Иногда кажется, что история ничему не учит. Но это не так. Она же учит - если у этой учительницы жизни УЧАТСЯ
Владимир Панченко, украинский литературный критик, литературовед, писатель

В битве за средний класс

В президентских гонках в США появилась интрига. Ромни начал опережать Обаму
11 октября, 2012 - 11:44

После первого тура предвыборных дебатов президентские гонки в США наконец стали интересными. Появилась неожиданность, интрига. Зародилось напряжение. До этого все шло по сценарию Белого дома. Обаме удавалось держать дистанцию от своего конкурента, преимущественно из-за напоминания избирателям, что республиканский претендент Митт Ромни — оторванный от потребностей простого люда богач, который о них не очень-то будет заботиться, если получит кресло Обамы. Такое напоминание было очень настойчивым.

СОБИРАТЕЛИ МУСОРА

Последним крупным событием в этой линии агитации был ролик, в котором афро-американский уборщик мусора, работающий в районе, где живет Ромни, сетует на нелегкую судьбу. На то, что такие, как Ромни, его даже не замечают — ни его, ни его тяжелого труда. Хотя другие жители случайно с ним и поздороваются, и предложат воды. А семья Ромни — нет. Они не осознают важности его труда. Не поблагодарят за его важную обязанность. А работа тяжелая. Прыгать с грузовика, чтобы схватить и высыпать туда бак с мусором, запрыгнуть назад, и так целый день. Поднимать столько мусора — все это изнашивает его тело, говорит человек. И каким же оно будет к старости?

От ролика набегает слеза. Скупая и не очень. У тех, кому известно о борьбе классов.

Ромни беспокоится только о своих друзьях-богачах, отмечают демократы. Он не хочет поднимать им налоги, хотя бы немного, чтобы во время больших испытаний с рекордным государственным долгом те, кому в этой жизни повезло больше, помогли другим. Помогли своей стране. Хотя бы немного.

И тогда у человека, который не знает о борьбе классов, тоже наворачивается слеза. По той Америке, которой уже может не быть никогда, если эта риторика здесь будет преобладать, потому что аудитория, воспринимающая ее, увеличивается.

Митту Ромни удалось неосмотрительно подлить масла в огонь оппонентам, когда перед соратниками где-то неосторожно заметил, что 47 процентов американцев и так не платят налоги и будут голосовать за Обаму в любом случае, потому что рассчитывают на подачки из бюджета, который наполняют настоящие труженики, доработавшиеся до миллионов. Замечание, о котором он уже публично пожалел.

Ну, сукин сын! — думает потенциальный избиратель и начинает склоняться к мысли, что, возможно, и стоит пойти на выборы. Когда же тот Ромни будет иметь время на простых людей, которых он считает трутнями, если имеет дело только с такими, как сам? Но вы только взгляните на него. Изнеженный, избалованный элитарист. И обратите внимание хотя бы на его игрушки. Его любимый спорт — это вам не бейсбол, как у всех нормальных людей, а конный спорт (так называемый Equestrian Dressage). Это там, где безукоризненно одетый всадник показывает ловкость и эстетику езды верхом, и что Ромни летает смотреть на это в Англию, ведь там это всем нравится, и, возможно, даже самим коням, а с этой стороны атлантического пруда всех нормальных краснокровых американцев от этого тошнит. Или должно тошнить.

Такое изображение Митта Ромни на протяжении всей кампании было... достаточно интересным. По нескольким причинам, но основное — выставить Ромни в таком свете и заставить людей в это поверить, дело непростое. То есть непростое для агитаторов, которые рассчитывают на более внимательную аудиторию.

На тех, кто успел заметить, что Митт Ромни — убежденный мормон. Заметили в потоке почти ежедневного об этом напоминания.

Теологические особенности отставим в сторону, мормоны Бога не боятся, алкоголь не употребляют, не курят, не пьют кофе, не сквернословят, не врут, много работают, имеют много детей, крепкие семьи и читают King James Bible.

То есть первые на очереди в Рай. Они преимущественно скромные и учтивые люди.

И то, что в характере Митта просматривается пренебрежительное отношение к «простонародью», ничто иное как старая, словно мир, скромность. В свои 65 он дальше краснеет, когда его хвалят. Скажем, за благотворительность. Так говорят те, кто его знает.

Упомянутый выше ролик о недовольном собирателе мусора в отношении к Ромни, был не просто не к месту, он стал злой иронией предвыборной агитации демократов. Те, кто его делал, могли очень легко узнать о таком факте из биографии Ромни.

В свою Массачуссетскую губернаторскую кампанию Ромни завел себе такую моду — раз в несколько недель работать на какой-то простой работе, которую делают другие жители штата. Он попробовал немало таких работ. Варил сосиски на бейсбольном стадионе для экзальтированных фанатов, клал асфальт на дорогах, складывал сено на ферме, был волонтером для «скорой помощи», помогал присматривать за детьми.

Последнюю работу называл самой тяжелой. Было в этом перечне еще одно занятие. Вот что он пишет в своей книге «Без извинений»:

«Однажды я убирал мусор. Я стоял на маленькой платформе сзади мусоросборочного грузовика, держась крепко, пока грузовик ехал вдоль узеньких улиц Бостона. Когда мы подъезжали к светофорам, я замечал что покупатели и люди бизнеса, стоявшие всего в нескольких футах от меня, меня даже не видели. Будто я был невидимкой. Возможно, потому, что многие из нас думают, что уборщики мусора не достойны внимания. Я с этим не согласен — каждый, кто тяжело трудится, заслуживает нашего уважения. Я не был очень хорошим уборщиком мусора: однажды, когда я забросил мусор в грузовик, потянул не тот гидравлический рычаг. Вместо того, чтобы запихнуть мусор глубже, я вывалил его на улицу. Может быть, те, кто в костюмах, меня и не замечали, но ребята на стройке неподалеку меня сразу заметили. «Классно у тебя получается, Митт», — крикнули они. «Но может тебе найти более легкую работу?». А затем, с хорошим настроением подошли ко мне и помогли это все убрать».

СОБИРАТЕЛИ ЭМОЦИЙ

Уже в начале дебатов заметно было, что Ромни более оживленный, более решительный, более находчивый, с более быстрой реакцией, чем Обама. Он был твердым в своих заявлениях и вежливым одновременно. А еще, и это самое главное, — более эмоциональный. И это было настоящим открытием для 67 млн. американцев, смотревших дебаты.

Неожиданно человек, выглядевший как заносчивый денежный мешок, принадлежащий к какой-то религиозной секте, оказался открытым, доброжелательным, приятным, доступным.

И к тому же добрым, энергичным и принципиальным. Таким, как они. Только с большим банковским счетом. Американцы были поражены. И опросы сразу показали ощутимый сдвиг. Впервые за время предвыборной кампании они увидели, что, несмотря на критику, Ромни таки может ассоциировать себя с ними. Нормальный, остроумный человек.

В тот день Обама как раз праздновал юбилей своей супружеской жизни, и Ромни пожелал ему в следующий раз отмечать такое событие в более романтической обстановке, чем вдвоем с ним. Такие маленькие замечания с элементами юмора и доброй иронии казались довольно хорошим экспромтом. И как все неожиданное, было свежее, добротнее, воспринималось лучше.

Обама был более тяжелым на экспромт. Он проигрывал в дебатах, потому что следовал какому-то одному ему известному сценарию, и не очень справлялся, когда от сценария нужно было отходить. Это стало еще одной причиной, почему он проиграл первый раунд дебатов.

Ромни делал неожиданное. В ходе дискуссии он начал несколько отклоняться от предварительно провозглашенной платформы, с которой идет на выборы. Он перестал превращать малые разницы между взглядами своими и Обамы в большие, как делал это раньше. Он был умереннее. И Обама не знал, что с этим делать. К чему клеить критику.

Его записки, в которые он так часто заглядывал, такого не предусматривали. Кое-что из сказанного Ромни требовало нового анализа, а времени на это не было. На следующий день демократы назвали поведение Ромни нечестным. Его игру — грязной.

СОБИРАТЕЛИ ГОЛОСОВ

В трех важных для выборов штатах, победа в которых будет решать судьбу выборов, — Флориде, Вирджинии и Огайо — уже на следующий день провели опрос. В двух и из них — Флориде и Вирджинии — Ромни начал опережать Обаму на один процентный пункт.

Все это в пределах статистической погрешности, а потому к гонкам здесь начинают относиться как к интересной игре. Увлекательной и бескомпромиссной. Нет большего накала для помешанных на состязательном спорте американцев, чем до конца не знать, какой из коней первым коснется финиша.

Через четыре дня после дебатов социологическая организация Pew Charitable Center обнародовала более красноречивые результаты общенационального опроса. 46% на 46%. Таков теперь счет. Ничья.

Но важность этой ничьи заключается в том, что еще совсем недавно, в пределах последнего месяца, Ромни отставал от Обамы на 9% в большинстве важных для американцев вопросов их жизни. Еще один важный результат опроса — Ромни ликвидировал свой разрыв с Обамой среди женщин. Такой разрыв еще недавно был свыше 18%.

За какие-то четыре недели до выборов, определенности уже нет ни у кого. Предварительные прогнозы теперь уже ничего не стоят. Оба лагеря получили важный стимул бороться за каждый голос. Так случилось, что настоящая борьба начинается только теперь.

И начало ей (после долгих месяцев праймериз, грандиозной предвыборной агитации, миллионов долларов, потраченных на нее, двух импозантных съездов партий) положила всего-навсего полуторачасовая телевизионная дискуссия кандидатов.

Конечно, немало еще может измениться. Впереди два раунда президентских дебатов, которые, безусловно, будут очень интересными. Еще будет несколько новостей относительно экономических дел. Все это окажет влияние на настроения избирателей. Следующие считанные дни перед выборами станут действительно решающими. Оба кандидата теперь будут воевать за все возможные голоса.

Где-то среди них будет и украинский голос. Приблизительно миллион американцев украинского происхождения живет в США. Они традиционно голосуют за республиканцев, защитников их индивидуализма, экономности, трудоголизма и других странностей. Эти избиратели однако очень чувствительны к одному неожиданному фактору, который время от времени перекрывает даже их привычное политическое мировоззрение. Это то, как кандидат будет относиться к их этнической родине. Когда-то они не простили Бушу-старшему, республиканцу, его Chicken Кіеv-выступление, в котором он призывал тогда еще Советскую Украину оставаться в СССР. Не думаю, что они смогут простить демократу Обаме его перешептывания с Дмитрием Медведевым о том, что он будет более гибким в отношениях с Москвой после выборов.

Недавние президентские дебаты дали еще один аргумент американским украинцам пойти за республиканцем. Их голос, впрочем, растворится среди многих других, чьей благосклонности добиваются кандидаты. Потому что борьба эта — за самый распространенный голос, которому благодарна американская демократия.

Голос прагматизма, труда, американской мечты и мечты о том, чтобы все было в порядке. Голос среднего класса.

Алексей ОПАНАСЮК, специально для «Дня»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ