Кто знает грех только по словам, тот и о спасении ничего не знает, кроме слов.
Уильям Фолкнер — американский писатель, прозаик, лауреат Нобелевской премии по литературе

Искусство экономить

Будут ли совершенствовать его украинцы и в 2010 году?
11 января, 1996 - 20:22
СОГЛАСНО ИССЛЕДОВАНИЮ, СРЕДНЕСТАТИСТИЧЕСКИЙ УКРАИНЕЦ БЫЛ НАМЕРЕН ПОТРАТИТЬ НА НЫНЕШНИЕ НОВОГОДНИЕ ПРАЗДНИКИ 2,5 ТЫСЯЧИ ГРИВЕН, ЧТО НА 14% БОЛЬШЕ, ЧЕМ НА ПРЕДЫДУЩИЕ. 1,2 ТЫСЯЧИ ГРИВЕН ИЗ ЭТОЙ СУММЫ — ЗАТРАТЫ НА ПОДАРКИ... / ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Трудные экономические времена заставили большинство украинцев пересмотреть свою политику потребления и стать чуть более рациональными и экономными. Однако сможем ли мы сделать из этого глобальные выводы и изменить свою систему ценностей не только в период кризиса? Вряд ли, утверждают эксперты. По крайней мере, в канун Нового года украинцы, согласно исследованиям, не планировали ограничивать свои желания слишком долго — около половины респондентов рассчитывало после кризиса тратить больше, чем в настоящий момент...

КРАХ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ШОПИНГА

Кризис внес свои коррективы в привычное для украинца потребительское поведение. Немало социологических исследований, которые были проведены в течение 2009 года, засвидетельствовало: с наступлением кризиса потребители стали меньше доверять брендам и рекламе, зато начали полагаться на рекомендации родных и знакомых, а также свой личный опыт в покупке того или иного товара. В связи с кризисом мы все реже готовы переплачивать за гламурную упаковку или известный бренд, все чаще обращаем внимание на качество самого товара. Его цена хоть и важна, однако играет не решающую роль, рассказывает президент Украинской ассоциации потребителей Олег Самчишин.

Из-за экономических неурядиц украинцы уменьшили свои аппетиты и стали экономнее, отмечают немало экспертов. Мы уже не бросаем в свою корзину все что вздумается, то есть период эмоционального шопинга давно закончился. «Особенно в пиковые месяцы кризиса люди стали ограничивать свои походы в магазины с детьми, чтобы не было спонтанных покупок, которых требует ребенок», — рассказывает руководитель отдела исследований рынков услуг маркетинговой компании «GFK-Ukraine» Глеб Вышлинский. А Самчишин убеждает, что количество спонтанных и эмоциональных покупок уменьшилось на треть или даже на половину. Кстати, украинцы явно начали отдавать преимущество отечественному производителю.

А вот покупать автомобили, бытовую технику и жилье украинцы стали намного меньше. «Но здесь потребление сократилось не потому, что люди что-то переосмыслили, а потому, что оно в значительной мере было связано с доступностью кредитов», — отмечает руководитель программы «Социальная экономика» Международного центра перспективных исследований Максим Борода.

Однако на безделушках, которые позволяют за небольшие деньги получить определенное наслаждение (например, купить шоколадный батончик или сходить в кино), люди экономить не хотят — все-таки как-то позитивное настроение обеспечивать себе нужно, объясняет Вышлинский.

ИЗ БАБУШКИНОГО КОМОДА

«В первую очередь кризис коснулся самооценки украинцев. Если в первом полугодии прошлого года часть украинцев, которая по своим оценкам не могла позволить купить себе новую одежду (денег хватало только на питание), — колебалась на уровне 14—16%, то до конца года этот показатель вырос до 20%. В начале 2009 года рост продолжался, а до лета показатель стабилизировался (24%)», — рассказывает «Дню» руководитель аналитического отдела департамента постоянных и медиа исследований компании TNS в Украине Ольга Гарыгина.

При этом перемены в самооценках не повлияли на выбор украинцами мест для покупки одежды — как и раньше, большинство украинцев считают лучшим покупать его на рынках, почти треть ходит в специализированные магазины, еще 15% отдают преимущество торговым центрам, а каждый 10-й — фирменным магазинам. И за последний год эти предпочтения почти не изменились, констатирует эксперт.

Однако идея возвращения в комиссионные магазины, которые когда-то были очень популярны, украинцев пока не привлекает. Хотя в столице все все-таки появился с десяток магазинов такого образца. Здесь принимают и продают одежду и обувь, ювелирные изделия, предметы интерьера, бытовую технику и даже книги. Однако большинство этих магазинов абсолютно не похожи на их советские аналоги — это не те места, куда можно сдать то, что никому отдать и жалко выбросить. Обычно в комиссионки принимают либо винтажные (из бабушкиного комода), либо брендовые вещи. Соответственно, и цены в таких магазинах намного выше, чем, к примеру, на базарах. А нести сюда то, что вы купили на обычном рынке, просто нет смысла — его на продажу не возьмут.

То есть комиссионные магазины стали этаким способом немного сэкономить для состоятельных людей. А вот всем желающим получить хоть какую-то копейку за обычные вещи остается только подавать свои объявления в интернете. А там, во всемирной сети, с приходом кризиса можно найти огромное количество предложений купить бывшую в употреблении технику или вещи. И цены здесь куда умереннее, чем в комиссионных бутиках.

Популярными также стали обмены товарами. Например, обмен новой дамской сумки на что-то необходимое в хозяйстве, или же свадебного платья на комод, детскую коляску. Часто украинцы готовы отдавать ненужные детские вещи хоть за сладости, соки или фрукты для тех же малышей. И такие обмены достаточно выгодны, ведь людям не придется тратить на нужную вещь никаких средств, а дома всегда найдется что-то новое, однако ненужное. Тем более что большая часть населения пока негативно оценивает экономическую ситуацию.

ХОРШИЕ ВРЕМЕНА ПРОШЛИ, НО ЖЕЛАНИЯ ОСТАЛИСЬ

Однако не такой страшный волк, как его рисуют. Казалось бы, еще и кризис не окончился, а украинцам уже поднадоело ограничивать себя в покупке того или иного товара. Аналитики отмечают, что с апреля 2009 года уже начала наблюдаться покупательная активизация потребителей. «Летом еще были определенные колебания, связанные с девальвацией гривны и ожиданием второй волны кризиса, но на сегодня потребительские настроения улучшаются, например, в категориях мобильных телефонов и автомобилей уже наблюдается рост спроса», — говорит Вышлинский.

Оказывается, мы снова начинаем покупать вовсе не по той причине, что стали больше зарабатывать и лучше жить: просто спрос на товары у нас очень разогрет. «Наши ценности по большой мере ориентированы на получение удовольствия и демонстрацию своего статуса. У украинцев было много желаний, в которых на протяжении года они себе отказывали, но эти желания у них остались», — говорит Глеб Вышлинский. И вот наступил период, когда, привыкнув или просто не ввиду экономического положения, люди все-таки начинают удовлетворять свои созданные в мечтах желания.

ИЗМЕНЕНИЕ ПРИОРИТЕТОВ

Но неужели более рациональными мы будем только тогда, когда нам очень не хватает денег, а трудные в экономическом плане времена отучат нас только от эмоциональных покупок?

Мнения экспертов по этому поводу отличаются. По мнению Глеба Вышлинского, кризис не имел настолько серьезного психологического эффекта, чтобы полностью разрушить ту модель поведения украинца, которая было сформировано до этого. Украинцы, констатирует он, привыкли жить хорошо — даже на пике кризиса уровень благосостояния людей вернулся лишь в 2006 год, который был далеко не наихудшим. И потому после кризиса украинцы снова начнут брать кредиты и жить не по средствам.

«Урок, который нам преподал кризис, все-таки можно заметить в изменениях предпочтений и системе человеческих ценностей», — убежден в свою очередь Максим Борода. До кризиса для украинского общества были характерны такие приоритеты как власть, престиж и статус, что типично для стран с переходной экономикой. Руководствуясь такими вкусами, люди и формировали свое потребительское поведение. Именно с этим был связанный спрос на товары класса люкс, непропорционально дорогие автомобили и другое. А вот в обществах развитых стран большее значение играют такие ценности, как индивидуальность человека, его важность и полезность для общества, возможности для самореализации.

— Экономический кризис подтолкнул украинцев к пересмотру своей системы ценностей. Все больший вес начали приобретать традиционные ценности, в частности, семья, религия, общественные традиции. И хотя они характерны для менее развитых и зажиточных стран, однако именно таким образом происходит переориентация на более «человечные» европейские приоритеты, — говорит Борода. — Поэтому есть надежда на то, что когда экономический рост восстановится, а у людей снова появится возможность тратить средства в свое удовольствие, то общество будет тратить их по-другому. То есть не для того, чтобы показать свой авторитет либо преимущество, а для того, чтобы самореализоваться, подчеркнуть свои индивидуальность и быть полезным для общества, которое будет означать изменение моделей потребительского поведения.

ПОДАРОЧНЫЙ ПАРАДОКС

Оказывается, что даже украинцы, остро почувствовавшие кризис, вовсе не сократили свои расходы на новогодние подарки. К такому выводы пришли специалисты исследовательской компании «Делойт», проведя исследование потребительских настроений в канун новогодних и рождественских праздников, которое одновременно состоялось в 20 странах мира.

Основной «подарочный» результат исследования следующий: из-за кризиса большинство украинцев стали более практичными и теперь в качестве подарков к Новому году предпочитают получать деньги. Хотя дарить их своим родным и близким на Новый год 2010 собиралась только треть опрошенных...

Такими же прагматичными в денежном плане, как и мы, оказались еще россияне и французы. А вот жители Ирландии, Германии, Швейцарии, Италии, Чехии, Словакии и ряда других стран приоритетным для себя подарком назвали книги. Для украинцев же этот подарок не настолько важен и занимает только 4-е место после денег, ноутбуков и даже косметики и парфюмерии.

Большинство европейцев, принимавших участие в опросе, планировали потратить на новогодние подарки столько же денег, сколько и в прошлом, или даже снизить свои расходы по этой статье. Зато 41% опрошенных украинцев, несмотря на кризис, собиралось увеличить свои расходы для того, чтобы порадовать своих близких подарками. Мало того, каждый второй респондент также собирался больше потратиться и на новогодний стол. И только на развлечения планировали потратить меньше, чем в прошлом году, констатируют в компании.

Так, среднестатистический украинец планировал потратить на новогодние праздники 2,5 тысячи гривен, что на 14% (то есть на 300 гривен) больше, чем в 2008 году, сообщает менеджер компании Александр Черинько. По его словам, из этой суммы 1,2 тысяч гривен украинцы планировали потратить на подарки, 850 гривен — на праздничный стол и 450 гривен — на развлечения.

Но за счет чего украинцы увеличили свои расходы на празднование — не вполне понятно. Если проанализировать экономическую ситуацию, то существенных поводов для радости нет — Украина является лидером среди потерпевших от финансово-экономического кризиса. Да, 74% украинцев говорят, что почувствовали, как кризис негативно отразился на их личном финансовом положении, сообщает руководитель направления консалтинга компании Андрей Степанов. В других же странах, по опросам, подверженными влиянию кризиса считают себя в среднем всего около 40% респондентов.

Свою покупательную способность украинцы тоже оценивают намного хуже, чем в позапрошлом году: 59% опрошенных утверждают, что в 2009 году могли себе позволить потратить намного меньше, каждый третий — потратить столько же, сколько в 2008 году, и только 14% украинцев могли позволить себе тратить больше. Таким образом, отмечают организаторы исследования, количество украинцев, которые отметили снижение своей покупательной способности, выросло по сравнению с позапрошлым годом более чем на треть! И вот парадокс — несмотря на такое экономическое положение, украинцы намереваются увеличить свои праздничные расходы.

«Причиной повышения расходов в первую очередь стало обесценение стоимости национальной валюты, чтобы встретить новый год на том же уровне, что и в прошлом, придется потратить больше гривен, — объясняет Александр Черинько. — Кроме того, прослеживается стремление украинцев к европейскому образу жизни даже несмотря на падение доходов».

ЦИФРЫ

Украинцы

53% после кризиса планируют тратить столько же, сколько и в настоящий момент;

42% хотят тратить больше;

5% будут тратить меньше.

Европейцы

66% после кризиса будут поддерживать текущий уровень своих расходов;

14% планируют повысить уровень расходов;

20% намереваются тратить меньше.

Татьяна МАМАЛЫГА, специально для «Дня»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments