Теперь каждый украинец должен, ложась, в головы класть мешок мыслей об Украине, должен покрываться мыслями об Украине и вставать вместе с солнцем с хлопотами об Украине.
Николай Кулиш, украинский драматург, режиссер, педагог, представитель Расстрелянного Возрождения

Война и реформы

Закон «О национальной безопасности Украины» года близок по своей философии к Закону «О национальной безопасности США» от 1947 года
20 июля, 2018 - 12:39
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

5 июля 2018 года Президент Украины Петр Порошенко на церемонии подписания Закона «Об основах национальной безопасности Украины» особенно отметил тот факт, что данный новый Закон свидетельствует о «нашем возвращении к европейской семье народов, в европейское политическое, экономическое, безопасностное, правовое пространство, вплоть до приобретения членства в Европейском Союзе и в Организации Североатлантического договора».

Закон был подготовлен в тесном взаимодействии с экспертами НАТО, Европейского Союза и США. По сути, он начинает кодификацию законодательства в сфере национальной безопасности. Его принятие удостоверяет начало коренного пересмотра принципов и принципов организации деятельности органов государственной власти в сфере национальной безопасности Украины.

Сделан важный шаг на пути превращения СБУ по лучшим моделям служб внутренней безопасности ЕС и НАТО, которая, в соответствии со ст. 19 Закона, отныне является «государственным органом специального назначения с правоохранительными функциями, что обеспечивает государственную безопасность, осуществляя с неуклонным соблюдением прав и свобод человека и гражданина:

•  противодействие разведывательно-подрывной деятельности против Украины;

•  борьбу с терроризмом;

•  контрразведывательную защиту государственного суверенитета, конституционного строя и территориальной целостности, оборонного и научно-технического потенциала, кибербезопасности, экономической и информационной безопасности государства, объектов критической инфраструктуры;

•  охрану государственной тайны».

Определены конкретные сроки создания современной модели СБУ, поэтому поручено «Службе безопасности Украины разработать в шестимесячный срок со дня вступления в силу данным Законом законопроект о внесении изменений в Закон Украины «О Службе безопасности Украины» и подать его Президенту Украины для внесения в установленном порядке на рассмотрение Верховной Рады Украины» (ст. 6 раздела VІ «Заключительные и переходные положения»).

Принятие Закона было результатом плодотворной, но достаточно сложной и длительной дискуссии во внутренне— и внешнеполитических измерениях, в частности,  относительно СБУ. Более 60 парламентариев выступило во время его обсуждения и принятия 21 июня 2018 года, проголосовало 248 депутатов Парламента (против голосовали 17, воздержались 32, не голосовали 61). Свыше 90 отечественных печатных и электронных СМИ высказалось из этого вопроса, длится дискуссия и в Интернет-среде, участники которой выражали разные, а в то же время и противоречивые взгляды. Естественно, будет длиться и последующая дискуссия вокруг данного Закона, а в этом контексте — и будущего Службы безопасности Украины.

Мы предлагаем начать «честный, профессиональный и производительный разговор, дав волю творческой инициативе людей», как говорил когда-то наш славный земляк доктор Богдан Гаврилишин. Его книга  «До ефективних суспільств. Дороговкази у майбутнє», стала мировой премьерой в 1980 году на заседании «Римского клуба». Кстати, в названии статьи мы использовали именно «указатели» относительно Закона «О национальной безопасности Украины». Мы будем руководствоваться также методологией Богдана Гаврилишина для оценки явлений и событий, в которой совмещаются подходы аналитический (сравнить практику), рекомендательный (что предложить) и прогнозный (определить вероятность предложенных изменений).

ТЕЗИСЫ ОБ УКАЗАТЕЛЯХ В БУДУЩЕЕ

1. В дальнейшем предлагаем придерживаться избранной методологии.  Анализ предыдущей дискуссии засвидетельствовал, что из всего спектра обсуждаемых проблем национальной и европейской безопасности при принятии Закона «О национальной безопасности Украины» наибольшее внимание акцентировалось на вопросе неотложного лишения Службы безопасности «несвойственных функций» и усилении контроля за ее деятельностью. Во многих случаях откровенно демонстрировались политическая заангажированность или же рудиментарный уровень осведомленности в этих вопросах, стремление «одним махом» запретить СБУ расследовать экономические и коррупционные преступления. Как известный персонаж, который для «торжества справедливости все взять и разделить», некоторые «специалисты» навязывали обществу ошибочное представление о том, что такие функции якобы противоречат «стандартам НАТО и Евросоюза», ссылаясь при этом на Рекомендации  ПАСЕ 1402 (1999).

2. Свидетельством поверхностного знакомства таких «экспертов» с отечественной правоохранительной системой и функциями сектора безопасности является и то, что СБУ никогда не расследовала экономических преступлений, а обнаруживала и передавала их за подследственностью. Напомним, что в Рекомендации  ПАРЕ 1402 (1999) «Контроль за деятельностью служб внутренней безопасности стран-участниц Совета Европы» отсутствует термин «стандарты» непосредственно относительно организации деятельности спецслужб. Зато использован такой термин: ПАСЕ «считает необходимым», «предлагает» и тому подобное. При проработке этих вопросов Комитет по юридическим вопросам и правам человека ПАСЕ провел также в 1998 году консультации с экспертами, в том числе и ФСБ России, в Венеции и Мюнхене.

Результатом, как мы говорили раньше, стали не «стандарты» в Рекомендации 1402 (1999), а определенные принципы построения служб внутренней безопасности с учетом особенностей национальных правовых систем, среди которых: наличие правовой основы деятельности; запрещение использования в политических целях; наличие демократического контроля и тому подобное.

Напомним, что почти на 10 лет раньше  Рек. 1402 (1999),  25 ноября 1991 года, по инициативе первого руководителя СБУ Евгения Марчука, был создан один из первых правовых механизмов демократического контроля за Службой безопасности. В этот день Председатель Верховной Рады Украины Леонид Кравчук своим распоряжениям (№ 1859-ХІІ) создал совет СНБУ, в состав которого входили известные политики, 5 народных депутатов Украины: Генрих Алтунян, Михаил Горинь, Юрий Костенко, Валентин Лемиш, Владимир Слободенюк.  В принятом в марте 1992 году Законе «О Службе безопасности Украины» были закреплены соответствующие статьи относительно демократического контроля, которые действующие и сегодня («Принципы деятельности Службы национальной безопасности Украины», «Правовая основа деятельности Службы национальной безопасности Украины», «Деятельность Службы национальной безопасности Украины и права человека», «Внепартийная Службы национальной Украины», «Право общественности на информацию о деятельности Службы национальной безопасности Украины»).

Это было еще задолго до открытой российской агрессии в Украине, аннексии Крыма и развязанной Кремлем войны на Донбассе. На то время ни один из сторонников вышеприведенных «стандартов» не мог представить себе открытых боевых действий между прежними «стратегическими партнерами», отношения между которыми базировались на «Договоре о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией» и других межгосударственных соглашениях.

Подчеркнем, что работа над Рекомендациями ПАСЕ 1402 (1999) началась в 1994 году, что совпало с определенным «романтичным» периодом мировой и европейской политики после свержения тоталитарных режимов на территории прежнего СССР и государств Восточной Европы. Но уже тогда начали появляться тревожные сигналы. Известный ученый Сэмюэл Хантигтон в 1993 году в американском политологическом журнале «Форин ефферс» опубликовал небольшую статью о характере будущих конфликтов, которые будут цивилизационными. Одновременно начал рождаться «Русский мир», который сегодня активно используется русской властью как цивилизационное оружие, что особенно на себе почувствовали страны Балтии.

3. В этом контексте реализация Закона «О национальной безопасности Украины», в том числе — реформирование СБУ, будет требовать решения фундаментальной проблемы. Она очень чувствительна и противоречива, потому что речь идет об «обеспечении правильного баланса между нашей концепцией свободы и нашей потребностью в безопасности», о чем идет речь в Рекомендации ПАСЕ 1713 (2005) «О демократическом надзоре за состоянием в сфере безопасности в государствах-членах».

Этот непростой процесс прошли общества в США и страны Европы. После известной террористической атаки в 2001 году американцев сплотила классическая формула свободы, сформулированная еще средневековым нидерландским философом Бенедиктом Спинозой: «Свобода является осознанной необходимостью». Был принят закон под названием «Патриотический акт», который давал спецслужбам и полиции широкие полномочия в сравнении с мирными временами.

Если мы, украинцы, не найдем «правильный баланс между нашей концепцией свободы и нашей потребностью в безопасности», то вскоре на пороге домов пропагандистов «европейского виденья в деятельности СБУ» в Киеве, Львове, Луцке, Запорожье, а также — в Лондоне, Амстердаме, Брюгге, Брюсселе, Париже и другом появятся «зеленые человечки» и на чистейшем русском языке скажут «Добрый день!» Так уже было в странах Балтии (Литве, Латвии и  Эстонии) в 1939—1940 годах,  в Венгрии (1956) и Чехословакии (1968), а также в украинском Крыму и на Донбассе — в 2014 году.

4. В новом Законе «О национальной безопасности Украины» предусмотрено, что СБУ отказывается от борьбы с экономическими преступлениями и сосредоточивает усилие на контрразведывательной и антитеррористической защите критической инфраструктуры государства, ее оборонного и экономического потенциала. При участии СБУ разработана Концепция создания системы защиты критической инфраструктуры Украины, осуществляется подготовка проекта Закона Украины «О критической инфраструктуре и ее защите». Целесообразность этого шага подчеркивают примеры ряда служб внутренней безопасности стран ЕС и НАТО (Бельгия, Болгария, Великобритания, Эстония, Латвия, Литва, Люксембург, Германия, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Турция, Венгрия, Финляндия, Франция, Хорватия, Чехия).

Целесообразность такого шага засвидетельствовала и гибридная война, что ведет Россия против Украины. Подразделами контрразведывательной защиты интересов государства в сфере экономической безопасности СБУ в 2014 — 2018 годах предоставлено содействие органам власти в сдерживании реализации Российской Федерацией на территории Украины своих геополитических и геоэкономических интересов, значительно уменьшено российское присутствие в национальной экономике, снижена зависимость государства от критического сырья, разоблачены и прекращены агрессивные попытки кредитной и инвестиционной экспансии РФ.

Например, Служба безопасности Украины предотвратила намерения акционеров ПАТ «Харьковский тракторный завод» относительно полного прекращения его деятельности и перенесения к РФ производственных мощностей, которые планировалось привлечь к выполнению российского государственного оборонного заказа. По результатам проведения острых оперативно-следственных мероприятий не допущено противоправное копирование и передача российской стороне конструкторской и технической документации оборонного характера, в том числе той, которая содержит государственную тайну. По решению суда наложен арест на счета, целостный имущественный комплекс и акции завода, что позволило остановить разрушение производства.

Имеются и другие многочисленные примеры, об отдельных из которых сообщается на сайте СБУ.

5. Во время обсуждения 21 июня 2018 года в сессионном зале народные депутаты не поддержали предложения передать функцию борьбы с коррупцией и организованной преступностью к другим правоохранительным органам и срочно ликвидировать ГУ «К» Службы безопасности Украины.

В то же время отмеченной функции и заданий нет в опубликованном Законе «О национальной безопасности Украины» среди заданий и функций СБУ. Одновременно это будет определять и рамочные параметры проекта Закона «О Службе безопасности Украины», который должен быть подано на рассмотрение не позже 7 января 2019 года.

Что можно сказать по этому поводу? Прибегнем к предложенной нами методике и начнем с аналитического подхода, то есть сравнение практики. Задания по противодействию коррупции и организованной преступности в пределах определенной компетенции выполняют спецслужбы внутренней безопасности стран ЕС и НАТО, таких, как Германия, Франция, Испания, Польша, Румыния, Словакия, США, Канада, Бельгия Болгария, Греция Испания Италия Португалия, Турция, Эстония  Латвия, Польша, Венгрия и тому подобное.

Такой подход базируется на интегральной оценке опасности тесной взаимосвязи организованной преступности с терроризмом. За оценками Всемирного банка, террористическое нападение на США 11 сентября 2001 года увеличило количество попрошаек в мире на 10 млн. человек и нанесло вред мировой экономике на сумму свыше 80 млрд. долларов. Транснациональная организованная преступность и коррупция, особенно наркоторговля (доход до 500 млрд. долларов США) и отмывание грязных денег (до 1,5 трлн. долларов США на год) были и будут одним из источников финансирования международного терроризма.

К сожалению, это стабильная тенденция.  Но зная об этом, почему в условиях российской войны против Украины предлагается исключить Службу безопасности Украины (в сущности, национальную контрразведку) из перечня национальных спецслужб,  которые  противодействуют организованной преступности? Как в этом контексте понимать п. 4 в. 4 Закона «О разведывательных органах Украины», на которые возложено «участие в  борьбе с терроризмом, международной организованной преступностью,  незаконным  обращением наркотических  средств, незаконной торговлей   оружием   и  технологией  ее  изготовления,  незаконной миграцией»?  Ведь собственно подразделения Службы безопасности Украины через родство форм и методов оперативно-разыскной и контрразведывательной деятельности длительное время были и остаются основными потребителями разведывательной информации, которую добывают СЗР, ГУР МО, пограничная разведка Украины по проблемам противодействия организованной преступности.

Кто в Украине после 7 января 2019 года будет выполнять эти задачи? Сдержит ли это распространение коррупции и организованной преступности сугубо полицейскими приемами и средствами криминальной репрессии, имеющимися в арсенале НАБУ, Национальной полиции, ДБР и тому подобное? Поэтому возникает острая  потребность в использовании наработанных в СБУ специальных методов к преодолению отмеченных негативных явлений.  Спецслужба способна (в полном соответствии с европейскими подходами относительно не только реактивного, но и проактивного влияния) применять контрразведывательные методы, в частности с тем, чтобы противодействовать коррупции и организованной преступности, угрожающих для государственной безопасности Украины проявлениях.

6. Ветераны разведывательных органов Украины выражают обеспокоенность по поводу недооценки важности сохранения установленных законодательством ограничений на число субъектов разведывательной деятельности.

Как известно, Законом Украины «О разведывательных органах Украины» определенно, что исключительное право на разведывательную деятельность имеют Служба внешней разведки Украины, разведывательный орган Министерства обороны Украины (Главное управление разведки Министерства обороны Украины) и разведывательный орган специально уполномоченного центрального органа исполнительной власти по делам охраны государственной границы (Пограничная разведка). Им же запрещается заниматься разведывательной деятельностью другим  органам государственной  власти,  предприятиям,  учреждениям и организациям независимо от формы собственности, а также физическим лицам.

В то же время вместо того, чтобы подтвердить нерушимость указанных основополагающих принципов организации этой чрезвычайно специфической и чувствительной сферы внешнеполитической деятельности, Закон Украины «О национальной безопасности Украины» создал условия для расширения в дальнейшем количества ее субъектов. Речь идет не только о новом определении разведывательных органов Украины, которые отныне фигурируют как «государственные органы или структурные подразделения в их составе» (статья 20), но и о разрешении на «привлечение к выполнению отдельных разведывательных заданий других субъектов» (статья 32).

Убеждены, что на данном этапе расширение разведывательного содружества Украины неминуемо приведет к разбалансировке и без того несовершенной системы взаимодействия между разведывательными органами, дублированию функций, усилению нездоровой конкуренции между ними, росту бюджетных расходов, увеличению количества конфликтных ситуаций, а в случае полностью прогнозируемых «провалов» — существенным имиджевым потерям для государства.

7. Закон совершенствует существующую конфигурацию демократического гражданского контроля над сектором безопасности (раздел ІІІ «Демократический гражданский контроль», а также раздел ІV «Заключительные и переходные положения»).  Предусматривается, в частности, создание соответствующего Комитета Верховной Рады.

Как отметил Президент Украины, новый закон, с одной стороны, будет предусматривать как новые дополнительные полномочия СБУ, а с другой — повысит гражданский, в том числе и парламентский контроль за ее деятельностью.

Практика деятельности соответствующих парламентских комитетов в странах ЕС и НАТО недавно обсуждалась на экспертных консультациях в апреле 2018 года в Киеве при участии экспертов Службы безопасности Украины, разведывательных органов, парламентариев, Офиса НАТО в Украине и Консультативной миссии ЕС, Женевского центра демократического контроля над вооруженными силами (DCAF).

В центре внимания была специфика участия такого комитета в защите конституционных прав и свобод граждан и интересов национальной безопасности, развития сильных безопасностных институций за счет парламентского контроля за спецслужбами, минимизация политического влияния на спецслужбы, контроль за эффективностью использования бюджетных средств.

Приятно напомнить о том, что 26 июня 2018 года, в соответствии с приказом Председателя Службы безопасности Украины генерала армии Украины В. Грицака, объявлена благодарность Службы безопасности Украины с вручением наградного знака заместителю директора DCAF Филиппу Флури за его «значительный личный вклад в развитие в Украине европейских и евроатлантических принципов демократического гражданского контроля над специальными службами».

Плодотворное сотрудничество СБ Украины с DCAF — влиятельной научно-аналитической учреждением  ЕС и НАТО — началось в середине 2008 года.  23 апреля 2008 года в Национальном университете «Юридическая академия Украины им. Я. Мудрого» (г. Харьков) состоялась международная конференция «Защита демократических ценностей и соблюдение прав человека в деятельности спецслужб».

С того времени Служба безопасности Украины совместно с DCAF, НАТО и ЕС, международным и украинским экспертным сообществом, Национальным институтом стратегических исследований, ведущими украинскими вузами проведено 8 таких научно-практических международных конференций, в которых приняло участие почти 900 участников. Это способствовало формированию в сфере национальной и государственной безопасности Украины профессионального сообщества экспертов в отрасли демократического гражданского контроля, и эту практику стоит продолжать.

8. Об одном из ключевых моментов. Во время подписания Закона «О национальной безопасности Украины» Президент Петр Порошенко отметил, что «такие революционные изменения в секторе обороны и безопасности» нужны даже в условиях войны и необходимости давать отпор российскому агрессору. «Я твердо отмечаю, что аргумент о том, что война не есть временами для реформ, является абсолютно ошибочным», — отметил он.

Подчеркнем, что упомянутые в начале статьи заангажированные или недостаточно осведомленные «эксперты» активно использовали заезженную пластинку об отсутствии реформ и принципиально не замечали те революционные сдвиги в 2014-2018 годах в Службе безопасности Украины, о чем неоднократно информировали Председатель СБУ, генерал армии Украины Василий Грицак и другие руководители Службы. Мы не преувеличим, потому что без их смелости и воли к таким преобразованиям 4 года невозможно было бы воевать с российским агрессором и создать реальную базу для следующих реформ сектору безопасности и СБУ. Коротко о выполненном.

Прежде всего это касалось людей. Усовершенствована кадровая политика, осуществлены комплексные мероприятия по очищению рядов СБУ от изменников (проводятся 96 криминальных осуществлений относительно таких  лиц, за 21 из них вступил в силу приговор суда) и немотивированных сотрудников. Откорректировано задание и обновлена структура подразделений контрразведки и военной контрразведки, основаны мероприятия по усовершенствованию контрразведывательного режима в Украине, переориентация деятельности Службы в сфере экономики на контрразведывательную и антитеррористическую защиту критической инфраструктуры государства.

Внедряются современные методики подготовки личного состава Центра специальных операций борьбы с терроризмом СБУ, что применяются в странах-членах ЕС и НАТО, усовершенствовано его управление. Создан Ситуационный центр обеспечения кибернетической безопасности, оборудования и программное обеспечение которого получено в рамках выполнения первого этапа Соглашения о реализации Трастового фонда Украина — НАТО по вопросам кибербезопасности.

Мы уверены, что уроки АТО станут площадью для реформы СБУ. В этом контексте стоило бы инициировать проведение крупного международного форума, на который пригласить послов иностранных государств, наших партнеров с НАТО, чиновников Евросоюза, депутатов ПАСЕ. На этом собрании дать им возможность ознакомиться с легализуемыми материалами, которые рассказывают о противодействии спецслужбам Российской Федерации. Возможно, западные специалисты окажутся более подготовленными к восприятию объективной реальности и впоследствии поделятся своими впечатлениями с украинскими экспертами и парламентариями.

В КОНЦЕ

Мы благодарны редакции и готовы дальше продолжить дискуссию по вопросам разведки и контрразведки, кибербезопасности, защите государственного суверенитета и подготовке личного состава и других вопросов, о которых сегодня не шла речь. Видится, что дальнейшее содержание такой дискуссии стоит определять в мировоззренческих категориях.

Прежде всего, в мировоззренческом смысле украинский Закон «О национальной безопасности Украины» года близок по своей философии к Закону «О национальной безопасности» США от 1947 года, где определена цель последнего — «обеспечить формирование объединенной политики и процедур для ведомств, агентств и функций правительства, которые касаются национальной безопасности» (ст. 2 «Заявление о политике»).

Подчеркнем, что американский Закон уже работает 71 (!) год, потому мы предлагаем амбициозное задание: что должны сделать украинские политики, правительственные чиновники и экспертная среда для того, чтобы Закон «О национальной безопасности Украины» работал по крайней мере не меньше, чем его американский дедушка.

Александр БЕЛОВ, генерал-лейтенант Службы безопасности Украины в отставке, Александр ХРИСТЕНКО, генерал-лейтенант Службы внешней разведки Украины в запасе
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments