А самое большое наказание - это быть под властью худшего человека, чем ты, когда ты сам не согласился руководить.
Платон, древнегреческий философ, епиграматист, поэт, один из родоначальников европейской философии

«Формула» газовой независимости

16 июля, 1996 - 19:04

Вопросы украинско-российских газовых отношений следует рассматривать в более широком формате. Ведь, в отличие от рынка нефти, континентальный рынок газа в Европе не существует, как не существует и так называемой рыночной цены газа. Привязка цены газа к динамике нефтяных цен носит во многом манипулятивный характер с целью раскручивания гонки цен и максимизации прибылей монополистических структур, как в Российской Федерации, так и в Европейском Союзе. А за высокие цены монополистов, в конечном счете, платит потребитель в Украине и ЕС...

Ключ к пониманию процессов, происходящих в украинско- российских газовых отношениях, влияющих на безопасность газовых поставок в ЕС, находится в нескольких событиях 4— 5 летней давности. Такими событиями являются:

— 10 апреля 2003 г. — подписание 25-летнего контракта между «Газпромом» и «Туркменнефтегазом», который позволил российской монополии установить контроль над экспортируемыми объемами туркменского газа в условиях обозначившейся перспективы дефицита ресурса по его экспортным поставкам в связи с отставанием прироста запасов от уровня добычи газа в «Газпроме»;

— 23 августа 2003 г. — принятие РФ «Энергетической стратегии РФ до 2020 года», определившей энергоресурсы как «инструмент проведения внутренней и внешней политики» с формулой экспансии: «закрепление присутствия на внутренних энергетических рынках зарубежных государств, совладение сбытовой сетью энергоресурсов и объектами энергетической инфраструктуры в этих странах»;

— 26—29 июля 2004 г. — Ялтинская встреча президентов Украины и РФ 26 июля, одобривших создание компании «Росукрэнерго» с регистрацией в Швейцарии, последующее подписание 29 июля пакета договоров «Росукрэнерго» (РУЭ) с «Газпромом» и «Нефтегазом Украины» о поставках законтрактованного «Газпромэкспортом» туркменского газа до 2028 года (на 25 летний период).

Ялта-2004 означала для Украины переформатирование газовых отношений с потерей прямых договоров с Туркменистаном. Непрозрачный посредник Eural Trans Gas сменился новым не менее непрозрачным посредником «Росукрэнерго». Регистрация компании в швейцарском кантоне Цуг означает, что ее деятельность неподконтрольна каким-либо компетентным органам Украины, РФ или ЕС. В рамках исследования, проводившегося при поддержке Международного фонда «Возрождение» было установлено, что акции компаний, созданных по алгоритму «Росукрэнерго», могут трансформироваться, согласно уставу, из именных в акции на предъявителя и наоборот. Это открывает широкие возможности для их непрозрачного оборота в интересах реальных собственников и создает базис для коррупционных действий.

Такие особенности являются одной из важнейших причин того, что в 2005—2006 годах эта схема не была ликвидирована, а наоборот, смогла даже укрепиться через создание совместного предприятия РУЭ и НАК под названием «Укргазэнерго» (УГЭ). В 2007 году схема РУЭ— УГЭ практически лишила государственного оператора НАК «Нефтегаз Украины» львиной доли внутреннего рынка, что привело к резкому падению ее финансовых показателей. Практически, эта тандемная схема стала инструментом захвата внутреннего рынка газа в Украине в соответствии с целями, обозначенными в Энергетической стратеги и РФ. Также РУЭ вышло и на рынки стран ЕС, продавая газ в страны Центральной Европы.

Газовая зависимость украинской экономики продолжает оставаться достаточно существенной. Прежде всего, это связано с гипертрофированно высокой долей потребляемого газа в общем энергобалансе. В Украине, как одном из центров европейской газодобычи, традиционно потребление газа было высоким. При чрезмерной энергозатратности экономики и снижении уровня собственной газодобычи это приводит к сохранению зависимости от газа через его импорт.

C 2006 года происходило ежегодное увеличение цены на импортируемый газ. 2005 год был завершающим для периода низких цен — за 1 тысячу кубических метров. В 2006 цена составила , в 2007 — 0, в 2008 — 9,5. Динамичное возрастание цены на газ (359% за период с 2005 г.) привело к сокращению его потребления к 69 миллиардов кубических метров в 2007 году, что по сравнению с 2004 годом означает уменьшение на 9,2%. При этом следует учитывать, что экономика в этот период продолжала расти в своих количественных показателях.

Оценка выгод или потерь Украины от договоренностей в вопросах цен транзита и импорта газа является одним из самых сложных вопросов, учитывая непрозрачность ценообразования, как в области транзита газа, так и в сфере его продажи. Теневой характер таких взаимозачетов — дешевый газ за дешевый транзит — учитывая объем транзитных услуг, который ежегодно составляет 115—130 миллиардов кубических метров газа, является недопустимым для современной европейской страны и неприемлемым для стран-потребителей газа. Уровень экономических выгод Украины от транзита и хранения газа, хотя и значителен (ежегодных доход около ,0 миллиарда), однако, постоянно подвергается сомнению, учитывая слишком низкую ставку транзитного тарифа и непрозрачные условия использования украинских подземных хранилищ газа. Размер транзитного тарифа по Украине на протяжении со средины 90-х годов был практически неизменным и составлял ,09 тысячи кубических метров на 100 километров, а с 2007 года составляет ,7 тысячи кубических метров на 100 километров. Для сравнения, ставки за транзит газа в большинстве европейских стран в 3—7 раз выше украинских.

Объединение вопросов стоимости, условий транзита и хранения газа европейским потребителям через территорию Украины с вопросом импорта газа для внутренних нужд всегда будет создавать условия для теневого характера ведения бизнеса в газовом секторе, и ставить под угрозу энергетическую безопасность, как Украины, так и других европейских стран-потребителей газа. Лишь переход к экономически обоснованным тарифам на транзит и хранение газа, формирование внутреннего конкурентного рынка газа с готовностью платить экономически обоснованную цену за него, организация системы учета газа разрешит отделить сферу транзита от импорта газа и обеспечит прозрачность механизмов функционирования газового сектора. Это станет основанием для стратегической стабильности поставок газа через территорию Украины в страны ЕС.

Энергетическая безопасность в условиях высоких цен на ресурсы и глобальной политической нестабильности стала в один ряд с безопасностью в сфере обороны и противодействием терроризму. Необходимо использование инструментов НАТО. В Декларациях Рижского саммита НАТО, а также и Бухарестского саммита было уделено внимание проблематике энергетической безопасности, но это положение требует более тесной кооперации институтов Альянса и Евросоюза. ЕС же не в состоянии адекватно ответить на возникающие вызовы.

Украина имеет уникально важную для безопасности газовых поставок в ЕС газотранспортную систему и систему подземных хранилищ газа (ПХГ). В случае, если будут построены газопроводы «Северный поток» и «Южный поток», не обеспеченные соответствующими мощностями подземных хранилищ газа по своим маршрутам, только украинская газотранспортная система и подземные хранилища газа будут являться гарантией бесперебойности поставок газа в Европейский Союз. Украинские ПХГ на границе с ЕС (Словакия), при условии интеграции в энергетическое пространство ЕС, способны обеспечить надежность поставок с Востока. Инициатива Европейской комиссии по сбору фонда в размере 2,5 миллиарда евро для модернизации газотранспортной системы Украины является важной как для Украины, так и для Европейского Союза. Важно обеспечить не только сбор средств, но и жесткий контроль над их использованием. Несмотря на попытки РФ реализовать обходные проекты (Ямал — Европа —1, «Blue Stream»), украинская ГТС остается востребованной и демонстрирует позитивную динамику загрузки.

А европейским компаниям целесообразно уделить максимальное внимание развитию газодобычи не только в Северной Африке и на Северном море, но и на Каспии и на шельфе Черного моря, прежде всего, в украинском секторе. Потому что без кооперации с европейскими или американскими компаниями Украина не сможет сделать прорыв в освоении шельфа. Поэтому здесь есть вектор совпадения интересов. В рамках ЕС необходима интегрированная программа освоения углеводородных ресурсов Черного моря.

В условиях роста цен на углеводороды, необходим отказ от использования ценового диктата со стороны поставщиков, гарантии безопасности транзита со стороны транзитеров и готовность потребителей к реализации проектов как развития газодобычи и создания дополнительной инфраструктуры, так и модернизации действующих мощностей. Необходимы совместные усилия сторон по мониторингу угроз безопасности газовых поставок. Целесообразна большая транспарентность газового сектора на всей протяженности газовой цепочки от добычи до потребления для выяснения механизмов трансформации цен, начиная от себестоимости газодобычи (—20 за 1 тысячу кубических метров в Западной Сибири) и заканчивая потреблением в ЕС, где порядок цен приближается к тысяче евро.

В этой связи важно: для ЕС:

Стимулирование модернизации украинской газотранспортной системы, использование украинских подземных хранилищ газа для хранения газа компаниями стран ЕС;

Включение проекта «Белый поток» в приоритеты ЕС в пакете с «Набукко»;

Форсирование развития проекта Транскаспийского газопровода и вхождение европейских компаний в центрально-азиатскую газодобычу.

Для Украины:

Оборудование госграниц на востоке и севере газоизмерительными станциями (9 пунктов);

Приведение тарифной политики по транспортировке и хранению газа к европейским нормам и практике по формуле «европейские цены для Украины — европейские тарифы для поставщиков»;

Предложение центрально- азиатским поставщикам к работе на украинском рынке через соответствующие формы СП;

Завершение реализации проекта Метрологического центра в Боярке, создание на его базе совместно с ЕК Восточноевропейского центра мониторинга безопасности газового транзита.

Для РФ:

Поэтапный недискриминационный допуск независимых производителей газа на внешние рынки с целью стимулирования развития газодобычи в РФ;

Обеспечение переходного периода (2—3 года) для нешокового перехода к прозрачным ценам на поставляемый в Украину газ.

Из выступления на пятом ежегодном саммите международной сети «Ялтинская европейская стратегия»

Михаил ГОНЧАР, директор энергетических программ Центра «Номос»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments