Люди, у которых есть свобода выбора, всегда выберут мир.
Рональд Рейган, 40-ий Президент США

Новая эра ядерной неопределенности

или Почему Трамп рискует открыть ящик Пандоры на Ближнем Востоке?
16 мая, 2018 - 18:22
ФОТО REUTERS

Своим решением выйти из Иранского ядерного соглашения — официально оно называется «Совместный всеобъемлющий план действий» (СВПД) — администрация президента США Дональда Трампа в очередной раз продемонстрировала свое твердое намерение разрушить важнейшие глобальные структуры и соглашения. Это решение станет огромным ударом по договоренностям 2015 года, поставив под угрозу весь мир.

СВПД является результатом нескольких лет трудных переговоров. Этот план был согласован семью странами, а также Евросоюзом, и единодушно одобрен Советом Безопасности ООН. Тем не менее, в одностороннем порядке Трамп решил ввести «экономические санкции высшего уровня» против Ирана и против «любых стран, которые помогают Ирану в его стремлении обрести ядерное оружие».

Компании и банки из тех стран, которые выполняют взятые на себя обязательства в рамках СВПД, теперь могут серьезно пострадать из-за своих совершенно законных деловых связей с Ираном. Иными словами, страна, которая нарушает свои обещания, решила наказать тех, кто их выполняет.

СВПД еще можно спасти. Все остальные стороны соглашения уже подтвердили, что будут и дальше его соблюдать. Однако в первую очередь Евросоюз должен проявить инициативу и взять на себе ответственность, чтобы гарантировать сохранение СВПД. Трансатлантические отношения имеют высокий приоритет, но таким же приоритетом является защита принципов многосторонних отношений (мультилатерализм) от безрассудных и неоправданных атак. Тем более, когда цель этих атак заключается в том, чтобы отстаивать интересы не Америки, а самого Трампа.

Выход Трампа из СВПД пришелся на очень деликатный период в международных отношениях. Дело в том, что вопрос ядерного распространения сейчас является главным пунктом в повестке дня на Корейском полуострове. Несмотря на отдельные позитивные шаги, которые были предприняты в последнее время, администрация Трампа может, тем не менее, упустить открывшуюся возможность из-за своей непоследовательной политики.

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин недавно провел встречу с северокорейским лидером Ким Чен Ыном для обсуждения официального мирного договора, который завершит Корейскую войну. Встреча Муна с Кимом стала прелюдией к другому экстраординарному саммиту — между Кимом и Трампом; он состоится 12 июня.

Договоренность о первой в истории встрече лидера КНДР и действующего президента США стала результатом значительного прогресса, достигнутого буквально за несколько месяцев. Давайте не забывать, что 2018 год начался с очередного обмена угрозами между Кимом и Трампом, причем Трамп зашел настолько далеко, что хвастался размерами своей «ядерной кнопки».

Однако в дальнейшем США полагались на дипломатию, а не браваду, занимаясь проблемой северокорейской ядерной угрозы. Именно благодаря этому подходу и стали возможными последние успехи. Впрочем, ровно в тот момент, когда только что утвержденный в должности госсекретаря США Майк Помпео летел в Северную Корею на вторую встречу с Кимом, Трамп вернулся к привычным враждебным действиям («modus operandi») по отношению к Ирану.

Переговоры с Кимом всегда выглядели крайне трудной задачей, особенно если учесть, что КНДР, в отличие от Ирана, уже обладает ядерным оружием. Но теперь, когда дипломатический авторитет Америки подорван из-за нарушения Трампом соглашения о СВПД, эта задача станет еще более затруднительной.

Трамп любит говорить о национальных интересах, суверенитете, военном потенциале и экономическом превосходстве. Но его фиксация на Иране имеет мало отношения к «реальной политике» («realpolitik»). Напротив, она является следствием систематического отрицания Трампом любой политики, которая ассоциируется с его предшественником — президентом Бараком Обамой. Кроме того, выход Трампа из СВПД должен порадовать двух любимых союзников Трампа на Ближнем Востоке — Саудовскую Аравию и Израиль. Эти две страны он посетил первыми в качестве президента США.

Более того, когда в марте наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман приехал в Белый дом, Трамп быстро затушевал острый вопрос о войне, которую Саудовская Аравия ведет в Йемене: он стал осуждать поддержку Ираном повстанцев хуситов. Вместо выступления с дипломатической инициативой с целью прекратить боевые действия и восстановить стабильность в Йемене, администрация Трампа продолжает раздувать пламя непрекращающейся саудовско-иранской прокси-войны, которая причиняет неописуемые страдания и будоражит регион.

Между тем, на следующей неделе США перенесут свое посольство в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим (событие уже произошло 14 мая, — Ред.). Когда Трамп в декабре объявил об этом переезде, он уже спровоцировал огромное недовольство в мусульманском мире (хотя протесты в Иране отличались большей агрессивностью, чем в Саудовской Аравии). И тот факт, что посольство будет открыто именно в день 70-летней годовщины декларации о независимости Израиля, будет лишь способствовать усилению противоречий. На следующий день палестинцы отмечают день «Накба» (день «Катастрофы») в память о насильственном массовом переселении палестинского населения, ставшего результатом основания государства Израиль.

Да, конечно, альянсы США с Саудовской Аравией и Израилем не являются чем-то новым. Но Трамп отказался от более умеренных подходов предыдущей администрации, и поэтому он рискует открыть ящик Пандоры на Ближнем Востоке. Ястребы в обеих странах уже почувствовали прилив сил, о чем свидетельствует эксцентричная попытка премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху дискредитировать СВПД. То же самое происходит и в Иране, где выход Трампа из СВПД сыграл на руку сторонникам жесткой линии.

Нынешнее положение дел не сулит ничего хорошо для Сирии, где у всех держав региона имеются свои интересы. Израильские и иранские силы уже вступают в стычки на территории южной Сирии, а правительство Нетаньяху грозится дальнейшими действиями в ответ на новости о возможных поставках Россией зенитно-ракетных комплексов С-300 президенту Сирии Башару Асаду.

Отказ Трампа от СВПД практически неизбежно запустит порочный круг конфронтации на Ближнем Востоке, одновременно еще сильнее запутывая ситуацию на Корейском полуострове. А в более широком плане решение Трампа может иметь серьезные негативные последствия для глобальных усилий в сфере ядерного нераспространения, которым сейчас грозит перспектива регресса. Ставки никогда не были так высоки, как в предстоящие недели и месяцы.

Проект Синдикат для «Дня»

Хавьер СОЛАНА, бывший Верховный представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности, генсек НАТО, министр иностранных дел Испании. Сейчас занимает должность президента Центра глобальной экономики и геополитики ESADE.

Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments