Власть опирается на всех, кто живет во лжи.
Вацлав Гавел, чешский политик и общественный деятель, диссидент, критик коммунистического режима, драматург и эссеист, девятый и последний президент Чехословакии и первый президент Чехии

Сигнал, которого ждет Европа

Украинский нефтепровод Одесса — Броды еще можно спасти
18 января, 2005 - 19:56
МИХАИЛ ГОНЧАР

В Украине, безусловно, не будут отмечать годовщину подписания (23 апреля) протоколов между «Нефтегазом Украины», «Укртранснефтью» и российскими компаниями (впервые о них рассказал «День») относительно реверсного использования нефтепровода Одесса — Броды. Ведь это — далеко не «красная» дата в нашем календаре. В конце концов эти документы, в существование которых некоторые наши должностные лица просто не могли поверить и поэтому утверждали, что «их не может быть потому, что их не может быть никогда», привели к капитуляции украинского нефтетранспортного проекта. Но можно ли замалчивать эту историю, которая нанесла ущерб национальным интересам страны и ее евроинтеграционным намерениям? Ответ — в данной статье, автор которой в свое время был причастен ко всем переговорам, осуществлявшимся Украиной в европейском направлении реализации этого проекта.

Ситуация вокруг стратегически важного для Украины и Европейского Союза нефтепровода Одесса — Броды стала свидетельством непрозрачности и непоследовательности принятия решений в недрах правительства Януковича, а также слабости, некомпетентности и коррумпированности высоких должностных лиц и менеджмента государственных компаний. Как следствие, был фактически потерян контроль государства над нефтетранспортным комплексом страны. Правительством, которое сначала одобрило аверсное направление работы этого нефтепровода, в конце концов было перечеркнуто почти все, что было заложено Советом национальной безопасности и обороны Украины времен Евгения Марчука и сделано правительством Анатолия Кинаха.

Нестандартный шаг последнего — совместное обращение в 2002 году премьер-министров Украины и Польши в Европейскую Комиссию — привел к беспрецедентным последствиям: Брюссель определил проект Одесса — Броды как один из приоритетов энергетической политики расширяемого Евросоюза. Никакой другой украинский проект не имел такого признания. Было начато интенсивное сотрудничество в формате Украина — Польша — Еврокомиссия. Сформировалась своеобразная «стратегическая пятерка» проекта в составе специального уполномоченного Украины по вопросам Евроазийского нефтетранспортного коридора Александра Тодийчука, первого заместителя министра иностранных дел Александра Чалого, министра топлива и энергетики Сергея Ермилова, заместителя Секретаря СНБО Сергея Пирожкова и вице- премьера Виталия Гайдука. Деятельность этой группы позволила вывести проект на этап предпусковой готовности в конце 2003 года. Успешное и динамичное продвижение украинского проекта породило реакцию конкурентов. Как следствие, 2004 год фактически был потрачен на навязанную Украине дискуссию о направлении использования нефтепровода.

Вот сжатый список событий вокруг Одесса — Броды в прошлом году. 4 февраля 2004 г. правительство В. Януковича приняло решение о европейском направлении использования Одесса — Броды и пообещало, что его решение «окончательное и бесповоротное». В это время в правительственную комиссию по вопросам эффективного использования нефтепроводной системы Украины продолжали поступать предложения от зарубежных компаний относительно поставки каспийской нефти в Европу. Но нефтепровод не заработал. Деньги, предназначенные на закупку технологической нефти, растаяли. Через коррупционные влияния конкуренты добились поэтапного увольнения тех, кто работал над проектом. Предложения нефтетрейдеров остались нерассмотренными. А тем временем полным ходом шла подготовка к реверсу, хотя должностные лица продолжали уверять Брюссель и Варшаву о неизменности украинской позиции. Одновременно кулуарно было протянуто решение о реверсе нефтепровода Одесса — Броды, которое 5 июля было легализировано правительственным постановлением.

В сентябре 2004 г. реверс заработал. Перед этим «Укртранснефть» заставили взять кредит (почти 600 млн. грн.) на приобретение российской технологической нефти в то время, как каспийское сырье предлагалось одним из европейских нефтетрейдеров бесплатно под гарантии прокачки «Укртранснефтью» 5—7 млн. тонн нефти на Броды. Нынче Одесса — Броды в реверсном режиме перекачивает незначительные объемы нефти, что даже не покрывает эксплуатационные расходы. Согласно подписанному пакету соглашений между «Укртранснефтью» и кипрской оффшорной компанией, тариф за прокачку должен направляться на счет «Укртранснефти» в британском банке для погашения кредита. Счет контролируется оффшорной компанией. При этом есть подозрение, что и нас, и правительство, и общественность, просто надувают: нефть транспортируется не столько из Мозира в Броды и дальше на Южный, сколько по традиционному 52-километровому маршруту через Кременчуг с отгрузкой на танкеры в Южном.

Стоит также обратить внимание на то, что инициаторы конкурентных проектов в России, подводя итоги года, дают реверс нефтепровода Одесса — Броды как важный успех. На официальных интернет- сайтах АК «Транснефть» и Минпромэнерго РФ отмечено, что в 2004 г. «достигнута договоренность с украинской стороной о реверсном использовании нефтепровода Одесса — Броды, парафирован трехсторонний меморандум о строительстве нефтепровода Бургас — Александропулис». То есть, все достаточно прозрачно и без лишней маскировки: украинский нефтепровод закупорен, а конкурентный ему российско-болгаро-греческий проект продвигается дальше, постепенно заполняя нишу конкурента. Ситуация с реверсом Одесса — Броды подтолкнула развитие другого конкурентного проекта — Бургас — Влера (Албания), который в течение последних лет не развивался, оставшись на уровне технико-экономического обоснования. В конце 2004 года премьеры Болгарии, Македонии и Албании подписали межправительственное соглашение относительно сотрудничества в строительстве этого проекта.

Поэтому идея реверса украинского нефтепровода, очевидно, является только маскировочным прикрытием стратегического плана, суть которого сводится к использованию лоббистских и коррупционных механизмов и поэтапного получения благодаря этому контролю над нефтетранспортной системой Украины. Это должно осознать новое политическое руководство государства и создать соответствующие предохранительные механизмы, которые делали бы невозможной реализацию грязных схем, противоречащих национальным интересам. Должен быть разработан и принят закон, который бы регулировал лоббистскую деятельность, вводил ее в цивилизованные рамки. Отсутствие такого законодательства практически стимулирует трансформацию лоббизма в коррупцию, которая используется как самый эффективный путь достижения нужной цели.

Но какими бы ни были предохранительные механизмы, все преимущественно зависит от политической воли лидера, профессионализма, психологической стойкости и сплоченности его команды, жесткой доминанты национальных интересов над кланово-корпоративными прихотями должностных лиц. Яркий пример борьбы за энергетическую независимость дает нам Чехия. В 1995 году для диверсификации энергоснабжения здесь был построен нефтепровод Ингольштадт (Германия) — Кралупы (Чехия). Сейчас он загружен только на 25%. Несколько лет подряд россияне настойчиво предлагают реверсировать его в направлении Германии и загрузить полностью своей нефтью. Однако правительство Чехии из соображений энергетической безопасности страны отбрасывает этот «пряник», хотя с коммерческой точки зрения данное предложение, бесспорно, выгодно. Какими критериями руководствовались в Украине в случае реверса Одесса — Броды и насколько это совместимо с законом, мы еще должны выяснить. Здесь показательным примером является также Балтия, где зависимость от импорта энергоносителей из одного источника не меньшая, нежели в Украине. В балтийских странах имеется значительное российское меньшинство. Однако это не помешало их правительствам проводить действенную политику, определяющуюся единственно национальными интересами. Любая независимость, в том числе и энергетическая, начинается с доминанты психологической независимости политического лидера и его команды. Осознания этого не хватало предыдущему руководству страны. Поэтому для него проект Одесса — Броды стал индикатором всех дальнейших событий.

В отличие от Литвы, где прошлогодний скандал вокруг слишком тесных связей президента с российским бизнесменом привел в действие защитный механизм законодательства, в Украине правоохранительные органы оказались не в состоянии выполнить свою основную функцию, ради которой они, собственно, существуют, — защитить интересы государства, нейтрализовать опасное внешнее влияние, коррупцию и вмешательство во внутренние дела. Теперь они имеют карт-бланш и возможность исправить ситуацию. Очевидным является нарушение Закона Украины «Об основах национальной безопасности». Имели место действия, направленные на срыв стратегически важного проекта в интересах частной зарубежной компании. Было сознательно торпедировано одно из основных направлений государственной политики по вопросам национальной безопасности Украины, а именно — «обеспечение энергетической безопасности на основании устоявшегося функционирования и развития топливно-энергетического комплекса, в том числе последовательного и активного проведения политики энергосбережения и диверсификации источников энергообеспечения».

На фоне оранжевой революции, которая рассматривается в обществе как революция сознания, актуализируется и вопрос восстановления правительством управляемости государственными компаниями, менеджмент которых привык относиться к ним, как к своим собственным. Прежде всего это касается нефтетранспортной компании «Укртранснефть». Очевидной является необходимость вывести ее из состава НАК «Нефтегаз Украины» и превратить в полностью самостоятельный экономический субъект, аналогично тому, как это имеет место, например, в России с ОАО «АК «Транснефть», в Польше с ПЕРН «Пшиязнь» или в Чехии с МЕРО. Названные природные монополии не входят в состав какого-либо холдинга и напрямую подчинены правительствам. В России, к тому же, фактически существует еще и политический протекторат президента страны над «Транснефтью» (учитывая важность компании для национальной безопасности и учитывая попытки оффшорных фирм приватизировать ее, пролоббировав через правительство необходимые решения).

Такие подходы возможны и в Украине. Еще в начале 2003 года аппарат СНБО Украины подготовил предложения относительно выведения ОАО «Укртранснафта» из состава «Нефтегаза» и повышения ее статуса. Но все осталось на бумаге, поскольку НАК был и остается заинтересованным во что бы то ни стало сохранить в своем составе «Укртранснефть», которая постоянно выступает в роли «дойной коровы» — финансового донора для уплаты различных задолженностей, в частности, за туркменский газ.

Но сейчас новые времена. О политическом руководстве государства как в Украине, так и за ее пределами будут судить теперь уже не только по заявлениям, но и по вполне конкретным действиям и их результатам, а также по кадровой политике. Во всяком случае в украинском обществе сложилось представление о ряде своеобразных индикаторов, которые будут демонстрировать, насколько совпадают слова и дела новой украинской власти. И один из них — нефтепровод Одесса — Броды, а также те «новые лица в правительстве», которые его будут олицетворять, — о чем резонно говорил Виктор Ющенко. Ведь этот проект — намного больше, чем просто труба для транспортировки нефти. Наши партнеры в Польше, ЕС, США, на Каспии ожидают положительного сигнала из Киева.

Михаил ГОНЧАР, вице-президент фонда «Стратегия-1»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments