Музыка - почти единственное, что еще не стало для людей яблоком раздора.
Рэй Чарльз, американский певец, музыкант, один из самых известных в мире исполнителей джаза

С надеждой на новое поколение

Юрий ЩЕРБАК: Длительная безгосударственность, к сожалению, не воспитала политическую элиту
14 июля, 2006 - 19:50
ДЕПУТАТ-РЕГИОНАЛ ЧИТАЕТ СТАТЬЮ ЮРИЯ ЩЕРБАКА В «Дне» / ФОТО БОРИСА КОРПУСЕНКО / «День» ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

В редакции нашей газеты — новая гвардия практикантов. В летнюю школу практической журналистики «Дня» уже прибыли студенты Черкасского национального университета им. Богдана Хмельницкого, Национального университета «Острожская академия», Запорожского национального университета. Недавно в редакцию газеты на встречу с новым поколением журналистов пожаловал известный общественный деятель, публицист, дипломат Юрий ЩЕРБАК. «Он нас поразил в первую очередь широтой своих взглядов. Он приводит интересные факты, проводит яркие параллели относительно ситуации в Украине и опыта других государств», — делится впечатлениями после встречи с Юрием Николаевичем студент из Черкасс Назарий Вивчарик. «Юрий Щербак — не только читатель, но и автор нашей газеты, который влияет на общественное мнение украинцев», — представила гостя практикантам главный редактор газеты Лариса Ившина. Дальше эстафета была передана нашим младшим по опыту коллегам. Юрий ЩЕРБАК, имеющий нерядовой опыт и в дипломатии, и в политике, и в журналистике, отвечает на вопросы нового поколения журналистов.

— В «Дне» существует одна очень интересная рубрика, под которой материалы печатаются в конце каждой недели: «Что хорошего? Что плохого?». Как бы вы ответили на эти вопросы?

— События последней недели — очень плохие. Снова усилилась конфронтация между разными частями Украины, усилилась нестабильность в стране, в государственном руководстве. Это очень негативные события, которые, в принципе, могут привести к трагическим последствиям. Украинская неорганизованность может и не приведет к этому, но мы видим, что бывшая оппозиция теперь очень активна, она использует все слабости нынешней власти, и это очень опасно. А что положительное? Это публикации моих статей в газете «День».

— Как, на ваш взгляд, будет реагировать Запад на нынешние политические события в Украине?

— Единой позиции по этому вопросу у Запада нет. Это миф, что Запад единый, нации очень разделены. Но есть большая симпатия к Украине, которая родилась во время оранжевой революции. В то же время в США сейчас растет очень большая оппозиция против России. В частности, республиканец Джон Маккейн, который может стать следующим президентом Штатов, остро критикует российскую политику. В то же время он очень активно поддерживает Украину. Существует также значительная группа американских политиков, считающая, что с Россией нужно дружить. Это правильно, мы не должны враждовать, но мы должны смотреть на то, как Россия ведет себя относительно нас. Джордж Буш будет участвовать в саммите «Восьмерки», очевидно, именно с этой позиции, хотя госсекретарь США Кондолизза Райс и министр обороны Дональд Рамсфельд прекрасно знают цену России. Но во время саммита не принято говорить острые вещи. Хотя, я думаю, что во время саммита будут подниматься грузинский и украинский вопросы.

У ЕС более прохладное отношение к Украине, хотя есть немало стран этого объединения, которые последовательно поддерживают Киев. Но Россия для ЕС — это важный поставщик энергоресурсов. Страны ЕС зависят на 40% от российских энергоносителей, а в ближайшие годы будут еще зависеть на 60% по нефти и газу. Они боятся, чтобы не повторилась ситуация последней зимы. Но эти страны также не хотят, чтобы Россия использовала борьбу с Украиной как средство давления, в том числе и на Европу. Больших симпатий и желания видеть нас в ЕС сейчас нет. И сейчас наши шансы катастрофически уменьшаются.

Если говорить о реакции НАТО, то недавно прозвучало заявление генсека НАТО Яапа де Хооп Схеффера о том, что он не готов говорить о сроках присоединения Украины к Альянсу. Хотя еще недавно указывались и сроки — 2008—2009 года. Но, к сожалению, наши внутренние события не вызывают большого энтузиазма у НАТО. Поэтому, позиция Запада разная. Но ярых сторонников России там нет из-за того типа демократии, который строит Путин: контроль ФСБ над всем, отсутствие свободы слова, подавление негосударственных организаций. Россияне сами стонут. Опасность для России — это заигрывание с Ираном, заигрывание с ХАМАСом...

— Какие исторические параллели и ассоциации вы можете провести, учитывая нынешнюю политическую ситуацию в Украине?

— В Украине — трагедия. Длительная безгосударственность, к сожалению, не воспитала самостоятельную политическую элиту. Она все время ориентировалась то на Польшу, то на Москву. И все эти попытки построить государство, казацкое государство, разбивались. Даже жизнь Хмельницкого (которого можно считать политическим образцом) свидетельствует о том, что он тоже колебался между двумя полюсами. Еще одну аналогию можно провести с политической жизнью времен Украинской Народной Республики. Часть тогдашних национал-патриотов, радикалов, которые тоже умели выступать очень ярко и романтично, не имела серьезного понимания экономики, промышленности, понимания той части Левобережной Украины, которую представляют восточные регионы. Кстати, коммунистические правительства понимали роль Донбасса, Днепропетровской области для развития страны. У них всегда были в руководстве представители этих регионов. А сейчас, на мой взгляд, нужно думать, каким образом объединиться. Я не хочу примера Ливана. Война в этой стране началась из-за того, что произошло перераспределение властных полномочий. Мусульманская община не имела голоса, не имела представительства, началась безумная и ужасная война. Не нужно доводить до этого, у нас, тем более, нет таких мусульманско- христианских противоречий.

— Существует ли у нас сегодня политическая элита, и что вы вкладываете в это понятие?

— Да у нас есть политическая элита. Но ее мало. Больше духовной элиты, национальной. Я верю в то, что она существует. Ее представителями являются академик Иван Дзюба, академик Сергей Крымский, Лина Костенко. Есть моральная элита. Но ее сейчас не слышно, потому что с ней не считаются.

Политическая элита — это люди, которые знают, что такое государство. Я знаю многих. Потому что когда был послом, я встречался с такими людьми, с государственниками. Всегда, когда приезжала делегация, половина была безразличной, а половина интересовалась всем, это было видно по глазам. Такие люди найдут свое место. Скажем, Арсений Яценюк неплохо работает. То есть, если посмотреть на массу, например, на Верховную Раду, то элиты нет. Но, если смотреть на личностей, то есть ловкие политики. Есть такой тип — парламентский политик, который ничего не делает. А должны быть политики-организаторы конструктивной работы — это очень важно. В различных министерствах есть такие люди, но их мало.

— Вам было бы тяжело сформировать правительство национального доверия?

— Не просто, но я бы справился (смеется).

— Долго ли продержится новая коалиция, есть ли будущее у таких политиков?

— Я думаю недолго. Хотя при определенных технологиях, если они придут к власти, то могут быть различные варианты развития событий. Существуют технологии, позволяющие довольно долго держаться при власти. Например, путем сокращения демократии, ущемления журналистов. Это, к сожалению, довольно легко сделать. И мы имеем примеры в ряде стран. Конечно, я не имею в виду страны стабильной демократии. В Канаде и США это сделать невозможно.

У нас сейчас тяжелая ситуация. Вы представьте, что коммунист становится министром силового или другого важного министерства. О каком НАТО тогда можно говорить? Ведь коммунисты в Европе не играют серьезной роли. Разве что они изменились. Как, например, экс-президент Польши Александр Квасневский. Он — бывший коммунист, но патриот Польши, привел Польшу в НАТО и Европейский Союз. Скажу откровенно, если премьер-министром станет Виктор Янукович, то он будет иметь ограниченный выезд. Президент должен четко обратиться к коалиции и объяснить, что вот есть граница, через которую вы не можете переступить. Ведь президент является гарантом конституции, гарантом прав, гарантом суверенитета и территориальной целостности страны. Он имеет власть и должен ее применить.

— Вы были дипломатическим представителем Украины во многих странах. Как вы согласовывали интересы своей родины и других стран?

— Это была очень тяжелая миссия. Последний раза я работал в Канаде. У меня были прекрасные отношения с украинской общиной. Ко мне прекрасно относились. Но это время моей работы (я был послом в Канаде в 2000—2003 годах) пришлось как раз на кассетный скандал с президентом Леонидом Кучмой. Канадские официальные лица мне жестко сказали, что с вашим президентом дело иметь не будем, с Украиной отношения будут прохладными. И все мои мечты о том, чтобы укрепить с Канадой сотрудничество, были напрасными. И только после оранжевой революции сотрудничество улучшилась. Поэтому, было сложно. Но я делал все, что было в моих силах. Я считаю, что служил государству верой и правдой. Я увеличивал сотрудничество в экономической сфере, культурной, научной.

— Существуют ли в бизнесовых кругах Америки серьезные намерения относительно Украины?

— Они существовали всегда. Нам предлагали серьезные проекты, которые полностью разбивались об ужасный инвестиционный климат, который таким и остался. Пока в Украине не будут представлены хотя бы пять транснациональных крупных кампаний (как «Форд» или «Дженерал Моторз»), нам будет тяжело говорить о серьезном сотрудничестве с Америкой.

— Что бы вы еще хотели увидеть на страницах газеты «День», учитывая ваш журналистский опыт?

— Я хотел бы увидеть яркие публикации студентов, которые я бы вырезал и сохранил...

Лариса ИВШИНА, «День», Назарий ВИВЧАРИК, Екатерина ГРЕЧАНОВСКАЯ, Ирина КОНОНЕНКО, Екатерина КУДИНА, Наталья ТИМЧЕНКО
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments