Ум не знает границ.
Джанни Родари, итальянский писатель, журналист

Первый триллион: как будем делить?

Бюджетный механизм фактически утратил функцию инструмента экономического развития, — эксперты
25 сентября, 2017 - 19:03
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

В минувшую пятницу, при очень слабо наполненном зале под куполом, министру финансов Александру Данилюку отвели 15 минут для представления депутатам проекта закона о государственном бюджете на 2018 год.

«Уже второй год подряд мы вовремя выносим на рассмотрение проект государственного бюджета, — похвалил себя министр и продолжал в том же духе: — Мы хотели разработать максимально качественный, эффективный, максимально реалистичный документ». По его словам, обсуждение главной сметы страны уже начато как в парламентских комитетах, так и в экспертной среде.

И если в предыдущих его утверждениях можно и усомниться, то последнее соответствует действительности. Еще за день до официального представления в парламенте, эксперты уже разбирали бюджет-2018 по крупным и мелким косточкам, «обсасывали» едва ли не каждую цифру. «День» уже рассказывал о главных бюджетных цифрах. Тем не менее, еще раз приведем те опорные данные, на которых держится весь бюджет. Итак, рост ВВП в 2018 году согласно с проектом бюджетного закона должен составить 3%, а инфляции — 7%. Доходы бюджета впервые в новейшей украинской истории превысят триллион гривен. На безопасность и оборону, что очень важно для воюющей страны, выделено 163 миллиарда гривен. И еще один важнейший показатель: через госбюджет будет распределено больше трети (34,4%) ВВП страны. То есть, налоговую нагрузку на бизнес и граждан обещают оставить почти такой же, как и в 2017 году (34,2%).

3% роста ВВП является очень оптимистическим показателем, отмечает глава правления Института общественно-политических исследований, экс-первый заместитель министра экономического развития Анатолий Максюта и добавляет: «В его реальность я не очень-то верю. На этот год тоже планировали 3%, ожидали их, а сегодня правительство ожидает 1,8%. Мы в институте также ожидали инфляцию до 8%, а сегодня уже ожидаем больше 11%».

«Недотягивание экономического роста, — продолжает ученый, — как бы компенсируется ростом инфляции. Что будет в 2018 году? Если не будет такого, как предусматривается, экономического роста, то инфляция ускорится. К тому же нам подает негативный сигнал курс гривни к доллару, на котором подсчитан бюджет: на конец года это больше 30 гривен за доллар. Что такое эта девальвация? Это один из рисков. И очевидно, что здесь, несмотря на остающиеся без изменений налоговые ставки, все же кроется возможность роста налоговой нагрузки на субъектов хозяйствования, если будут выдерживаться темпы роста ВВП и инфляции».

Максюта также отмечает, что этот бюджет ведет к росту государственного долга при довольно низких темпах роста экономики. При тех заимствованиях, которые сегодня предпринимаются на международных рынках (под 7,4%), отмечает Максюта, мы должны сравнивать темпы роста экономики и доходность тех инструментов, которые мы выпускаем. Если экономика растет на 1,8%, а мы берем займы под существенно большие проценты, это может «растянуть наш долг во времени», но и увеличивает затраты на обслуживание долгов. Сегодня они составляют 130 миллиардов гривен в год, или 4% ВВП, что равно всем расходам бюджета на экономическую деятельность.

Ученого также беспокоят заложенные в бюджет доходы от приватизации государственного имущества (22,5 миллиарда гривен). Если они, как и в предыдущие годы, не будут получены, то, по его мнению, их придется замещать заимствованиями, и государственный долг вырастет еще больше.

«Рассматривая бюджет в качестве следствия экономической ситуации в стране и как прогноз на будущее, — резюмирует Максюта, — можно сказать, что условий для быстрого экономического роста сейчас нет. Экономика страны становится монокультурной — больше 60% экспорта дают сельское хозяйство и металлургия». «Мы сегодня не видим экономической модели, способной обеспечить быстрый экономический рост. А без него есть опасения, что повторится кризисная модель, чего бы очень не хотелось», — добавляет эксперт.

Аналогичное восприятие предложенного правительством законопроекта и у экс-члена правления Нацбанка Украины Игоря Шумило. Он считает, что бюджет-2018 абсолютно не отвечает лучшим образцам бюджетного творчества, демонстрируемым европейскими странами. «Молодой команде, которая всегда и во всем выступает за европейские стандарты, мы предоставили свои рекомендации, но они оказались невостребованными, — рассказывает Шумило. — У нас по-прежнему краткосрочный бюджет. А цели и задачи, которые ставит перед собой правительство и власть вообще очень сложно решить на протяжение одного года. Нужен хотя бы среднесрочный бюджет, чтобы убедиться, что и цели и задачи качественные, и что есть ресурсы, которые для них необходимы. Вот это и есть сутью среднесрочного бюджета».

«Большего неуважения к депутатскому корпусу, к общественности, к экспертам, чем то, что демонстрируют такая форма представления и такое содержание бюджета, даже невозможно себе представить, — возмущается Шумило и приводит пример: — В любой стране, представляя бюджет, правительство дополняет его пакетом документов, в который входит, в частности, и макроэкономический прогноз. Там все экономические показатели увязаны с монетарными. У нас же пишут: макроэкономические показатели смотрите в прогнозе, утвержденном 31 мая. Так с тех пор уже столько воды утекло — все изменилось». «К сожалению, этот бюджет ничего не закладывает для роста в долгосрочной перспективе», — уверен Шумило.

Советник Президента Украины, экс-заместитель министра экономики Игорь Уманский поначалу берет Министерство финансов — разработчика бюджета под защиту. Бюджет, по его мнению, в целом отражает намерения правительства и не является какой-то отдельной политикой. Но при этом он соглашается и с Максютой, и с Шумило, что инструментов для реализации определенной правительственной политики относительно наращивания доходов за счет роста экономики, а не ценового навеса в бюджете не увидишь. «Продолжается практика движения по течению», — констатирует Уманский.

Говоря о бюджетной децентрализации, он подчеркивает, что сегодня имеются извращения в отношениях между бюджетами разных уровней. Правительство очень гордится, что на едином корреспондентском счете 73 миллиарда гривен, но забывает сказать, что деньги местных бюджетов составляют в этой сумме 70 миллиардов и не используются. И также очень важно, что на 90% это средства крупных городов — Киева, Харькова, Днипра, Львова. «Получилось, что районные бюджеты у нас практически остались один на один со всеми своими проблемами, а основной ресурс идет в большие города», — отмечает Уманский. «При этом мы продолжаем практику размазывания инвестиционного ресурса на различные непонятные программы, среди которых и бюджет регионального развития» — упрекает правительство эксперт.

К обсуждению бюджета подключаются и народные депутаты. Так, Виктория Войцицкая («Самопоміч») интересуется мнением экспертов в отношении одной из новелл бюджета-2018, позволяющей правительству проводить заимствования для докапитализации государственных банков сверх объемов, зафиксированных в бюджете.

Как объяснил Уманский, к счастью, теперь такую операцию можно проводить исключительно в пользу государственных банков, тогда как раньше так поступали и с предприятиями госсектора, в частности с «Укргидроэнерго» и «Нафтогазом Украины».

Но конкретных цифр ни по размеру долга, ни по заимствованиям в бюджете нет, поскольку это не денежные размещения, отмечает Уманский и напоминает, что только в этом году правительство принимало решения об увеличении капитала двух государственных банков, хотя бюджетом это не предусматривалось. То же самое и с Фондом гарантирования вкладов, у которого недостаточно собственных средств. И то, что компенсация вкладов сегодня происходит за счет госбюджета, сегодня уже ни для кого не секрет. Источником тут все тот же государственный долг, подчеркивает эксперт.

Виталий КНЯЖАНСКИЙ, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments