Редчайшее мужество - это мужество мысли
Анатоль Франс - французский прозаик, литературный критик

Российская власть: страх перед выборами

или... перед переворотом?
16 июля, 2019 - 19:01
ФОТО REUTERS

Российская власть все больше испытывает страх перед малейшими проявлениями настоящей демократии. Нынешние предвыборные кампании по выборам губернатора и Законодательного собрания Петербурга и Московской городской Думы это наглядно демонстрируют. Путин и его окружение проявляют особую чувствительность к разного рода выборам именно в двух российских столицах. К тому же Питер — это как бы личный путинский домен. Поэтому президентскому выдвиженцу — крайне непопулярному в городе бесцветному бюрократу Александру Беглову сделали удобных спарринг-партнеров, которые на самом деле и не помышляют о том, чтобы бороться за губернаторское кресло.  Единственный более или менее известный персонаж среди этих спарринг-партнеров — кинорежиссер Владимир Бортко, поставивший «Собачье сердце», «Бандитский Петербург» и «Мастера и Маргариту» и представляющий КПРФ. Можно не сомневаться, что его кандидатура согласована на самом верху, и всерьез бороться с Бегловым он не будет. Два других спарринг-партнера — это депутаты петербургского Законодательного собрания, чьи имена ничего не говорят даже самим петербуржцам. Известно только, что одна из них — племянница лидера «Справедливой России» Сергея Миронова, что однозначно указывает на те пределы, в которых она может быть оппозиционна власти. Всех серьезных оппозиционных кандидатов, как на губернаторских выборах, так и на выборах в петербургский парламент, благополучно отсекли, как с помощью муниципального фильтра, так и, прежде всего, посредством выбраковки подписей, поданных за оппозиционных кандидатов.

Ту же методику, делая основной упор на подписи — наиболее благодатный объект для разного рода манипуляций, власти применили и в Москве.  Главным образом, использовались два метода. Во-первых, на подписных листах к номерам паспортов нужного числа подписантов дорисовывалась лишняя цифра, чтобы паспортные данные становились недействительными. Во-вторых, для проверки в Интернет-поисковики данные подписантов умышленно вводились с искажениями в написании фамилии, имени, домашнего адреса и т. п., так что Яндекс и Гугл уверенно выдавали ответ, что такого человека не существует. Ну и, совсем уж для подстраховки, надежные эксперты-графологи делали заключения, что сотни подписей в подписных листах оппозиционных кандидатов выполнены одной и той же рукой, а значит, недействительны. Таким образом набирался необходимый процент забракованных подписей, что позволяло «законно» отказать в регистрации неугодным властям кандидатам. В Петербурге же еще к тому же под любыми предлогами отказывались принимать документы от оппозиционных кандидатов, устраивая ложное минирование избиркомов, чтобы таким образом максимально отдалив для них время начала сбора подписей. Глава Центризбирком Элла Памфилова было возмутилась безобразиями, творящимися в ходе региональных предвыборных кампаний в Петербурге и Москве, но затем притихла. Видно, ей знающие люди объяснили, что к чему. И Памфилова временно устранилась от предвыборной кампании: срочно легла в больницу на операцию плечевого сустава. Когда в Москве оппозиционные (они же независимые) кандидаты поняли, что их снимают с выборов в Мосгордуму, они срочно созвали митинг протеста у Мосгоризбиркома в форме встречи муниципальных депутатов со своими избирателями. Но на митинг пришло отнюдь не впечатляющая масса народа: по оценке полиции — около 1000 человек, по оценке самих оппозиционеров — около 2000. Но даже если верна эта последняя оценка, такое число протестующих никак не могло впечатлить ни Мосгоризбирком, ни окружные избирательные комиссии. Вот если бы протестующих было бы 10 тысяч, а еще лучше — 20 тысяч, тогда бы избиркомы и Кремль, возможно бы, впечатлились. А так протестующих у Мосгоризбиркома жестоко разогнали. И оппозиционеров, наиболее известные среди которых Илья Яшин и сотрудница Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального Любовь Соболь, предсказуемо не зарегистрировали. Яшина еще издевательски обвинили в том,  что он якобы «использовал административный ресурс», когда оставлял ссылки на свой канал на видеохостинге YouTube. видео на сайте муниципального округа, главой которого он является. Так что и Москве, и Петербургу  8 сентября гарантированы выборы без выбора. Оппозиционеры обещают продолжать протесты в ежедневном режиме, но имеют еще меньше шансов собрать даже те 2000 человек, что им удалось собрать 14 июля. Памфилова пообещала встретиться с независимыми кандидатами, не получившими регистрации, но только 22 июля, когда срок регистрации давно пройдет. Оппозиционеры, конечно, будут оспаривать снятие с выборов в судах. Но суды в России вполне управляемы и никого на выборах не восстановят, если, конечно, внезапно не последует соответствующей команды из Кремля.

Казалось бы, власти теперь, после столь основательной зачистки избирательного поля в Москве и Петербурге, бояться нечего. Но она боится. Тут как раз в эти дни произошло одно примечательное событие. В Подмосковье разбился (или, как деликатно выражаются официальные лица, «совершил жесткую посадку») новый и как будто вполне надежный вертолет Robinson. При этом погибли два пилота, которые при ближайшем рассмотрении оказались людьми очень непростыми, а именно теми, кто учил Путина летать на моноплане перед знаменитым полетом со стерхами. Уж не знаю, каким таким компроматом на первое лицо государства могли обладать несчастные вертолетчики. Но тут же вспомнился столь же трагически завершившийся полет на вертолете заместителя генерального прокурора, курировавшего дело об отравлении Скрипалей, в октябре прошлого года. А затем, в ноябре, последовала смерть от скоротечного онкологического заболевания начальника ГРУ, курировавшего дело Скрипалей по своему ведомству. В этой связи и  трагическое происшествие с путинскими инструкторами по полетам со стерхами смотрится как устранение каких-то нежелательных свидетелей. Такую зачистку нередко проводят тогда, когда не уверены в прочности своей власти. И для этого, как это ни удивительно, есть основания.

Сегодня, когда революция в России пока невозможна, а на выборах у настоящей оппозиции шансов нет, реально возрастает риск дворцового переворота. Народ сейчас больше Путина не любит, чем любит (тут и пенсионная реформа, и повышение налогов, и колоссальная пропасть между богатыми и бедными). Поэтому участники переворота могут ожидать, что свержение Путина будет позитивно встречено как международным, так и российским общественным мнением. А в этих условиях другие претенденты на власть вряд ли рискнут, по крайне мере, в первое время, устранить тех, кто совершит переворот. Да и революции можно будет не опасаться. Вот Путин и принимает превентивные меры. В этом контексте, возможно, стоит рассматривать и отставку командира элитной группы «Альфа» после того, как его подчиненные засветились в элементарном грабеже и рэкете. Не исключено, что на этом череда отставок и смертей не закончится.

Борис СОКОЛОВ, профессор Москва
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments