Не мыслям надобно учить, а мыслить.
Иммануил Кант, немецкий философ, писатель, антрополог, физик, библиотекарь, педагог, родоначальник немецкой классической философии

«Третий круг» RAB-тарифов»

Председатель НКРЕКУ Оксана КРИВЕНКО — о том, стоит ли украинцам ждать новых повышений?
19 июля, 2018 - 19:39
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Прошел первый месяц работы нового состава Национальной комиссии, которая осуществляет государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЕКУ). Ее новый руководитель — Оксана Кривенко — для Комиссии не новый человек: она проработала здесь целых 17 лет! Однако стала первой женщиной во главе НКРЕКУ, сменив на должности не кого-нибудь, а Дмитрия Вовка, известного целым шлейфом скандалов, начиная формулой «Роттердам +», заканчивая RAB-тарифами. Внедрить последние у предыдущего главы комиссии так и не получилось: после критики общества и первых лиц государства тарифы обещали доработать. Как именно? И стоит ли украинцам ждать новых повышений тарифов — читайте в эксклюзивном интервью новой главы НКРЕКУ Оксаны КРИВЕНКО.

Последние несколько лет НКРЕКУ регулярно преследовали скандалы: люди возмущались ростом тарифов для населения, формулой «Роттердам +», RAB-тарифами и тому подобное. Готовы ли вы менять имидж НКРЕКУ к лучшему?

— Очень хочется улучшить имидж комиссии, даже сделать лучшим регулятором во всем мире. Имею такое личное желание. Я, когда проходила конкурс на должность, в своей презентации указывала, что хочу улучшить имидж НКРЕКУ и среди потребителей, и среди игроков на рынке энергетики и коммунальных услуг. Но, как показывает практика, все темы, связанные с тарифами, очень болезненны. Иногда это популистские темы. И иногда их используют для лоббирования каких-то электоральных, предвыборных интересов. Поэтому любое повышение любых тарифов никогда не нравится потребителю. В то же время, если потребитель при этом будет обеспечен качественной услугой, будет знать, за что он платит, я думаю, поднять наш имидж и улучшить восприятие реформ будет проще.

Чем обновленный состав регулятора будет отличаться от предыдущего?

— Основной наш административный состав, аппарат не изменился. Это именно те люди, которые обеспечивают работу комиссии, делают черновую работу на местах: проверки лицензиатов и тому подобное. Мне с моей командой работать очень комфортно. Со всеми хорошие отношения. Я сама работала в аппарате комиссии, я всех там знаю. Никаких конфликтов ни с кем не было.

Регулятор не мог полноценно работать с мая этого года, потому что не имел кворума. Сейчас НКРЕКУ уже вошла в работу?

— За время отсутствия кворума НКРЕКУ накопилось очень много вопросов, будничной текущей работы. Это выдача лицензий, одобрение инвестиционных программ, корректировка мощностей в заявленных лицензиях, корректировка зеленых тарифов, тарифов на коммунальные услуги и тому подобное. Прошел мой первый месяц работы на новой должности. Мы уже провели более 10           открытых заседаний комиссии. За этот месяц новым составом НКРЕКУ было принято более 300 решений. Это своеобразное наверстывание той работы, которая простаивала за время отсутствия кворума.

То есть работа комиссии и рынок наконец разблокированы?

— Да, разблокированы. В частности, мы наконец запустили инвестиционные программы энергетических и коммунальных предприятий. Для подготовки к новому отопительному сезону это очень важно. Они должны успеть освоить средства на капитальные и текущие ремонты.

«НИ ШТАТНЫМ, НИ ВНЕШТАТНЫМ СОВЕТНИКОМ ДМИТРИЙ ВОВК СЕГОДНЯ НЕ РАБОТАЕТ И В НКРЕКУ НЕ ПОЯВЛЯЕТСЯ»

— В медиа уже прозвучала информация, что экс-руководитель НКРЕКУ Дмитрий Вовк вроде бы будет вашим советником. Это так? Останется ли Дмитрий Вовк в структуре комиссии на любой другой должности?

— Это слухи. И комментировать их я не могу. Может, это были чьи-то желания. Я точно не знаю. Но заверю, что ни штатным, ни внештатным советником Дмитрий Вовк сегодня не работает и в НКРЕКУ не появляется.

— Упомянутые RAB-тарифы в нынешней украинской версии неоднократно критиковали и за рубежом, в частности в Энергосодружестве. Тем не менее, комиссия дважды предлагала именно такой подход: 12,5% как на новые, так и на старые активы облэнерго. И после очередной волны критики ваш предшественник Дмитрий Вовк опять обещал доработать проект RAB-тарифов. Следовательно, изменят ли нынешнюю формулу тарифов? Может, от идеи RAB-тарифов вообще стоит отказаться? Какого мнения об этих тарифах вы?

— В народе их прозвали РАБ-тарифы. Но в действительности они называются «тарифы на основе стимулирующего регулирования». Они не были установлены и даже одобрены. Не были еще проработаны обращения соответствующих лицензиатов в сфере распределения электроэнергии. В действительности сами подходы стимулирующего тарифообразования — очень перспективные, правильные и справедливые. Есть несколько составляющих этой методологии. И некоторые моменты критиковались, в частности стоимость базы активов и подходы к их оценке.

То, что вы озвучили, это — сама норма дохода на базу активов 12,5%, которая формирует прибыль предприятия. Считалось, что она великовата. Но это очень относительно. Потому что, например, на сегодняшний день прибыльная составляющая в структуре тарифов на услуги распределения электроэнергии и природного газа близка к нулю. Для чего нужно стимулирование: это обеспечит приток инвестиций в эти сети. А инвестиции нужны, чтобы развивать эти сети. С таким безумным развитием зеленой генерации у нас не хватает мощностей, чтобы присоединить их к общей электросистеме.

Поэтому нужны инвестиции. И 12,5% — это немного. Это даже меньше учетной ставки НБУ. Но каждая инвестиция должна окупиться.

— Такая логика справедлива относительно новых активов, новых электросетей. Но почему такую же прибыльность планируется установить и на старые, давно построенные сети?

— Потому что стимулировать нужно и возобновление старых активов! В течение многих лет было очень существенное недофинансирование для возобновления активов, в частности сетей. Поэтому сети в очень изношенном состоянии. Сейчас они изношены где-то на 70%. Поэтому в старые сети тоже нужно вкладывать очень много средств. А для этого должна быть заинтересованность. Под 0% вряд ли мы кого-то заставим вкладывать деньги!

Но здесь важно понять, что это не какие-то виртуальные или реальные деньги, которые кто-то будет тратить так, как ему заблагорассудится. Это деньги, которые должны быть направлены на инвестиции. Эта прибыль является путем финансирования инвестиционных программ, планов на возобновление этих сетей.

Второй принцип стимулирующего регулирования — это обеспечение эффективности и качества. В течение регуляторного периода предприятие должно достичь показателей эффективности расходов и тому подобное. И если предприятие не достигает этих показателей, из прибыли изымаются средства. Это будет стимулировать предприятия к инвестициям, к эффективности. И потребитель наконец должен почувствовать и качество, и эффективность. Это прогрессивный метод тарифообразования. Кстати, на украинском рынке он применяется с 2016 года в «Укртрансгазе». И норма дохода на базу активов для оператора отечественной ГТС составляет 15% — как на новую, так и на старую базу активов. И эти тарифы действуют уже в течение 2,5 года.

— Однако Дмитрий Вовк обещал доработать RAB-тарифы. Когда это будет возможно?

— Сроки уже поджимают. В ближайшее время на нашем сайте появятся проекты. Но пока мы еще дискутируем, прорабатываем замечания. Конечно, будут учтены замечания Энергосодружества. Мы все доработаем и будем готовы выступать с новым проектом для последующего публичного открытого обсуждения. Месяц-два — и проекты уже будут доступны для обсуждения.

Но что изменится в обновленном проекте RAB-тарифов? Какой будет их формула?

— Формула в действительности классическая. Там был вопрос в подходах к оценке активов: каким методом — расходным или замещение — оценивать те активы. Но с этим еще должен поработать Фонд государственного имущества. Здесь немножко не наш вопрос как регулятора. Также нужно определить средневзвешенную стоимость капитала — эти «12,5%».

То есть после переоценки можно надеяться на снижение стоимости старых активов облэнерго, на которые хотели распространить эти 12,5%?

— Логично и правильно их переоценить. А тем более, до приватизации. Мы же ждем приватизацию некоторых облэнерго. И для того, чтобы повысить их стоимость и привлечь больше средств в бюджет, интереснее пересмотреть их стоимость.

В какую сторону пересмотреть стоимость?

— В большую! В любом случае историческая стоимость низкая. Она неадекватна, потому что не индексировалась.

То есть украинцам таки придется доплачивать облэнерго за старые электросети? По подсчетам экспертов, дополнительно придется ежегодно платить в пределах 30    млрд грн.

— Я не знаю, на каких цифрах базировались эти расчеты. Но стимулирующее регулирование, конечно, приведет к росту тарифов. На первом этапе. Сначала этого не избежать. Но в дальнейшем эффективность компаний должна вырасти настолько, что тарифы постепенно будут снижаться. То есть сначала тарифы вырастут, но дальше должны снижаться, если компании будут работать эффективно. Это демонстрирует классика использования стимулирующего регулирования в европейских странах.

«ПОСЛЕ 1 ИЮЛЯ 2019 ГОДА МЫ НЕ БУДЕМ УСТАНАВЛИВАТЬ ЦЕНУ НА ЭЛЕКТРИЧЕСТВО!»

— НАБУ подтвердило, что расследует внедрение формулы ценообразования на уголь — так называемой «Роттердам +». Ваш предшественник в свое время убеждал, что формула рыночная, прозрачная и нужна для спасения отечественной отрасли. Последняя все равно в плачевном состоянии. Но электричество подорожало. По вашему мнению, «Роттердам +» все еще рыночная и нужна стране?

— В рамках нового Закона «О рынке электрической энергии» предусмотрена его имплементация с 1 июля 2019 года. Это будет означать либерализацию рынка электрической энергии. Мы не будем устанавливать цену на электричество! Это будет вопрос рынка, вопрос конкуренции. Следовательно, подобные формулы, как «Роттердам +», будут уже не нужны. И этой формулы уже не будет. Я надеюсь, что рынок электрической энергии начнет работать вовремя, как это предусмотрено законом.

Но, если вернуться к логике формирования цен, то очень важный фактор — это достаточность ресурса. Если в стране недостаточно газа, угля, нефти, уранового топлива и тому подобное, если мы живем в условиях дефицита, то единственная адекватная и правильная цена — это рыночная, которая может обеспечить покупку этого товара за рубежом. В то же время, если часть таких аналогичных товаров производится в Украине, это обеспечит инвестиции в производство такого товара или будет стимулировать к эффективности, чтобы быть конкурентоспособными. Цена на газ устанавливается именно по такому принципу. Для небытовых потребителей цены такие, которые устанавливают на европейских газовых хабах. Так же формируется и цена нефти. Мы ориентируемся на международную стоимость этого энергоресурса.

То есть через год формулы «Роттердам +» уже не будет юридически?

— Не будет! Потребность в такой формуле отпадет. Будет действовать принцип конкуренции.

Некоторые экономисты говорят о завышенных ценах на электроэнергию для населения в Украине. Мол, импорт из Венгрии обошелся бы дешевле. Поэтому тариф стоило бы снизить на треть. Как вы прокомментируете такие расчеты?

— В действительности для населения, для бытовых потребителей тарифы ниже всего в Европе. А для оптовых потребителей за счет оптовой цены и дотационности тарифов для населения тарифы порой действительно более выше, чем в некоторых странах ЕС. Это из-за дотаций в пользу бытовых потребителей. Промышленность доплачивает за население. Хотя население все равно потом платит эту разницу через соответствующую составляющую в ценах на товары или услуги промышленных потребителей! То есть люди в итоге все равно оплачивают полную стоимость электричества, просто непрямым способом.

С переходом на рыночные правила с 2019 года в компетенцию регулятора уже не будет входить формирование цены. Мы будем регулировать деятельность субъектов природных монополий. И на рынке электроэнергии за счет конкуренции должны создаться предпосылки для уценки на электричество. Хотя проблемный сегмент — дотационность тарифов для населения — не исчезнет. Остается только надеяться, что правительство возложит специальные обязанности на энергетиков, чтобы те реализовывали электричество по льготному тарифу, как это сейчас происходит в газовой сфере.

А до этого времени НКРЕКУ планирует повышать тарифы на электричество?

— Пока трудно сказать, сейчас мы погрузились в расчеты. Это комплексный вопрос, его нужно согласовать со всеми участниками: производителями, поставщиками, распределительными компаниями, магистральными сетями и тому подобное.

Похожая ситуация и с тарифами на отопление и водоснабжение. Однако последние постоянно растут без улучшения качества услуг. Есть ли у вас план, как решить эту дилемму: или заставить оказывающих услуги повысить качество, или снизить тарифы?

— Потребитель ждет качественного, вежливого сервиса. Стимулирующим регулированием как раз предусмотрены коэффициенты качества, в случае несоблюдения которых можно будет уменьшить тариф для субъектов природных монополий. Но качество обеспечивают в первую очередь люди — работники компаний, которым нужно обеспечить нормальную зарплату, иначе у них заинтересованности не будет. То есть без повышения тарифа, без закладывания таких принципов стимулирования обеспечить идеальное качество, по-видимому, трудно.

«ЕСТЬ НЕОТЛОЖНАЯ ПОТРЕБНОСТЬ ПОВЫСИТЬ ТАРИФЫ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ГАЗА»

— Что касается газовой темы: официально НКРЕКУ не устанавливает цену на газ, потому что их сейчас регулирует Кабмин. Однако Комиссия в свое время выступала за абонплату — якобы для поддержки сетей. Изменилась ли позиция НКРЕКУ сейчас? Если нет, зачем нужна абонплата, когда ее могут ввести и насколько из-за нее подорожает услуга газоснабжения?

— Согласно Закону «О рынке природного газа», все услуги на рынке должны платиться «за мощность». Такие подходы уже работают для оператора ГТС — Укртрансгаза. Так же устанавливаются тарифы за мощность газохранилищ — мощность их закачивания и отбора. Этот принцип предусматривался и при формировании платы за услуги распределения природного газа на основе мощности. Простыми словами это        — фиксированный годовой платеж, который платит потребитель, разбитый равными частями на 12 месяцев. Сейчас люди платят в зависимости от потребления: зимой — больше, а летом — меньше. Но сети в большинстве нужно обслуживать именно летом.

Окончательная цена на газ состоит из стоимости самого товара, стоимости транспортировки по магистральным и распределительным трубам, а также наценки за поставки и НДС. Следовательно, в составе конечной цены в 7 гривен стоимость распределения газа составляет только 52 копейки.

Если бы мы таки внедрили такой принцип тарифообразования, то 80—85% потребителей поняли бы, что по результатам года они платят меньше. Они бы просто равными частями платили свой годовой платеж.

Когда такой принцип все же может заработать?

— Прошлым летом мы четыре раза проводили публичные обсуждения этого вопроса. Одним из вариантов является переход на двоставочный тариф. Но пока мы еще разрабатываем методологию, рассматриваем разные варианты. А пока будет действовать старая методология — плата за объемы. Хотя 2 года эти тарифы не менялись. А за это время была инфляция. Есть неотложная потребность повысить тарифы распределения газа. Это связано с изменением себестоимости. Надеюсь, что с 1 января 2019 года это точно должно произойти. Есть соответствующие наработки. Хотя, возможно, это получится еще в этом году. Попробуем пересмотреть тарифы еще по старой системе — в плате за объемы.

Параллельно идет противостояние облгазов и потребителей относительно счетчиков на газ. Компании за счет тарифа устанавливают только домовые. Тогда как потребители рассчитывают именно на квартирные. Кто в этой ситуации прав? Если потребители, то будет ли Комиссия штрафовать газовиков за нарушения?

— Все это делалось на средства тарифа. То есть люди за это все равно платили. И с целью экономии средств потребителей оборудовать домовым узлом учета в десять раз дешевле, чем поставить в каждую квартиру индивидуально. До 1 января мы планировали покрыть домовым учетом всех потребителей. Но теперь, по закону, есть возможность установить такой счетчик при согласии всех совладельцев. И многие потребители не желают ставить домовые счетчики, потому что им это не выгодно.

Но люди хотят квартирные счетчики. Должны ли компании ставить их на средства из тарифов? До какого срока это должно произойти?

— Да, должны. До 2021 года. Но, учитывая то, что мы не пересматривали тарифы 2 года, обеспечить источник финансирования такого учета трудно. Это одна из причин будущего повышения тарифов на услуги распределения газа.

— Эксперты сейчас возмущаются новому кодексу ГТС, утвержденному НКРЕКУ. По их мнению, это приведет к увеличению объемов отбора еще незаконтрактованного газа, что позволит облгазам значительно увеличить отбор, но продолжать накапливать долги. Видите ли вы такую угрозу?

— Мы приняли кодекс ГТС еще в 2015 году. И его подал сам «Укртрансгаз». Кодекс начал работать. Мы его дошлифовывали, но позиции относительно несанкционированного отбора не изменились. Они с 2015-го остались неизменными. Изменения есть в балансировании: с месячного мы переходим на суточное. Любой потребитель сможет изменить поставщика в любое время месяца. Это будет способствовать либерализации рынка. Повысится конкуренция, следовательно, есть надежда на уценку на газ.

Алексей САВИЦКИЙ
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments