Знать - это осознавать, что вы ничего не знаете. В этом есть смысл истинного знания
Сократ, древнегреческий философ, один из основателей Западной философии

Мифы вокруг «Нефтегаза»

Украина действительно занимает одно из ведущих мест в Европе по количеству перспективных газовых запасов, однако львиная доля их сегодня аннексирована путинской Россией
16 октября, 2018 - 17:55
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Эйфория, вызванная выигрышем «Нефтегазом Украины» в Стокгольмском арбитраже процесса с российским «Газпромом» (несомненное общегосударственное достижение), затмила, отодвинула на второй план хроническую болезнь — пренебрежительное отношение в компании к компетентным специалистам отрасли, знакомым с технологической спецификой отрасли, научно-производственными, мирового уровня достижениями украинских газовиков и их смежников. Ведь целеустремленная работа по ускоренному  внедрению зарубежного опыта только в сочетании с отечественными достижениями как раз и дала бы нужную наибольшую эффективность.

Руководство компании считает своим большим реформистским достижением сокращение почти втрое членов правления, сформированного полностью из так называемых менеджеров, и «забыло» включить хотя бы  одного (до недавнего времени единственного) специалиста отрасли. Неудачными за последние годы считаю и руководителей департаментов производственно-технического направления.

Об укомплектованности современного Министерства экологии и минеральных ресурсов в частности свидетельствует такой красноречивый факт. После аннексии путинской Россией Крыма в обеих странах появились сообщения о разном количестве захваченных противником украинских газовых месторождений. Растерянный обозреватель «Дня» видел при этом политический умысел. Но дело было чрезвычайно простым: в России назвали правильную цифру (хоть она мизерна относительно богатств недр захватчика), а в украинском ведомстве перепутали количество месторождений с количеством... скважин.

В корпоративных изданиях «Нефтегаза Украины» особенно пропагандируется версия, что Украина по запасам углеводородного сырья занимает третье место в Европе и достаточно  сделать только шаг к превращению ее в ближайшие два-три года в газоэкспортное государство.

Особенно подобной оторванностью от реальной действительности страдает свежайшее корпоративное издание «Наш Нафтогаз» (№1 за декабрь 2017 года). По-видимому, с подачи «знатоков» по геологии и разработке месторождений в нем распространены такие глупости, якобы Шебелинское месторождение обеспечивало 60% газодобычи Советского Союза, из него добыто более триллиона кубометров (при доказанных запасах около 750 млрд). Хотя добыча газа из него начата только в 1956 году, но до того, согласно «авторитетному изданию», от него построены газопроводы в Киев, семь областных центров Украины (Днепропетровск, Одессу, Запорожье, Николаев, Херсон, Полтаву, Черкассы), Кривой Рог, Кременчуг, даже в Белгород, Курск, Брянск, и уже в 1955 году начаты поставки газа в направлении Москвы (то есть до введения месторождения в разработку).

Сомнительно и имеющееся в издании утверждение о запрете под влиянием России проведения гидроразрывов пластов во Франции и Германии, технологические достижения которых, наоборот, внедряет существенно отстающая от них Россия... 

Что же касается перспективных, прогнозированных запасов газа, то Украина действительно занимает одно из ведущих мест в Европе. Однако львиная доля их, не доказанных, подтвержденных разведкой и разработкой, приходится на южные территории страны (Крым и шельфы украинских морей), временно заблокированных путинской агрессией. Западноукраинские территории и Левобережье (Днепровско-Донецкая впадина) уже достаточно изучены до глубины 5—6 тыс. м, а дальнейшее изучение возможно только после полной замены устарелых физически и морально буровых станков советского и российского производства на современные.

Что касается перспектив открытия новых, значительных по запасам месторождений, сошлемся на опыт других европейских стран. До открытия мощных газовых месторождений в Северном море, в первую очередь — в прибрежье Норвегии и Великобритании, в послевоенной Европе самыми большими открытиями были французское Ляк и голландское Гронинген. При этом высокотехнологический уровень разработки французского Ляк с большим содержанием сероводорода, оборудование и технологии были использованы СССР при освоении уникального Оренбургского газоконденсатного месторождения. Газовое месторождение Гронинген, кроме удовлетворения внутренних потребностей страны, использовалось в течение десятков лет соседними странами, но в Нидерландах на перспективу, заблаговременно планировалось использование альтернативного импортного газа. В Украине после открытия в 50-е годы прошлого века уникального Шебелинского месторождения в течение следующих 70 лет открыто только два крупных — Ефремовское и Яблоневское — с запасами, соответственно, в 7—8 и 5 раз меньшими, и только Хрестищенское — с почти только в три раза меньшими. На Северном Кавказе после открытия в начале прошлого полвека крупного Ставропольского и десятка кубанских, меньших по запасам месторождений, тоже нет новых существенных открытий, несмотря на расширение территории и глубины поисков. 

Итак, международный опыт опровергает миф, что якобы дальнейшее расширение сейсмических исследований и разведывательного бурения приведет к почти пропорциональному открытию новых запасов углеводородного сырья. Общеизвестно, что предсказуемое увеличение заброшенных в Украине мощных гидроразрывов пластов может привести только к временному подъему уровня добычи на старых месторождениях с последующим, еще более стремительным его падением. Основой же надежного роста его могут быть открытия новых залежей на неосвоенных еще глубинах с обязательным использованием современных буровых станков.

Жаль, что и «попередники» хвастались возможностью стабилизации, и даже увеличения добычи собственного «дешевого» газа для удовлетворения потребностей населения, при этом проваливая предполагаемые для этого необходимые объемы поисково-разведывательных работ.

К сожалению, кроме двухгодичных разговоров, существенных сдвигов нет, и за последние два-три года не приобретен ни один современный буровой станок для освоения его остатками простаивающих буровиков. Странно, что выигрыш тендеров хорватской или белорусской фирмами для бурения в Украине рекламируется почти как реформаторское достижение. Почему же не донесено до общественности принятое во всем цивилизованном мире требование подавляющего использования местных специалистов (80—90%) в работе этих фирм, использование местных материалов и сырья.

Относительно второго мифа — возможности подъема годового уровня собственной добычи газа до 39—35 млрд куб. м. Этот взвешенный показатель определен настоящими знатоками отрасли более 20 лет назад, дважды зафиксирован в правительственных постановлениях, однако его достижение сорвано невыполнением нужных мероприятий и максимальным использованием ранее открытых запасов. За это время добыча газа превышала прирост открытых запасов. В течение упущенного времени произошло т. н. «старение» запасов, то есть преобладание части труднодобываемых в связи с падением пластовых давлений в истощенных залежах. Изъятие газа из последних возможно только с применением дополнительных компрессорных мощностей (вспоминается, что такую элементарно понятную, применяемую во всем мире практику, в том числе в Украине с середины 60-х годов, нынешний руководитель оппоблока назвал «новой технологией» и для ее внедрения пригласил специалиста на должность руководителя объединения аж из Брюсселя), что ограничивается реальной рентабельностью. Уместно вспомнить руководителей-патриотов отрасли, которые в условиях оккупационного режима приложили невероятные усилия к определяющему украинскому участию в скорейшем освоении недр Тюмени, Оренбуржья с целью скорейшего снятия непомерной нагрузки с украинских газопромыслов по обеспечению газом самого СССР и начатого его большого экспорта. Без такой дальновидности наши возможности на время восстановления независимости были бы намного скромнее, а с учетом двадцатилетнего застоя — вообще призрачными.

Владея истинной картиной, власть сможет вынести взвешенное решение. А о настоящих возможностях для увеличения собственной добычи газа в условиях заблокированности Путиным основного по прогнозным, недоказанным запасам углеводородного сырья  юга страны должен уже давно дать информацию едва ли не единственный ведущий академик-геолог в нефтегазовой отрасли Лукин. Именно профессиональным и патриотическим долгом его, Е. Крыжанивского и Д. Егера, удостоенных высокого академического доверия и почестей, является сказать свое авторитетное слово первым лицам государства о настоящих добывающих и транспортных возможностях страны. Укомплектовав настоящими специалистами отрасли в первую очередь «Нефтегаз Украины», Министерство экологии и охраны недр, ЦКРЕ КП, Украина в юбилейный год 70-летия магистрального транспорта газа и накануне 95-летия начала добычи газа будет иметь возможность возобновить в новых условиях принадлежащее ей одно из ведущих мест в энергетике Европы.

Вместо долгожданного амбициозного стремления превращения в ближайшие годы нашей страны в газоэкспортную считаю целесообразным и достаточным достижение возможного уровня добычи собственного газа до объема, который мог бы стать полноценной альтернативной составляющей частью надежного газоснабжения страны и, в случае отказа посторонних источников поступления газа или других энергоносителей, обеспечить надежность энергоснабжения. В решении поставленной задачи надежным непревзойденным резервом должна сыграть и созданная предшественниками могучая сеть подземного хранения газа. Надежность газоснабжения и энергообеспеченность в целом возможны только при решительном вмешательстве правительства, но при инициативности и настоящей квалифицированности хозяйственных структур. Украина до сих пор имеет предпосылки остаться одним из крупнейших в мире транзитеров газа и создания первостепенного восточноевропейского хаба — регулятора газоснабжения.

 

Богдан САВКІВ
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments