Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

Конец «глобального колхоза»

Игорь ГУЖВА — о причинах и последствиях для Украины мировых торговых войн
25 июля, 2018 - 18:51
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Европейский Союз готовит расширение списка американских товаров, к которым будет применять более высокие пошлины, — от мотоциклов Harley-Davidson до пищевых продуктов — на сумму $20 млрд, если Вашингтон все-таки будет взимать пошлины с автомобилей из ЕС.

Об этом еврокомиссар по вопросам торговли Сесилия Мальмстрем заявила в интервью изданию Dagens Nyheter в среду, сообщает Reuters.

«Мы надеемся, что до этого не дойдет и что мы найдем решение. Если же нет, Европейская комиссия готовит длинный список большого количества американских товаров приблизительной стоимостью $20 млрд», — сказала она.

По ее словам, новые европейские тарифы будут касаться сельскохозяйственной и высокотехнологической продукции, оборудования и др.

Мальмстрем сопровождает президента Европейской комиссии Жана-Клода Юнкера в рамках его визита в Вашингтон. 25 июля Юнкер и Трамп встретятся в Белом доме, чтобы обсудить противоречия между США и ЕС в сфере торговли.

Накануне встречи Трамп предложил США и ЕС  «отказаться от всех тарифов, барьеров и субсидий».

«У меня есть для них идея. И США, и ЕС отменяют все пошлины, барьеры и субсидии. Это наконец будет называться свободным рынком и свободной торговлей! Надеюсь, они это сделают, мы готовы — но они не станут!» — написал Трамп.

ЧТО ГОТОВИТ СОВЕТ МИНИСТРОВ ФИНАНСОВ «БОЛЬШОЙ ДВАДЦАТКИ»? (21 ИЮЛЯ 2018 ГОДА. БУЭНОС-АЙРЕС, АРГЕНТИНА) / ФОТО РЕЙТЕР

Повышение импортных пошлин может спровоцировать волну торговых войн, которые нанесут вред в том числе и Украине, уже прогнозируют эксперты.

В 2017 году Канада, Мексика и ЕС вместе продали в США стали и алюминия на 23 млрд долларов. Но лишь этой цифрой потери не ограничатся.

Участники рынка говорят, что закрытие рынка США может кардинально изменить мировой рынок стали. В частности, европейские производители опасаются, что именно в ЕС пойдет львиная доля металла, который не попадет в США.

Украина не поставляет много металла в США. Однако главная опасность для Украины заключается в том, что из-за увеличения конкуренции на европейском и других рынках она может потерять позиции на рынках ЕС и Турции, куда поставляет почти половину металлургической продукции.

Кроме того, металлургия занимает второе место в украинском экспорте после АПК.

И из-за новых пошлин в США Украина может потерять не только американский рынок стали, но и столкнуться с проблемами на других рынках. Подробнее об этом — в интервью эксперта CMD-Ukraine Игоря ГУЖВЫ.

— Что происходит?

—  Мы наблюдаем разрастание новой безумной волны торговых войн. Официальный сайт всемирной торговой организации (ВТО) практически ежедневно сообщает, что какая-то страна внедряет или пытается внедрить новые торговые ограничения — тарифные или нетарифные. Соответственно, инициируются торговые споры. Буквально на прошлой неделе Канада, ЕС, Индия, Китай и еще ряд других стран подали жалобу в ВТО на США относительно введения пошлины на импортированные товары.

Каков план действий в таких условиях для Украины?

— В первую очередь нам стоило бы сфокусироваться на внутренней торговой политике. А торговля, по моему убеждению. — это производная промышленной политики. Соответственно, мы должны сконцентрироваться в первую очередь на формировании взвешенной и последовательной государственной политики, постоянной вертикали исполнительной ветви власти. Ведь сегодня мы являемся свидетелями ярких противостояний в верхушках государственной власти — тех, кто еще верит — или делает вид, что верит, — в идею: «свободный рынок нас спасет», и тех, кто уже увидел, что такая позиция — верный путь к бедности и неоколониальной зависимости. Государство в сущности в петле между ультралибертарианством и ультрапротекционизмом. Хотя в действительности  мировая история экономических прорывов доказывает: правда лежит где-то посередине. И выигрывает тот, кто четко осознает свои интересы и отстаивает их доступным ему способом.

Почему в настоящий момент ряд сильных экономик мира вынужден прибегать к протекционизму? Потому что есть понимание, что мировая экономика трансформируется под давлением каскада технологических революций, соответственно, возникает потребность перегруппировать силы. А это возможно исключительно опираясь на внутренний ресурс.

Но США много лет осуществляли экономическую экспансию на внешних рынках. И вдруг — прибегают к грубой протекционистской политике. Что случилось?

— И в годы «Великой депрессии», и в настоящий момент США действуют одинаково. Когда на мировой арене появляется мощный игрок — сейчас это Китай, в конце 90-х — Япония, до этого Советский Союз, Европа — они перестраивают свою политику с позиции ориентации на внутренние резервы. США являются самодостаточным государством. Они могут вести протекционистскую политику относительно иностранных поставщиков как в государственных закупках, где коэффициент проникновения импорта уже сегодня 5-6%, или торговле. И у них это выходит. Потому что когда мы говорим об экспансии США, то мы говорим об экономической экспансии, а не торговой. Доходы от экспорта составляют лишь 10% ВВП США. Они практически не зависят от экспорта. В других государствах другая ситуация. Но все сегодня хотят такого положения, как США. Когда пришло понимание, что свободной торговли не существует, что это инструмент, который делает лишь богатые страны богаче, а бедные, наоборот, становятся еще беднее, то государства заняли позиции политики национального экономического прагматизма. И именно следствием этого и является разворачивание мировых торговых войн.

Директор МВФ Кристин Лагард убеждает, что это очень плохая тенденция для мировой экономики, потому что она замедлит мировую торговлю и приведет к падению. Согласны ли вы с этим утверждением? Прогнозируете ли замедление мировой экономики и как это отобразится на Украине?

— У любой политики есть сторонники, а есть оппозиция. Это хорошо. Но глобальный мир сегодня на первый план выдвигает такие проблемы, как бедность, угрозу жизни человечества и экологию. И страны, решая эти проблемы, полностью логичны, что  хотят ориентироваться и быть зависимыми не от глобального «колхоза», а от собственного ума и собственных ресурсов.

Серьезными акционерами либертарианско политики — политики торговли без границ — были транснациональные корпорации. Они лоббировали и финансировали устранение торговых барьеров с единственной целью, чтобы их ресурсы могли свободно передвигаться между странами. Это легло в основу многих книг, на которых, — очевидно — выросло уже второе поколение наших реформаторов в правительстве. Поэтому они и работают на интересы глобальных корпораций, а не на национальные интересы. Потому что если бы мы посмотрели на опыт США, Канады, Израиля, Турции, то увидели бы, что их правительства всегда отвоевывали автономию на осуществление экономической, промышленной, торговой политики.

По вашему мнению, почему Президент ветировал закон, который предусматривает усиление ответственности за нарушение моратория на экспорт леса-кругляка из Украины?

— В Канаде с 1906 года экспорт любых необработанных лесоматериалов из Канады запрещен. И уже более 100 лет как действует это решение. Мы — Украина — затрагивали этот вопрос во время двусторонних переговоров о подписании Соглашения о Зоне свободной торговли с Канадой, на что нам ответили четко: с 1906 года экспорт необработанных лесоматериалов запрещен, и этот вопрос не пересматривается ни в рамках ВТО, ни в рамах двусторонних соглашений о ЗСТ, это вопрос внутреннего законодательства и он даже не обсуждается. И такая же история в более чем 30 странах мира. И это нормально воспринимается партнерами, когда это нормально происходит.

Что касается Украины — наше решение было принято правильно и аргументированно. Мы все видели, какими темпами шли вырубки. И как  безграмотно — при том уровне безработицы и ВВП — мы использовали этот ресурс. Поэтому мы ввели мораторий.

Мы имеем Соглашение о ЗСТ с ЕС. И ЕС очень умело им пользуется. А мы — нет. Они нас пальчиком пожурили, и мы, понимая, что экспорт дров — это лазейка для коррупционных схем обхода моратория — сели на «задние лапки».

У нас идет гонка за экспортом. Мы постоянно ориентируемся на наращивание валютной выручки. Министерство экономического развития и торговли отчитывается о наращивании экспорта, но молчит о том, что мы стремительно наращиваем импорт.  Мы с коллегами из Института проводили углубленный анализ структуры экспорта и импорта, и увидели,  что структура позиции нашего экспорта просматривается в структуре нашего импорта. То есть это значит, что мы покупаем товары из нашего сырья, которое мы продали за бесценок. Например, продаем необработанные лесоматериалы, купили бумагу. Или продали за «копейки» зерно, европейцы выкормили на нем скот и продали нам колбасу и молоко. И таких позиций много.

Мы же не уникальны — история знает массу примеров перехода от сырьевой экономики на товарную. Ваше предложение — у кого и чему должны поучиться в этом направлении?

— Экспортная политика должна быть обоснована промышленной политикой. А если мы видим падение промышленности, то о каком экспорте мы можем говорить?

В позапрошлом году в Киев приезжал заместитель министра экономики Турции, и когда я его спросил о его достижениях при власти, он скромно ответил: «при моем участии в  2008 году — во время мирового финансового кризиса — Турция отдала последний финансовый долг».

А Турция, к слову, вначале вела себя в наращении внешнего долга, как и Украины — наращивали безумными темпами. Но они эти средства не тратили на погашение макроэкономической ситуации, грубо говоря — не проедали их, что делает сейчас Украина. Южная Корея прошла подобный путь. Всемирный банк им говорил: ваш «потолок» — легкая промышленность, а так вы — аграрная страна. Они брали ссуды, но — как они нам говорили — хитрили, вкладывали их в промышленность: строили дороги, заводы. В результате этой политики мы сегодня видим такие бренды, как LG, Samsung.

Какие выводы должна сделать Украина относительно политики ЕС после истории с квотами на 11 групп украинских металлов? Выходит, что Соглашение о ЗСТ нас не защищает?

— Они действуют очень прагматично. Часть по торговой защите в Соглашении о ЗСТ взята из практики ВТО. Свобода торговли, но если какая-то из сторон предоставляет убедительные доказательства, что та, наносит или иная норма Соглашения наносит существенный вред национальной экономике, то она может внедрить торговые ограничения. И этим, собственно, ЕС пользуется. И мы бы должны были этим пользоваться. Потому что ВТО четко регламентирует, если в стране существует угроза экологической катастрофы или избыточного исчерпания природных ресурсов, то эта страна может применять любую защиту с целью предубеждения этих проблем. Что мы собственно сделали, введя мораторий на экспорт леса-кругляка.

Алла ДУБРОВЫК-РОХОВА, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments