Кто знает грех только по словам, тот и о спасении ничего не знает, кроме слов.
Уильям Фолкнер — американский писатель, прозаик, лауреат Нобелевской премии по литературе

Закон «сохранения коррупции»

Михаил ГОНЧАР: «Схемы подкупа Кремлем украинской политики через газ больше не существует... Но она успешно коррумпирует европейскую элиту»
5 июля, 2018 - 19:52
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Центр глобалистики «Стратегия ХХI», который возглавляет Михаил ГОНЧАР — лектор Летней школы журналистики «Дня»-2018, опубликовал открытое письмо в Совет ЕС,Европейскую  Комиссию ,Европейский парламент,страны-члены ЕС и НАТО, правительства стран-участниц Договора Энергетического Сотрудничества и программы Восточного Партнерства против строительства «Северного потока-2».

«Вы получаете то, чего заслуживаете, это самое главное, что следует помнить, имея дело с агрессивными странами», — говорится в тексте письма.

По словам авторов, до сих пор Россия получала опосредствованное вознаграждение за свои агрессивные действия против своих соседей: Молдовы — в 1992 году, Грузии — в 2008 году и Украины, начиная с 2014 года и доныне.

Ведь после агрессии в Украине, после убийства 298 невинных вследствие катастрофы пассажирского самолета рейса MH-17 над оккупированной территорией Украины, после грубой агрессии в Сирии Россия... подписывает контракт на строительство «Северного потока-2» и получает Чемпионат мира по футболу 2018 года.

«С молчаливого согласия ЕС российские политики воспринимают и понимают это как вознаграждение за свое агрессивное поведение. Эта схема поощрения будет работать, пока не станет очевидной мировая агрессия России, которая грозит втягиванием всего мира в Третью мировую войну», — говорится в письме.

На данный момент под текстом обращения уже подписались 40 человек из числа украинских и международных экспертов, журналистов, общественных активистов. Среди них — редактор отдела экономики газеты «День» Алла Дубровык-Рохова.

Михаил ГОНЧАР на встрече объяснил, что особой реакции от европейских политиков в Центре глобалистики «Стратегия ХХI» не ожидают. Почему — детальнее в тексте разговора.

Ирина ПИЦЬ, (Каменец-Подольский национальный университет имени Ивана Огиенко):

— Лариса Алексеевна в эфире Одесского телевидения сказала, что Россия ведет войну не за нефть и газ, а за наше место в истории. Согласны ли вы с этим утверждением? И правильно ли понимать, что российский газо- и нефтетрубопроводы — это еще одно оружие в войне против нас и цивилизованного мира? Если да, то что мы должны сделать, чтобы выиграть эту войну?

— Я не вижу противоречия в цитате Ларисы Алексеевны.  Россия в прямом смысле не ведет войну за нефть и газ, потому что у нее своего этого хватает. Но Россия пытается уничтожить или же подстроить под себя конкурентов. Сейчас она это делает с Азербайджаном, например. И таким образом занять свое место в истории, потому что тогда можно сделать идеальную ситуацию, когда она становится самым мощным игроком, а других опускает ниже плинтуса.

Что же касается Украины, то да. Они давно претендуют на наше место в истории. И мы для них — Малороссия, часть их истории. Хотя в действительности наоборот.

Но в войне против Украины тоже есть «энергетический мотив». На Черноморском шельфе был основан колоссальный проект с компанией «ЭксонМобил» по разработке месторождений газа, а также два проекта на востоке — Олесское и Юзовское месторождения. Это были мегапроекты, рассчитанные на 50 лет. Добыча газа должна была составить десятки миллиардов кубов. Конечно, это не конкуренция «Газпрома», но уже этого было достаточно, чтобы Украина соскочила с иглы газовой зависимости. За эти ресурсы в Кремле, конечно, не боролись, но они боролись за то, чтобы эти ресурсы остались в недрах и не вышли на рынок.

«ЕСЛИ ЕВРОПЕЙЦЫ СЕЙЧАС НЕ ОСТАНОВЯТ РОССИЮ НЕВОЕННОЙ СИЛОЙ, ТО ПОТОМ ИМ ПРИДЕТСЯ ВОЕВАТЬ»

А относительно того, как противостоять, то я европейским коллегам всегда говорю:  вы можете поставить Россию на колени за 45 дней. Вам это дорого не будет стоить.

Страны Европейского Союза со времен нефтяного кризиса 1973 года создали стратегические нефтяные резервы. Каждая страна ЕС имела 90-дневный, а теперь фактически это уже 120-дневный неприкосновенный запас нефти и нефтепродуктов. Если бы ЕС просто захотел проверить, как работает этот механизм, а потому решил начать использование нефтепродуктов из нефтяного резерва и отказаться от импорта этих товаров на 90-дневный период, то что будет с российским экспортом нефти?

Следует понимать, что экспорт нефти — это вещь, которая привязана к добыче и транспортировке. А добыча — это процесс непрерывный. Российский экспорт нефти и нефтепродуктов на три четверти направлен на европейский рынок. Соответственно, трубу из Европы на Китай не развернешь. Да, в России есть резервуарный парк, куда можно закачать определенные объемы. Но по моим оценкам, общего запаса резервуарных парков в России хватит на 45 суток. Тогда как Евросоюз может держаться без поставок минимум 90 суток. А многие страны имеют запас, рассчитанный на 120—-150 суток.

Если будут переполняться хранилища, куда девать нефть? Нужно глушить добычу. А глушить добычу — это очень затратное дело. Для этого нужно опять же, чтобы Европа не идентифицировала Россию как: вот тут Россия воюет, а тут мы с ней торгуем. Ведь воюет же она где-то там, на постсоветском пространстве, а не у нас, потому мы с ней торгуем.

Я несколько раз представлял эту концепцию на разных конференциях. Но, конечно, если нет консенсуса в Европейском Союзе  и НАТО, то они  будут бояться даже думать в эту сторону. Но это не значит, что этого не следует им говорить. Нужно! Нужно показывать, что если вы сейчас не остановите Россию невоенной силой, то потом вам придется воевать. И будут погибать не только украинские солдаты, но и ваши.

ВНУТРЕННЮЮ ГАЗОДОБЫЧУ ТОРМОЗИТ... ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ

Юлия ДОВГАЙЧУК, (Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко):

— Вы, ссылаясь на расчеты американских экспертов, отметили, что Украина способна себя обеспечить собственным газом. Что для этого нужно? Должна добывать государственная компания или отдать это на инициативу частным компаниям? Почему?

— В этом направлении Украина уже сделала определенные шаги, хотя и запоздалые.

Один — принятие закона о дерегуляции недропользования. Другой — снижение ставки рентной платы.

Первый закон нужен, чтобы сделать газодобычу привлекательной для инвесторов, потому что это недешевое удовольствие; второй — это дерегуляция, следовательно, сокращение количества разных согласований, разрешений и так далее.

В 2012 году на конференции в Варшаве канадский инвестор, который приехал в Польшу, жаловался, что у них, у поляков, все как-то так организовано, что он целый год потратил, чтобы все разрешения и согласования получить на бурение одной скважины. В Канаде это можно сделать за 6 недель. В Украине, для сравнения, чтобы пройти всю процедуру согласований, а это 45 инстанций, нужно было четыре года. Сегодня это уже исправили.

На этой неделе поднялась шумиха по поводу того, что Верховная Рада не проголосовала за законопроект о внедрении инициативы прозрачности добывающих отраслей. Сразу вам скажу прямо и грубо: это  «пурга». Апокалипсиса не произошло. Я говорю это авторитетно, как человек, который в 2009 году вместе со своими коллегами писал проект постановления Кабинета Министров о присоединении Украины к инициативе прозрачности добывающих отраслей. И это постановление было принято. Но обратите внимание, я всегда говорю так, что если какую-то хорошую инициативу пытаются формализовать, то ни к чему хорошему это не приведет. Название — инициатива прозрачности добывающих отраслей... Инициатива! Она добровольная, а у нас ее пытаются сделать нормативом.

Эта инициатива была придумана для стран, являющихся сугубо добывающими. Добывают, например, нефть и газ и продают. У нас не так, у нас ресурсы добываются и перерабатываются: уголь, газ, железная руда.

Цель инициативы очень правильная — взглянуть, как используются финансы, которые генерируются от добычи. У нас — олигархическая система экономики. Олигархи используют сырье, не имея из него большой прибыли. Прибыли и сверхдоходы генерируются и сосредоточиваются после того, как сырье переработается, получится продукт.

Так вот эта инициатива прозрачности добывающих отраслей не будет видеть, где эта прибыль сформировалась, куда его вывели и как использовали через частный карман. Без соответствующей адаптации эта инициатива и все усилия в парламенте — напрасны. Это только создаст дополнительные проблемы.

Мы как раз изучали этот вопрос семь лет назад, когда сделали опрос среди частных компаний. Они говорили: вы нам навязываете еще одну форму отчетности, у нас уже налоговая, бухгалтерская, а вы делаете еще одну. Но инициатива добровольная, она не совершенна. Она сильно не влияет на процесс увеличения добычи газа. Результатом является стремительный рост эксплуатационного бурения в первом квартале этого года, а также работ по интенсификации добычи.

В этом году мы не будем иметь большого прироста добычи, будет где-то полмиллиарда кубов. Но те работы, которые будут выполнены, дадут эффект на будущее десятилетие. То есть потом пойдет стремительный рост добычи.

Проблема возникла только в одном: параллельно с децентрализацией появилось желание местных удельных князьков заработать дополнительные «откаты». Например, чтобы пробурить скважину, нужно согласование с местным советом. А они говорят: «А что это вы нам дадите пять процентов от того, что потом получите». Пять процентов им мало, хотя они и ими не смогут распорядиться. Они хотят 50 процентов. И блокируют процесс. Например, Полтавский облсовет из 71 заявки на новые скважины в прошлом году, которые им подала «Укргазвидобування» — государственная компания,  отклонил 69.

«ВЫ НЕ ЗАМЕТИТЕ, КАК БУКВАЛЬНО ЧЕРЕЗ 5 ЛЕТ У ВАС НА КРЫШЕ ПОЯВИТСЯ ГЕЛИОЭЛЕКТРОСТАНЦІЯ СОЛНЦА»

Анастасия КОРОЛЬ, (Донецкий национальный университет имени Василия Стуса):

— Альтернативная энергетика — это довольно дорого. Как Украине, которая является достаточно бедной страной, развивать альтернативную энергетику? Где ей взять на это деньги?

— У ваших родителей есть свободные 10 тысяч евро? Появятся.

Мы в рамках Европейского консорциума проводим исследование, которое очень связано с солнечной энергетикой. И были удивлены, сколько сейчас у нас появляется дорогих кровельных солнечных электростанций. Это «счастье» стоит 10 тысяч евро. И появляется это, конечно, не в крупных городах на многоэтажках, а как раз в сельской местности. Разумеется, что для простой семьи 10 тысяч евро  — это немаленькая сумма. В тумбочке их свободных нет. Но люди их находят и вкладывают.  Почему? Потому что зеленый тариф у нас выгоден.

Сейчас мы имеем прекрасную ситуацию с точки зрения развития альтернативной энергетики.

Более того, где-то под Львовом мы натолкнулись на усадьбу, где не используют ни газ, ни электроэнергию, ничего из традиционных энергоресурсов. Только дрова — на всякий случай. Более того, полностью дом, который называется смарт-хаус, и вся система установлена так, что она регулирует, что когда нужно использовать. Это только в Дании есть. Даже в Германии этого мало. Так что это — наш украинский парадокс: бедные, но развиваем дорогую альтернативную энергетику.

Вы не заметите, как буквально через 5 лет, если вы живете в коттедже, у вас на крыше появится уже электростанция солнца. И она уже не будет стоить 10 тысяч евро.

«НЕФТЕГАЗ» ИЗ ГРУЗА ДЛЯ БЮДЖЕТА УКРАИНЫ ПРЕВРАТИЛСЯ В ОСНОВНОГО ДОНОРА БЮДЖЕТА УКРАИНЫ»

Дарья ЧИЖ, (Киевский университет имени Бориса Гринченко):

— Пан Михаил, как вы оцениваете работу НАК «Нефтегаз» в Украине?

— Двояко. С одной стороны, следует отдать им должное, потому что у НАК «Нефтегаз» есть два фундаментальных достижения. «Нефтегаз» из груза для бюджета Украины превратился в основного донора бюджета Украины. Это —  первое.

Второе — это то, что в противостоянии с Россией он впервые оказался эффективным. Впервые! Ведь, как правило, «Нефтегаз» проигрывал всегда. И мы понимали, что этот проигрыш программно, системно заложен.

Но. У нынешнего менеджмента «Нефтегаза» закружилась голова от успехов. И потому они уже оторвались от реальности, и, по сути, под оберткой европейской реформы они пытаются сохранить свое доминирующее положение.

Так что в этом смысле моя оценка негативна, но пока позитив преобладает над негативом. Тем более выигрыш в Стокгольмском арбитраже беспрецедентен.

«ПОД ВИДОМ ШВЕЙЦАРСКОЙ КОМПАНИИ GLUSCO В УКРАИНУ ЗАХОДИТ «РОСНЕФТЬ»

Виктория ГОНЧАРЕНКО, (Днипровский юридический лицей):

— В интервью «Дню» Олег Рыбачук рассказал о схеме коррумпирования Кремлем политики в Украине через газ и трубу на примере «РосУкрЭнерго». Газовые контракты Тимошенко в 2009 году из той же логики? Сейчас является ли газ источником коррупции Кремля в Украине? В чем это проявляется?

— Схемы коррумпирования Кремлем украинской политики через газ больше не существует. Первое.

Второе — схема «РосУкрЭнерго АГ» и условно «схема Тимошенко» — это разные схемы. В случае со схемой «РосУкрЭнерго АГ» — она сработала эффективно.

У меня есть две работы, одна из них написана совместно со словацким коллегой, где мы детально анализировали всю схему «РосУкрЭнерго» еще в 2011 году. Вы можете зайти к нам на сайт, она есть в электронном виде, называется «Украина и Словакия в посткризисной архитектуре энергетической безопасности Европы», и там эта схема проанализирована. В другой — «Войны ХХІ: полигибридная агрессия России» — есть дополнение, где есть обновление этой темы.

Так вот «РосУкрЭнерго» нет уже, потому эта схема у нас не работает. Но она работает в Европе и успешно коррумпирует европейскую элиту.

У нас работают другие схемы, и они подобны «РосУкрЭнерго», но я бы сказал, более совершенны.

Сейчас нет прямых закупок газа у «Газпрома», так они не могут ничего сделать. Закупки газа из Европы осуществляются не от какого-то там «ЕвроГазпрома», а от многих компаний, которые поставляют нам газ. Там разные договоры, разные условия. Зачем небольшой компании, которая поставляет малое количество газа, коррумпировать кого-то в Украине? Денег не хватит. Поэтому коррупция ушла, но она никуда не исчезла.

Я всегда говорю о законе сохранения коррупции по аналогии с законом сохранения энергии: если она откуда-то исчезла, нужно смотреть, где она появилась.

А появилась она мощно через сферу торговли нефтепродуктами. И нам под видом швейцарской компании Glusco заходит та же российская компания «РосНефть». Государственная российская компания, которая является не менее опасной, чем «Газпром». Наоборот. Это — более мощная компания. У нее есть своя тактика и стратегия.

ЭКСПЕРТЫ СЕРБИИ ПРОТИВ «СЕВЕРНОГО ПОТОКА-2»

Христина САВЧУК, (Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко):

— Центр глобалистики, который вы возглавляете, подготовил обращение к европейским политикам с требованием прекратить строительство «Северного потока-2». Как вы оцениваете эффективность этого инструмента — публичное обращение — на европейскую бюрократию и какая вообще ваша цель?

— Мы не переоцениваем это обращение. Не думаем, что они прочитают и скажут: «Мы же не знали!»

Понимаем, что эффект от него не будет мощным. Но такие обращения должны быть. Потому что на основе этих обращений тот же Европейский парламент, единственная институция ЕС, которая занимает непримиримую позицию относительно «Северного потока-2», будет задействовать какие-то другие инструменты, чтобы этот проект не состоялся. Они будут говорить чиновникам Еврокомиссии, политическим лидерам европейских государств: смотрите, есть голос народа — экспертов, журналистской среды, а вы нам здесь рассказываете сказочки о том, что это бизнес-проект, но есть другой взгляд, что это не только вовсе не бизнес-проект, и мы должны это учесть.

Мы не специально сидели и придумывали это обращение. 18 июня в Одессе была конференция, которую проводил наш центр совместно с Фондом Аденауэра и представительством ЕС в Украине, —  «Российский новый империализм: истоки, генезис и последствия для стран Юго-Восточной Европы». И мы были приятно удивлены, когда о вызовах, угрозах и рисках «Северного потока-2» заговорила Сербия, которая считается четко пророссийской. После этого появилась идея сделать обращение, как фидбек этой конференции.

«ЕВРОПЕЙСКИЕ ЛИДЕРЫ УПРАВЛЯЕМЫ ОБЫВАТЕЛЬСКОЙ ЛОГИКОЙ»

Ирина ЛАДИКА, (Львовский национальный университет имени Ивана Франко):

— В обращении вы отмечаете, что «Северный поток-2» — это угроза монополии России на европейском газовом рынке, который и так почти наполовину зависит от российского газа. Почему политическим лидерам Европы не хватает политической воли ему противостоять?

— Они не расценивают этот проект как угрозу для себя. Я вспоминаю дискуссию 2015 года в штаб-квартире международного энергетического агентства, когда собрали многих энергетических экспертов. Там проходило моделирование ситуации: что будет в Европе, если Россия прекратит поставки газа в Украину и транзит через Украину в Европу. Так вот немецкий эксперт, который не представлял ни правительство, ни немецкие компании, с пеной у рта доказывал, что все мы там не правы. Что Россия газовые кризисы не устраивала, потому что Германия всегда получала газ от «Газпрома». После этого он добавил, что российский газ — самый дешевый газ. В этот момент литовцы и поляки заметили, что это для Германии газ — самый дешевый. А для других — даже очень дорогой. Но немца это не убедило. Немецкое восприятие  России совсем другое. Действительно, Россия им не перекрывала газ, хотя во время газового кризиса Германия тоже недополучала газ. Но российская пропаганда сработала таким образом, что немцы свято верят, что это украинско-российские дрязги портят европейцам жизнь. Их логика: «Мы платим за газ — мы должны его получить. И нас не касается, что у вас там проблемы. Мы даже не хотим в них углубляться». Это то, что нужно России. Кремль убеждает Европу: с этими украинцами вы, европейцы, никогда не сможете разобраться, с ними сможем разобраться только мы, отдайте их нам, у вас будет газ, а у нас — деньги.

К сожалению, современные европейские лидеры имеют такую обывательскую логику. И это проблема Европы. Таких политических титанов, которые были на «олимпе» во времена Миттерана или Тетчер, сейчас просто нет. Европейский политический класс измельчал. Даже когда мы говорим о Меркель, то говорим, что она выразитель того, как мещанское мышление было перенесено в высокую политику. Они считают, что время геополитики уже прошло. Френсис Фукуяма в 90 году написал: «Конец истории. Конфликтов больше не будет. Все нормально. Мир, дружба, взаимопонимание...» И они до сих пор этому верят. Им удобно в это верить.

Я недавно перечитывал книгу «Осажденный Севастополь», написанную Михаилом Филипповым о Крымской войне 1853—1854 годов. Эту книгу он написал в конце 19 века. Там есть интересный эпизод. Вена. Дипломатический балл. Светские разговоры сильных мира сего. И кто-то говорит: все война в наше время — время пара и локомотивов — уже невозможна. Однако война вспыхнула. И буквально через несколько лет. Почему? Потому что не было адекватного осознания происходящих процессов. Та же ситуация и сейчас.

Мы в Украине говорим об агрессии России, а в Германии, во Франции на сайтах МИД вы не прочитаете термин «российская агрессия», там будут определения Ukrainian crisis (украинский кризис — с англ.), conflict in Ukraine (конфликт в Украине — с англ.).

София ПОСТОЛАТИЙ, (Сумской государственный университет):

— Может ли импорт американского сланцевого газа изменить зависимость Европы от России?

— Может, и думаю, изменит. Но с приходом к власти в США Трампа в ЕС изменилось отношение к американцам. И они теперь благодаря в том числе российской пропаганде смотрят на американский сжиженный газ как на то, что Америка хочет «впихнуть» им дорогой газ. Но вопрос в том, что Штаты наращивают экспорт своего газа, хоть он и дороже. Однако чем больше его будет появляться, тем он будет дешевле.

Более того, в следующем году, а в 2020-м особенно, Австралия выйдет на рынок с колоссальными объемами сжиженного газа. Этот газ придет на рынки Японии, Китая и Индии. И американский, и катарский газ станет более конкурентоспособным именно на более близких дистанциях к Европейскому рынку.

«ГАЗПРОМ» БУДЕТ ПЫТАТЬСЯ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ СТОКГОЛЬМСКИМ АРБИТРАЖЕМ В ГИБРИДНОЙ ВОЙНЕ

Владислава ШЕВЧЕНКО, (Национальный университет «Киево-Могилянская академия»):

— В Амстердаме прошло слушание относительно попыток «Газпрома» уклониться от выплат по решению в Стокгольмском арбитраже. Какое развитие этих событий вы видите?

— Этого никто не видит. Когда речь идет об арбитражных рассмотрениях, даже среди юристов есть очень малая группа, которая может понимать, что там происходит.

Но мы можем взглянуть на все это с иной точки зрения. Все попытки «Газпрома» сейчас нивелировать достижения «Нефтегаза» нужно расценивать как некую своеобразную тактику затягивания наступления уплаты за этот газ. Первое. Для  чего это нужно? Для того, чтобы сделать дополнительное давление на Украину в рамках каких-то официальных, неофициальных переговоров. Предложить то, что называется, разойтись по-хорошему. Мол, вы снимаете свои претензии или наоборот, мы вам заплатим, но Крым наш.

Это соответствует технологии ведения гибридной войны.

«Нефтегаз» пытается действовать достаточно грамотно, но мы понимаем, что силы не ровные. Особенно, если учесть те обстоятельства, что «Газпром» использует свой коррупционный потенциал.

Я не говорю о том, что Кремль коррумпирует Стокгольмский арбитраж — это нереально. Но он может действовать через  другие механизмы. Грубо говоря, решение же в арбитраже принимают арбитры, а это — живые люди. То есть что нужно сделать России? Сформировать правильный состав арбитров.

Андриана БИЛА, (Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко):

— Есть ли у Украины рычаги влияния, чтобы заставить «Газпром» выполнить решение Стокгольмского арбитража немедленно?

— В таких вещах «немедленно» не бывают. Немедленно — это несколько месяцев.

Истек 90-дневный срок после решения Стокгольмского арбитража, «Нефтегаз» подал соответствующие иски через национальные судебные инстанции в Швейцарию, в Голландию, немного позже — в Британию на предмет замораживания активов «Газпрома», продажа которых в сумме покроет компенсацию, которую предусмотрел Стокгольмский арбитраж. Конечно, это не значит, что там сразу возьмут и будут отчуждать эти активы или «Газпром» — испугается и все заплатит. Но схема, по которой действует НАК «Нефтегаз Украины», грамотная. Хотя на какое время она может затянуться, думаю, даже юристы не могут дать четкий ответ.

Дарья ЧИЖ, Ирина ПИЦЬ, Летняя школа журналистики «Дня»-2018
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments