиитских инакомыслящих и еретиков. Такие осуждения могут только обострить сектантские разделения внутри Саудовской Аравии и в регионе.

По мере усугубления этих противоречий, придут ли суннитские режимы к пониманию того, что им нужна их собственная «Хизбалла», чтобы бороться в их крае? Если они придут именно к такому заключению, то им не надо далеко идти, т.к. многие такие борцы уже обучены — «Аль-Каидой».

Последняя книга Мэй ЯМАНИ — «Колыбель Ислама». Она — научный сотрудник в Чатем-Хаусе в Лондоне.

Мэй ЯМАНИ. Проект Синдикат для «Дня»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ