Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

«Кризис» текущего счета?

На самом деле — оздоровление экономики
25 июля, 2006 - 20:12

Именно в пределах прогнозов, которые давались специалистами, изменялись в первом полугодии текущий счет платежного баланса и в целом баланс резервов для внешних операций. При этом тенденции конца прошлого года к росту импорта и сокращению экспорта товаров в целом сохранились и даже в чем-то усилились. Но нужно ли усматривать в этом какую-то трагедию, или, наоборот, экономика Украины может получить от этого также определенный позитив?

Анализ показывает, что особенности движения баланса текущих операций и финансового счета в первом полугодии только на первый взгляд и, главным образом, в арифметической плоскости могут вызывать тревогу. На самом же деле соответствующие показатели в значительной степени работают на качественные показатели украинской экономики.

Впервые за период с 1998 г. был зафиксирован кумулятивный дефицит текущего счета. Вследствие этого Украина стала нетто-дебитором, который таким образом имобилизирует национальные сбережения других стран и ускоряет экономический рост и модернизацию капитала.

Что же касается так называемого разрыва текущего счета (рост разницы между импортом и экспортом), то он произошел потому, что восстанавливается инвестиционный и заметно не уменьшается потребительский спрос. Во всяком случае, во втором квартале, по всей вероятности, произошло только незначительное замедление его роста. Если же инвестиционный спрос и во втором квартале расширялся (пока статистики второго квартала нет), тогда июньский профицит текущего счета и, в частности, резкое замедление импорта нужно связывать с тем, что во втором квартале, а особенно в последние два месяца, ускорился рост экспорта, промышленности, ВВП, национальных сбережений и относительно уменьшились темпы привлечения сбережений других стран для капитализации. Кроме того, в мае—июне уменьшился бюджетный разрыв, а с ним также и потребительский импорт, что подтверждается статистикой платежного баланса.

Профицит финансового счета, который имел место в 2005 году, сейчас сменился дефицитом, хотя в мае—июне он несколько уменьшился. Но в то же время в первом полугодии зарегистрирован исторический максимум притока капитала: краткосрочного и долгосрочного, в т.ч. прямых иностранных инвестиций. Впервые в истории независимой Украины рост ВВП не был остановлен понижающим движением сводного платежного баланса. Такова была сила внутренних движущих сил экономики, которые противодействовали ухудшению условий внешней торговли.

Можно говорить также о том, что впервые с 1998 года валютные резервы, накопленные в предыдущем году, в течение первых четырех месяцев нынешнего года не возросли и даже за полугодие не восстановили объемы, зафиксированные в начале года. Но это значительно уменьшило давление на эмиссию, и впервые за все годы существования гривни денежная база сократилась за первое полугодие на 3,1%. Как следствие — замедлилась инфляция. И впервые после отмены режима фиксированного обменного курса его официальное значение не менялось на ни один процентный пункт с третьего квартала предыдущего года. В то же время после перерыва в 2005 году снова возобновилась благоприятная для экспорта девальвация реального эффективного обменного курса (- 4,7% за первое полугодие).

Имеются и первые последствия этого. Вопреки всем прогнозам, такая отрасль-экспортер, как химия, сохранила свои конкурентные позиции благодаря экономии в использовании газа. По темпу роста (16,4%) она уступала только аграрному экспорту (17,9%), и это при том, что весь экспорт товаров увеличился только на 1,5% по сравнению с 9,6% в первом полугодии 2005 г.

Также впервые в истории украинско-российских внешнеэкономических отношений возникло такое масштабное обострение в торговле. Отсюда существенное уменьшение экспорта мяса (в феврале—мае — ноль), молока и молокопродукции (уменьшение на 35,5% от уровня первого полугодия 2005 г.). Хотя это обострение не следует считать торговой войной. Ведь в целом удельный вес России в экспорте украинских товаров достиг в первом полугодии 20,5% и возрос на 0,7%. А мясо-молочные продукты наполнили отечественный рынок, что способствовало уменьшению инфляции.

Весомыми достижениями Украины можно считать отмену ограничения на торговлю с США (отмена поправки Джексона—Веника) и получение статуса страны с рыночной экономикой. Это в известной степени объясняет тот факт, что наибольшим в первое полугодие был прирост экспорта в эту страну (38,2% при 1,5% по всем другим) и на Американский континент в целом (51,5%). (К сожалению, их доля в общем экспорте Украины является довольно низкой — соответственно 3,3% и 7,2%.)

Еще одно заметное событие в общей панораме развития текущих внешнеэкономических операций — в Украине в первом полугодии в импорте продукции на первое место вышло машиностроение . Его динамика (37%) была наивысшей среди всех товарных групп. А импорт газа, вопреки прогнозам, за январь—июнь не вырос, а даже сократился на 3,5%, тогда как валюты на его приобретение потрачено на $63 миллиона меньше, чем за соответствующий период прошлого года. Импорт нефти вырос только на 6,3% против 19% роста общего показателя товарного импорта.

Улучшилась и структура финансовых затрат. Если за последние полгода затраты валюты на прирост инвестиционного импорта возросли на $1,5 млрд. (машины, оборудование), то на импорт энергоносителей и сырья для металлургии — только на $245 миллионов.

Эти тенденции в основном подтверждены и статистикой июня — последнего месяца первого полугодия. Но произошли и определенные, довольно существенные, коррективы. В июне впервые с начала года уменьшился кумулятивный дефицит текущего счета (на $129 млн.). Консолидация упомянутого дефицита зафиксирована еще в мае. Он дрейфовал, как и в апреле, в коридоре $100—180 миллионов по сравнению с показателями $300— 400 миллионов в феврале—марте. Наконец в июне после семимесячного (с ноября 2005 г.) нахождения в отрицательной зоне текущий счет вернулся к положительной отметке. Появился, хотя и небольшой, но профицит — $101 миллион. А накопленный в этом году дефицит торгового баланса (за шесть месяцев), хоть и сохранился ($1,7 млрд.), но практически не вырос по сравнению с январем—маем и стал наименьшим за последние 11 месяцев ($29 млн.).

Наименьшим за последние 13 месяцев было в июне и отрицательное сальдо баланса товаров (-$125 млн.). В то же время рост экспорта товаров и услуг в июне был наивысшим с начала года и составлял и относительно товаров, и относительно услуг 16,4%. Отрицательная динамика экспорта товаров в январе—мае (-1,4%) сменилась на положительную в январе—июне (+1,5%). Впервые с начала года в июне кумулятивная динамика товарного экспорта стала положительной. В июне произошло и еще одно нерядовое событие. Впервые с начала года экспорт и товаров и услуг вырос быстрее импорта (соответственно 12,8% и 10,3%).

А вот замедление динамики роста импорта товаров до 12,8% в июне с уровня 49,4% (в январе), 15,4% (в марте) и 25,4% (в мае), т.е. почти в четыре раза с начала года, произошло не за счет уменьшения ввоза машин и оборудования, нужных для инвестиций, а за счет энергоносителей. В первом полугодии 2005 года импорт товаров возрос на 24,1%, а сейчас — только на 19%. К тому же ввоз энергоносителей и сырья в июне, по сравнению с соответствующим месяцем 2005 года, уменьшился на $178 миллионов, а инвестиционный импорт даже возрос на $130 миллионов. Всего же с начала года импорт энергоносителей возрос на $245 миллионов, а машин и оборудования — на $1,577 миллиона.

Анализ позволяет прогнозировать, что тенденции ускорения роста экспорта, сформировавшиеся в апреле—июне, по всей вероятности получат новое развитие в третьем квартале. На этот период большинство экспертов прогнозирует медленный рост цен на металлы в мире. В летние месяцы и в сентябре импорт энергоносителей может быть стабилизирован на уровне второго квартала. Отмеченные факторы разнонаправленного движения экспорта и импорта дают основания ожидать, что дефицит текущего счета в июле—сентябре может сократиться до уровня $500 млн. Это будет способствовать определенному увеличению вклада чистого экспорта в рост ВВП в июле—августе). В то же время увеличение эмиссии на покупку валюты может минимизировать вероятность летней дефляции. Однако осенью экспорт может замедлиться как по сезонным причинам, так и в связи с ожидаемым завершением цикла повышения мировых цен на металлы.

В этот период компенсировать отмеченное замедление может расширение аграрного экспорта после завершения сбора нового урожая. На границе третьего и четвертого кварталов может быть активизирован импорт энергоносителей и продукции машиностроения в связи с сезонным повышением деловой конъюнктуры (октябрь—ноябрь). Одновременное замедление экспорта и ускорение импорта будет способствовать восстановлению процесса роста дефицита торгового баланса и текущего счета в целом. Адекватное этому процессу увеличение спроса на валюту будет способствовать противодействию традиционному для четвертого квартала усилению инфляционного давления.

Оба возможные варианта движения текущего счета, связанные с уменьшением или ростом отрицательного сальдо, содержат плюсы и минусы. В первом случае, поддержку получит динамика ВВП, но усилится инфляционный риск. Во втором варианте, в балансе рисков может произойти смещение в сторону ослабления экономического роста, хотя одновременно замедлится инфляция.

Но при любом сценарии развития событий правительству и Нацбанку нужно действовать таким образом, чтобы дефицит текущего счета не превысил $1—1,5 миллиарда, или на таком же уровне остановился гипотетически возможный профицит.

Для этого нужно обеспечить условия, благоприятные для увеличения экспорта зерновых нового урожая, а следовательно — разблокировать работу негосударственных аграрных бирж, добиться восстановления экспорта молока и молокопродуктов в Россию, вернуть позиции, утраченные после уменьшения транзита нефти и газа, присоединиться к тем странам (США, Канада и др.), которые требуют от Китая выполнения обязательств перед ВТО относительно остановки субсидирования экспорта металла, возобновить экспорт электроэнергии в Румынию и Россию, удержать на нынешнем уровне тарифы на перевозку и способствовать стабилизации цен на сырье для экспортеров металла и продукции химии, предоставить кредитные гарантии государства экспортерам продукции машиностроения, продолжать дальнейшее стимулирование инвестиционного импорта. В этих условиях Нацбанк, вероятнее всего, будет поддерживать ликвидность банков, кредитирующих инвестиционный экспорт и импорт.

Валерий ЛИТВИЦКИЙ, руководитель группы советников главы Нацбанка Украины
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ