Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Полетела «белая ворона»

29 августа, 2005 - 19:40
СЦЕНА ИЗ СПЕКТАКЛЯ / ФОТО БОРИСА КОРПУСЕНКО / «День»

На радость Украине «белых ворон» у нас все больше. Уже не хотим летать черной стаей и каркать на белый свет. Хотим быть самостоятельными, самодостаточными, выразительно индивидуальными и иметь силы противостоять судьбе, ситуации, серости и черноте. На театральном поприще также увеличилось количество «белых ворон». Три года назад Анатолий Хостикоев и Богдан Бенюк организовали театральную компанию «Бенюк—Хостикоев», меценатом которой стала фармацевтическая фирма «Дарница».

Уже четвертый спектакль выпускает эта дружная маленькая компания. Вот недавно, накануне Дня Независимости из их рук, точнее, из их сердец вылетела «Белая ворона», первая когда-то украинская рок-опера Геннадия Татарченко на либретто Юрия Рыбчинского о Жанне д’Арк, о стремлении человека к свободе и способности его пожертвовать собственной жизнью ради свободной родины. Долго это произведение пробивалось когда-то на советскую сцену. По перышку, по вокальным шлягерам хорошо пощипали ее в свое время талантливые эстрадные певцы, поражая публику образными содержательными текстами и мелодиями, которые врезались в память. А позже, уже на волне уходящей моды на мюзиклы и рок-оперы, известный режиссер Сергей Данченко поставил-таки «Белую ворону» на сцене Киевского театра имени И. Франко. Молодой Хостикоев встретил тогда в актерском партнерстве с Наталией Сумской (Жанна д’Арк) себе ладу-жену. Спектакль жил долго и радовал зрителей их искренней любовью, многообразностью персонажей, грандиозностью постановки и сценическими эффектами, например, полет «белой вороны»-Орлеанской девы, распятой на длинных ремнях, сквозь дым и пламя смертного костра.

Еще древние философы заметили, что нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Мысленно возвращаясь в свою молодость, режиссер Хостикоев хорошо это знал и входил совсем в другую реку — с молодыми исполнителями, с другим, современным музыкальным интонированием вокальных текстов, с заметно сокращенными и слегка обновленными текстами драматургическими.

Легче всего надуть губы и с гримасой театрального гурмана хныкнуть на творческие барахтанья этой независимой театральной компании, на наивно-актерскую режиссуру Хостикоева, трогательную старательность непрофессиональной дебютантки Юлии Вдовенко в роли Жанны, на довольно дешевые сценические эффекты — тут тебе и детки мал-мала меньше, и живой белый конь под Орлеанской девой, и дым, и мотоциклы, и, конечно, распятый полет, как было когда-то. Но издавна известно этическое творческое правило — судить художника по законам, им самим над собой поставленным. Хостикоев не претендует на философскую мудрость и тонкие психологические подтексты. У него другой жанр — драматизированное шоу, музыкальный плакат, рок (!) опера, называйте как хотите. Здесь все умышленно упрощено, чтобы дошло до каждого молодого недотепы или до любительницы сериалов. Здесь нет характеров — есть образы, своеобразные маски, мишура, которую легко набрасывают на себя (и сбрасывают так же) актеры. Здесь нет намеков — все сказано прямым текстом, выкрикнуто прямо в лоб, в глаза, еще и многократно повторено, чтобы зритель запомнил для себя эти простые непростые понятия — свобода, честь, родина, народ. Здесь нет противоречий и сложности исторической ситуации с англо- франкской Cтолетней войной, здесь есть драматургическая схема фабулы: Жанна собиралась замуж — услышала голоса, зовущие на подвиг, — она короновала Филиппа Валуа, внука Анны Ярославны — он ее поблагодарил и отправил назад, домой — она власть ослушалась, повела войско освобождать Париж — по дороге ее взяли в плен, перекупали друг у друга — предложили жизнь в обмен на имя (казнят под именем Жанны какую-то падшую женщину) — она не захотела пожертвовать честью принадлежать истории — ее сожгли — все.

Ну и какая разница, что было на самом деле, ведь и в первом варианте пьесы все было более сложно — не историю же изучать идут люди в театр, сейчас сами историки не уверены, действительно ли была сожжена Жанна д’Арк на костре. Зритель идет за эмоциями и впечатлениями. И на спектакле Хостикоева он их получает. Красиво, стильно танцует и работает массовка, прошу прощения, народ. Что-то вроде коктейля из старинных неловких танцев с картин Брейгеля и современного репа и брейк-данса. Все очень красиво поют. Наталья Сумская в роли Столетней войны — так просто виртуозно. Василий Мазур (играет нескольких персонажей) прекрасно владеет своим уникальным басищем. Бенюк известный у нас вокалист во всех стилях и регистрах. Ну, а дебютантка Юленька Вдовенко, найденная создателями спектакля среди народных талантов, имеет неповторимый тембр голоса и демонстрирует не поверхностно-эстрадный темперамент, а насыщенный драматизм пения. Хотя еще плохо владеет дыханием, а внимательному профессиональному глазу видно, что она играет не столько Жанну, сколько повторяет режиссера Хостикоева, который, по-видимому, на репетициях красиво сам сыграл эту роль. И что такого? Вдовенко еще только начинает, у нее все впереди. А особенно приятно было наблюдать, как ей помогают, как ее опекают все участники, партнеры, а она «выкладывается» изо всех сил. И в конечном итоге все красиво у нее получается. Разве что контраста между юной женственностью и мужественностью отваги, святого призвания пока недостаточно. Это придет.

Ну и что, что иногда в спектакле концы с концами не сходятся. Трудно понять, где орлеанцы, где бургундцы, где компьенцы, когда и почему народ отвернулся от Жанны, почему предал любимый, стал ее палачом. Эти проклятые «почему», которые ставит привыкший к логике ум, возникают, в первую очередь, потому, что эти моменты невыразительно прописаны в драматургии, поэтому актерам не было что играть, а режиссер не смог прояснить их постановочными приемами. Но просто не нужно здесь мудрствовать — почему и как. Важен сам факт — измена, отступничество, энтузиазм, любовь, смерть. В причинно-следственных связях в данном случае важен результат. Об этом и речь.

А в целом спектакль завораживает. В нем много сложного движения, драк, беготни, танцев. Прекрасен вокал как солистов, так и хора. Красивая современная аранжировка. Привлекает неожиданно прекрасный французский язык Богдана Бенюка (паяц), смешит жалко-утонченный дурак-король в исполнении Тараса Постникова...

Жуткая мизансцена суда над Жанной, которую создают нависающие над сценой зловещие фигуры в капюшонах, без лиц — реагируют капюшоны, а не люди. Естественно, свободно чувствует себя на сцене самый младший Хостикоев, Вячеслав, современный мальчик, который расспрашивает барда с гитарой (старший Хостикоев) о старых временах. Это с его подачи в истории появляются мотоциклисты-байкеры вместо конных всадников.

И пусть в спектакле два финала (еще и из-за закрытия занавеса), зато в конце Орлеанская дева Жанна, она же актриса Ю. Вдовенко, она же Свобода и Честь, на белом коне въезжает в наше время, в нашу реальность. За вашу и нашу Свободу, за ваше и наше Достоинство дралась и страдала Жанна д’Арк, творчески мучались и вдохновенно трудились создатели спектакля «Белая ворона-2005». Они и автор сценической идеи Глеб Загорий посвятили спектакль Семье, Сыну, Друзьям, которые никогда не предают. То есть нам с вами.

Валентина ЗАБОЛОТНАЯ, специально для «Дня»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments