Не потоком шумных и громких фраз, а тихим и неутомимым трудом любите Украину
Андрей Шептицкий, митрополит в ГКЦ

Падеж российских генералов

Мор, который вдруг напал на высокопоставленных российских военных, на первый взгляд выглядит необъяснимым и даже мистическим.
8 января, 2016 - 12:07
ФОТО REUTERS
Игорь Сергун и Александр Шушукин / Фото inforesist.org

Сначала незадолго до Нового года, 27 декабря, внезапно от острой сердечной недостаточности умер заместитель начальника штаба воздушно-десантных войск генерал-майор Александр Шушукин. Затем сразу после Нового года, 3 января, от той же самой острой сердечной недостаточности и столь же внезапно скончался заместитель начальника Генштаба и начальник Главного разведывательного управления генерал-полковник Игорь Сергун. Оба умерли совсем не в старом возрасте – соответственно 52 и 58 лет.

Для генералов, которые отнюдь не в районной поликлинике лечатся, столь ранняя и внезапная смерть и совсем не в бою – событие весьма странное. Ведь столь высокопоставленные военные постоянно проходят медицинские обследования в весьма серьезных медучреждениях и, судя по всему, никаких серьезных заболеваний, включая сердечные, у них не было выявлено вплоть до самой смерти.

Поскольку оба генерала имели самое непосредственное отношение к захвату Крыма, командуя во время этой операции соответственно  спецназом ВДВ и спецназом ГРУ, соцсети отреагировали на рождественский генералопад предположениями, что Кремль зачищает «крымские хвосты», и гадали, кто из Сергеев будет следующим – глава военного ведомства Шойгу или глава Крыма Аксенов. Теоретически, конечно, можно, предположить, что двух генералов ликвидировала некая украинская диверсионная группа, однако практически трудно поверить, что она могла быть столь эффективна, а главное – совершенно невероятно, что она могла получить соответствующее задание от политического руководства.

Точно так же можно предположить, что оба генерала в ходе новогодних праздников сгоряча перебрали свою ному потребления алкоголя (а она традиционно весьма высока и в ВДВ, и в ГРУ), что и привело к летальному исходу. Или по неосторожности употребили суррогатный алкоголь. Как раз перед Новым годом в российских СМИ была мощная пропагандистская кампания против фальсифицированной водки и шампанского. Но как-то сомнительно, что генералы опускаются до суррогатов. Да и умер Шушукин еще 27 декабря – получается, слишком уж рано начал праздновать на полную катушку. И добрый десяток лет празднование Нового года и Рождества для российских генералов обходилось благополучно, а тут вдруг сразу двое даже до Рождества не дотянули, преставились.

Но шутки в сторону. Я бы все же не связывал внезапную смерть двух генералов с их участием в операции по установлению контроля над Крымом. Зачищать высокопоставленных свидетелей этих не самых славных страниц в истории российских вооруженных сил могли бы начать только в том случае, если бы полуостров в ближайшее время собирались вернуть Украине. Да и в этом случае подобная зачистка отнюдь не представляется обязательным условием. Главное же, нет ни малейших признаков, что Путин готов отказаться от Крыма.

Как представляется, шансы на существование имеет другая гипотеза, которая связывает смерть двух генералов не с их пребыванием в Крыму в феврале – марте 2014 года, а с другим немаловажным обстоятельством: и Шушукину, и Сергуну подчинялись части специального назначения. Эти части, напомню, заточены под быстрый и внезапный захват объектов, занимаемых противником, в том числе правительственных зданий. Здесь вспоминается история почти шестидесятилетней давности, когда советский министр обороны маршал Жуков создал «школу диверсантов» (точнее, офицеров спецназа) на 2000 человек под Тамбовом. Когда Хрущев узнал о создании этой школы, примерно за два месяца до того, как она должна была начать функционировать, он сразу оценил этот шаг, предпринятый без ведома Президиума ЦК, как подготовку надежной части для переворота. Ведь диверсантов можно было бы перебросить из-под Тамбова в Москву самолетами за считанные часы. К тому же незадолго до создания школы Жуков обратился к Хрущеву с предложением назначить своего соратника маршала Конева министром внутренних дел. Он также предлагал поставить во главе КГБ армейского генерала. Его имя точно неизвестно, но скорее всего это был начальник ГРУ Сергей Штеменко, при участии которого и создавалась «школа диверсантов».

Никита Сергеевич понял, что Жуков готовит военный переворот. Хрущев, конечно, мог поступить с заговорщиками по-сталински: расстрелять Жукова, Конева, Штеменко и посадить несколько близких к ним генералов. В этом случае можно быть уверенным, что заговор, который удался против Хрущева в 1964 году, не осуществился бы, по крайней мере, в виде отправки «дорогого Никиты Сергеевича» на пенсию. Заговорщики во главе с Брежневым либо вообще не рискнули бы выступить, либо предпочли физическое устранение надоевшего главы партии и правительства. Возможно, Хрущев понимал, что если он сурово накажет Жукова и его соратников, то в следующем заговоре будет рисковать головой. Поэтому он лишь уволил в отставку Жукова, снял с должности и понизил в звании Штеменко и заставил Конева опубликовать антижуковскую статью в «Правде».

Не исключено, что Путин получил из своих источников сведения, подлинные или мнимые, что генералы замышляют что-то против него. И, в отличие от Хрущева, решил проблему радикально. Смерть от острой сердечной недостаточности, напомню, может быть результатом действия самых разных ядов, методика их использования давно отработана в секретных лабораториях НКВД-КГБ-ФСБ. Заодно и предостережение любым потенциальным заговорщикам. Впрочем, это всего лишь гипотеза.

Борис СОКОЛОВ, публицист, Москва
Рубрика: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...