Единственный признак, по которому узнаем народ, к тому же признак незаменим и окончательный - единство языка
Александр Потебня, выдающийся украинский языковед, философ, доктор филологии, профессор

Алексей ПОДОЛЬСКИЙ: «Мельниченко могут и посадить»

25 октября, 2012 - 11:43
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Николай Мельниченко был задержан вчера работниками СБУ в киевском аэропорту «Борисполь». Достаточно неожиданная новость, но если учитывать неординарность фигуры экс-майора Госохраны, это вполне в его стиле. Главный вопрос здесь, конечно, почему Мельниченко вернулся в Украину? Он пока остается открытым. Пресс-служба СБУ сообщила, что он прилетел в Киев рейсовым самолетом из Нью-Йорка и был задержан на основании постановления Шевченковского районного суда столицы.

Напомним, в сентябре 2011 года в рамках уголовного дела экс-майор был объявлен в розыск по обвинению в разглашении государственной тайны, подделке документов и превышении должостных полномочий. Печерский райсуд признал законным возбуждение Генпрокуратурой в 2001 дела против Мельниченко. Его защита обжаловала данное решение, однако Апелляционный суд Киева оставил его в силе.

Возвращаясь к неординарности. Ранее Мельниченко сам заявлял, что находился в Израиле, и эта страна отказалась его выдавать, потом он сообщил, что находится в США, а совсем недавно Мельниченко был задержан в аэропорту Неаполя в Италии по ордеру, выданному украинским Интерполом. Позже его освободили, и он опять отбыл в США.

Гражданская жена экс-майора Наталия Розинская надеется, что защите удастся добиться того, чтобы Н. Мельниченко был выпущен в ближайшее время под подписку о невыезде. «Мы будем говорить о подписке о невыезде. Но даже эту меру пресечения я считаю неадекватной, потому что человек сам вернулся в Украину», — сказала Розинская в комментарии УНИАН. Когда готовился номер, еще не было известно о мере пресечения относительно Мельниченко.

Странным на сегодняшний день выглядит задержание Мельниченко еще и из-за того, что он в свое время неоднократно заявлял, что готов полностью сотрудничать с Генпрокуратурой. Но здесь есть один нюанс. По сообщению СБУ, именно эта структура по поручению Генпрокуратуры в настоящий момент расследует дело Мельниченко. Это нам, кстати, подтвердили и в пресс-службе ГПУ. Но вряд ли это снимает ответственность с Генпрокуратуры, ведь именно она возобновила это дело.

«То, что сегодня делает прокуратура — это дело против общества. Для того, чтобы такие, как Пукач и другие делали то, что им скажут и не гавкали, нарушали закон и это было под завесой тайны, — комментирует «Дню» общественный деятель, пострадавший по делу «Гонгадзе-Подольского» Алексей Подольский. — Если человек узнает о преступлении — он обязан его задокументировать, чтобы дать обществу информацию. И никакими секретами здесь нельзя закрываться. Суд вынес решение, что пленки не являются доказательствами, значит Мельниченко — преступник, поэтому могут и посадить, чтобы другим неповадно было президентов писать. Для этого у нас есть Печерский суд, который на белое говорит черное. Между тем Кучма на свободе, даже больше, вместе с Яценюком идет к власти. Это же его человек, который финансируется Пинчуком. Они будут договариваться с Януковичем, чтобы Яценюк был премьер-министром, а «крестный отец» Кучма будет у него за спиной».

«Я не знаю, какими аргументами руководствовался Николай, приезжая в Украину, — говорит политический деятель Александр Мороз. — Я лишь знаю, какова на него реакция наших правоохранительных органов. Но обвинять Мельниченко в чем-то, что вредило бы государству — нет оснований. Тем более, он сотрудничал с прокуратурой. По моему мнению, это попытка отвлечь внимание общества и отдельных людей от того, что власть медлит с рассмотрением конкретно по делу Гонгадзе, по делу бывшего президента и других должностных лиц. Речь идет в этом случае не о записях, а о фактах, которые зафиксированы на них. Против них никто не может возражать. Якобы не было ничего связано с действиями высокопоставленных должностных лиц, которые были в кабинете президента, но от этого — и смерть Гонгадзе, и смерть Кравченко, и смерть Малева, и смерть одного из милиционеров, и задержание Пукача — все идет из одного кабинета. Здесь есть много странных вещей».

Иван КАПСАМУН, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ