Родина - это не кто-то и где-то, Я - тоже родина.
Иван Светличный, украинский литературовед, языковед, литературный критик, поэт, переводчик, деятель украинского движения сопротивления 1960-1970-х годов, репрессирован

Устоит ли Идлиб?

«Этот конфликт может поставить не только Ближний Восток, но и весь мир на грань глобального вызова», — эксперт
12 сентября, 2018 - 18:54
ФОТО РЕЙТЕР

В последнее время пристальное внимание мира приковано к событиям в Сирии, а именно к возможному широкомасштабному наступлению правительственных войск президента этой страны Башара Асада при поддержке России и Ирана на провинцию Идлиб.

В прошлые выходные эти силы уже нанесли по Идлибу по меньшей мере 90 ударов, в результате которых погибли четверо гражданских, в частности двое детей, сообщает DW. Это случилось 8 сентября, на следующий день после переговоров в Тегеране президентов Турции, Ирана и России    — Реджепа Тайипа Эрдогана, Хассана Рухани и Владимира Путина  — относительно сирийского вопроса.

Генсек ООН Антониу Гуттериш отметил, что полномасштабного боя за Идлиб нужно избежать любой ценой. Если этого не случится, сказал он, наступление приведет к «гуманитарному кошмару, не похожему на любой другой в кровавом сирийском конфликте». В то же время представитель Офиса ООН по координации гуманитарных вопросов Енс Лаэрке отметил: «Это может стать наихудшим гуманитарным кризисом XXI   в., если дойдет до полномасштабной военной операции».

Великобритания, Франция, Нидерланды, Польша, Швеция, Германия, Бельгия, Италия подписали совместное заявление, в котором призвали Россию и Иран не нарушать режим прекращения огня.

Между тем СМИ сообщают о том, что сирийский режим якобы готовится к применению во время наступления на Идлиб химического оружия. США неоднократно призывали Асада воздержаться от этого шага. А недавно пресс-секретарь Белого Дома Сара Сандерс подчеркнула: если химическое оружие применят, США и их союзники «отреагируют быстро и надлежащим образом». CNN сообщает, что уже даже составлен список сирийских объектов, связанных с разработкой и хранением химического оружия, по которым Вашингтон может нанести ракетный удар в таком случае.

«НУЖНО ЗАДЕЙСТВОВАТЬ МОГУЩЕСТВО ПОТЕНЦИАЛА ЕВРОПЕЙСКОЙ ДИПЛОМАТИИ»

«День» начал разговор с заведующим отделом истории стран Азии и Африки Института всемирной истории НАН Украины Вячеславом ШВЕДОМ с просьбы детальнее рассказать о ситуации вокруг провинции Идлиб и возможных последствиях наступления на нее:

— Саммит так называемого «Союза трех» при участии лидеров России, Ирана и Турции, который состоялся  7 сентября, формально был посвящен обсуждению ситуации в Сирии в целом, но главной темой стала ситуация вокруг провинции Идлиб. Это одна из трех зон деэскалации. Характерной приметой этой провинции, где проживает почти 3.5 млн человек, является то, что в ней сконцентрировались фактически все вооруженные силы сирийской оппозиции: те, которые благосклонны к Турции, Саудовской Аравии и другим странам Залива, а также радикальные группировки, связанные с «Аль-Каидой». Туда также переместились десятки тысяч сирийцев, которые были вынуждены эвакуироваться из других регионов Сирии. Ситуация была, есть и остается очень опасной, потому что Идлиб остался единственным непокоренным регионом Сирии, где господствуют представители сирийской оппозиции. Кстати, семь лет назад эта провинция стала одним из центров восстания против режима Башара Асада. Можно сказать, что Идлиб — это сирийский Пьемонт.

Во время саммита «Союза трех» проявились две линии поведения: одна — Турции, другая — режима Башара Асада и его союзников — России и Ирана. Анкара очень обеспокоена тем, что в Идлибе может пролиться много крови. По словам президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, если такое наступление состоится, Идлиб превратится в «кровавое озеро». Эрдоган впервые прямо столкнулся в словесной битве с российским и иранским коллегами, доказывая, что в любом случае нельзя проводить там военные операции, тем более бомбардировки, химические атаки, ведь это приведет к гуманитарной катастрофе. Нужно понять Турцию, ведь Идлиб граничит с этой страной, и если начнется широкомасштабное наступление, населению не останется ничего, как продвигаться на территорию Турции, а там и так — почти три млн беженцев из Сирии. Турецкое руководство говорит, что больше не в состоянии принять и содержать на своей территории еще несколько миллионов сирийцев.

Другую позицию заняли сирийский режим и его «хозяева» — Иран и Россия. У Башара Асада как таковой сирийской армии уже практически не существует с 2015 года. Этот режим полностью держится на иранских штыках, они перемешались с остатками сирийской армии, переоделись в сирийскую форму и выдают себя за сирийских военных. Иран и Россия подталкивают официальный Дамаск к жесткой атаке против Идлиба и оппозиционных сил, которые там закрепились.

Буквально за день до начала саммита в Тегеране официальный представитель российского МИД Мария Захарова так охарактеризовала позицию России: «Мы террористов убивали, убиваем и будем убивать». Такую же позицию занял и президент РФ Путин во время саммита, когда говорил, что наступление может не состояться, только если военные отряды оппозиции сложат оружие.

Но думаю, что этого не произойдет и что эта провинция будет переживать очень трагические события. В течение нескольких дней после саммита сирийский режим и иранские силы концентрируются вокруг Идлиба, произошли первые бомбардировки. Пока ничто не может помешать будущей атаке сирийской армии, а в действительности — иранских военных, наемников, которые будут прикрывать свои действия российской авиацией.

США бьют в набат, говорят, что делают все для того, чтобы не допустить такого хода событий. Но мне кажется, и, как говорят американские аналитики, маловероятно, что в Сирии произойдет прямое столкновение между Россией и США, так как очень быстро эскалация может привести к глобальной войне.

Хотя министр иностранных дел России Лавров на днях заговорил о том, что опасность этого увеличивается. Действительно, в Средиземном море сконцентрирована эскадра российских кораблей. Однако она не идет ни в какое сравнение с силами шестого американского флота. Россия имеет 30—40 военных самолетов на авиационной базе Хмеймим, в то время как США имеют два авианосца типа «Нимиц», у каждого из которых имеется на борту 85—90 самолетов, не говоря уже об авиационных базах в южной Италии, в регионе Ближнего Востока.

Турция также не остается в стороне и концентрирует свои войска около провинции Идлиб. Есть опасность того, что этот конфликт, в случае открытого наступления сирийского режима, может поставить не только Ближний Восток, но и весь мир на грань глобального вызова.

— Какую реакцию следует ожидать от Вашингтона?

— К сожалению, ситуация намного усложнилась в результате абсолютно непродуманной, бессистемной и авантюрной политики президента США Дональда Трампа в целом на Ближнем Востоке и особенно относительно Турции. Эта страна является наиболее слабым звеном «Союза трех». В Турции господствует сунизм, Партия справедливости и развития близка по своей идеологии к «Братьям мусульман», и их союз с Россией и Ираном — временный. Во многом непродуманные действия Трампа относительно Турции (введение высоких пошлин на ряд турецкой продукции и тому подобное) привели к заметному росту антиамериканизма в общественном сознании турецкого народа и элиты. Эта политика подтолкнула Иран, Турцию и Россию к созданию пока крепкого «Союза трех», который не позволяет США эффективно осуществлять свою политику на Ближнем Востоке. Если бы Вашингтон срочно изменил подход к Анкаре, протянул ей руку, нашел пути нормализации широкого круга проблем в отношениях, это было бы очень сильным сдерживающим заслоном, чтобы не допустить кровавых событий вокруг Идлиба.

— Что еще должен сделать мир, чтобы остановить приближение этой катастрофы в Сирии?

— Более активно должна быть привлечена европейская дипломатия. Кстати, Эрдоган собирается с визитом в Германию. Берлин и Анкара давно являются традиционными союзниками. Несмотря на то, что между ЕС и Турцией тоже имеется много проблем, они понимают, насколько сейчас нужно задействовать могущество потенциала европейской дипломатии, чтобы предупредить развитие событий в этом регионе в крайне нежелательном формате.

Несколько стран Ближнего Востока также призвали не допустить атаки на Идлиб. Но у них сложные отношения с Турцией. После катарского кризиса Турция стала на сторону Катара, развивает с ним отношения, а это очень нервирует Саудовскую Аравию, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн, которые видят в этом нежелательное для себя развитие событий. То есть там нет четкого единства стран, которые должны бы создать единую антииранскую коалицию, чтобы заставить Иран если не покинуть территорию Сирии, как требуют США и Израиль, то хотя бы не допустить кровавого развития событий в провинции Идлиб.

 

Наталия ПУШКАРУК, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments