Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

«Трудно идти против интересов ЕС»

Анна ДЕРЕВЯНКО — о том, как эффективно использовать Соглашение, которое уже подписано
27 июля, 2018 - 12:58

Исполнительный директор Европейской Бизнес Ассоциации Анна ДЕРЕВЯНКО за 19 лет работы в этой организации смогла сделать ее одной из самых влиятельных ассоциаций зарубежного бизнеса в Украине. Человека, который знал бы об особенностях украинского бизнеса больше, чем она, найти сложно. Недавно ЕБА опубликовала достаточно комплиментарный для власти вывод относительно индекса инвестиционной привлекательности Украины.  Эксперты, ссылаясь на многочисленные встречи Ассоциации с Президентом Петром Порошенко, недвусмысленно намекали на то, что, очевидно, Ассоциация включилась и предвыборную гонку на стороне действующей власти. «Это не так», — заверяет Деревянко в интервью «Дню». О выборах, оттоке рабочей силы и торговых спорах с ЕС — читайте в актуальном интервью  Директора Европейской Бизнес Ассоциации.

СОГЛАШЕНИЕ НУЖНО ВЫПОЛНЯТЬ

— Когда Украина подписала зону свободной торговли с ЕС, какое это влияние имело на бизнес-климат, на инвестиционную привлекательность украинской экономики? Почувствовали ли вы, как Ассоциация улучшения?

— Соглашение об Ассоциации мы воспринимали больше как инструмент, который будет помогать воплощать в Украине европейские правила, стандарты для жизни и ведения бизнеса. И потому мы в целом говорили, что соглашение об Ассоциации с ЕС нужно. Мы давали некоторые консультации, но не могу сказать, что мы полностью были погружены в процесс переговоров и предоставляли конструктивные комментарии по каждому пункту этого соглашения. Нет. Частично потому, что бизнес не был таким активным для того, чтобы формировать свои пожелания, какие нормы должны быть зафиксированы в этом соглашении.

Поэтому, возможно, на сегодняшний момент мы пожинаем плоды того, что мы не были достаточно активны, когда формировался пакет, на который Украина соглашалась.

Это можно объяснить тем, что Украина — молодая страна, не всегда понятно, каким образом она должна доносить свое мнение. Не всегда это мнение есть. И не всегда оно профессиональное или достаточно взвешенное. Европейцы намного более профессиональны в этом контексте, потому что они старше, они много зон свободной торговли уже проходили, поэтому они более бойко и эффективно включились в этот процесс.

Но имеем то, что имеем. Украина подписала это соглашение, приняла на себя обязательство и мы в целом как бизнес, который разделяет европейские ценности, считали, что это нормальный инструментарий для улучшения бизнес-среды в нашем государстве. Потому что это соглашение касается не только условий для торговых отношений между ЕС и Украиной, а намного более широкого круга вещей, которые касаются рядового гражданина. То есть много чего, что влияет на жизнь украинца каждый день. Бизнес со своей стороны видит позитивные плюсы, а граждане должны увидеть свои. Поэтому мы со своей стороны только поддерживали то, чтобы соглашение об Ассоциации было подписано.

В настоящий момент мы смотрим на то, какие оно имело последствия в цифрах. Не могу сказать, что в первый год был существенный всплеск инвестиций или импорта, экспорту со странами ЕС. И это понятно. Потому что ты не можешь ожидать безумный всплеск инвестиций, если ты не изменил кардинальным образом условия для ведения деятельности внутри страны.

Это что-то вроде того, что Украина вступила когда-то во Всемирную торговую организацию и некоторые скептики говорили, что в настоящий момент будет импорт наполнять Украину. Потом некоторые оптимисты говорили, что будет безумный приток инвестиций. Но в действительности ни того, ни другого не произошло. Потому что не было достаточно комфортных условий для ведения бизнеса, чтобы бизнес сюда захотел приходить большим количествами, а с другой стороны, рынок в Украине не был таким богатым для того, чтобы импорту было интересно заходить сюда.

Так же соглашение с Ассоциацией. Если мы не будем пользоваться этим инструментарием, внедряться в систему эффективной судебной ветви власти, такой, которая будет правосудной, не будем внедрять предохранители для коррупции в нашем государстве, что тоже диктуется соглашением об Ассоциации, в частности, то власти нечего рассчитывать, что мы будем иметь здесь очередь инвесторов только за счет того, что у нас подписано соглашение о Зоне свободной торговли с ЕС.

То есть этот инструмент — плюс, но наряду с этим нужно еще выполнить соглашение об Ассоциации для того, чтобы иметь позитивные последствия. И при этом еще следить, что бы мы еще могли сделать дополнительно, чтобы бизнесу стало уютно, как привлечь нового инвестора для того, чтобы создать конкуренцию внутри страны между инвесторами и между предпринимателями, чтобы это в свою очередь стимулировало рост заработных плат для наших граждан. Потому что иногда нехватка зарплат толкает на то, что люди едут за границу.

Если смотреть дальше после того, как соглашение об Ассоциации было подписано, мы опять же видим определенные сдвиги в балансе отношений между ЕС и Украиной в сторону укрепления торговых отношений с ЕС. Это можно объяснить. Да, есть конфликтная ситуация с соседом, многие бизнесмены понимают, что ставить долгосрочно на восточного соседа с точки зрения бизнеса неоправданно. Они ищут альтернативные пути для своей логистики, сбыта. Конечно, ЕС, который под боком и является достаточно большой, с точки зрения рынка, по покупательной способности территорией, привлекает интерес наших предпринимателей. Не все, услышав об Ассоциации, сразу поняли возможности, они начали изучать возможности в ЕС. Это занимает время. То есть не все еще успели воспользоваться этим соглашением.

Наряду с этим есть определенные предостережения на сегодняшний момент. Есть определенные скептики, которые говорят, что это соглашение не оправдывает или не защищает интересов украинского государства. Например, игроки из Аграрного сектора говорят, что это не выгодно Украине. Во-первых, не нужно расписываться за всех, Аграрный сектор занимает существенное место в судьбе экспорта, но в целом нужно быть: а) более активными на этапе переговоров: б) если не успели тогда, нужно сделать все возможное для того, чтобы изменить условия на сегодняшний момент. Это сложно. Изменять условия или исходить из того, что имеет защищенную свою позицию  в переговорном процессе с ЕС, — чрезвычайно сложно, там сидят бюрократы, которые нацелены на результат. Они подкрепляются лобби в разных странах, из разных секторов.

Трудно идти против интересов ЕС. Но в конечном итоге, если мы уверены в своей логике и уверены, что мы правы как украинский бизнес, то мы должны объяснять свою позицию. И я уверена со временем ее сможем защитить.

Это переговорный процесс. Торги. И здесь кто сильнее, тот и конфету съел. Поэтому не нужно терять бдительность, надежды, что позиция изменяется, но с другой стороны, нужно использовать все возможности, которые предоставляет текущая редакция соглашения об Ассоциации. Мы точно все возможности не исчерпали.

Только что мы встречались с одним бизнесменом, он представитель достаточно мощной компании. Я его спросила, что ему дало соглашение об Ассоциации. Говорит он: нас там никто не ждет. Я соглашаюсь. Но не для этого это соглашение. Каждый должен защищать свой интерес. Она предоставляет платформу и рамку отношений. И ты их используешь или нет.

В данной ситуации мы еще должны научиться, как эффективнее всего использовать соглашение, которое уже подписано. Мы выносим за скобки те вещи, которые касаются некоторых категорий продуктов с/х, что исчерпывает квоту за несколько дней до начала года. Но это часть обязательств, и здесь нужно возвращаться к тому, что нужно пересматривать.

Иногда предприниматели  говорят:  все сложно, трудно найти доступ финансовых ресурсов,  у нас очень «дорогие» деньги и это изъян украинской экономики, который нужно исправлять. Все это правда. Но нужно также понимать, если мы хотим конкурировать на мировом рынке, то нужно быть менее инертными. Есть рынки, которые так же менее активны по сравнению с экспортными странами. Но тогда мы должны сетовать сами на себя. В нашей компании мы смотрим, что многие экспортируют не только в ЕС, кто-то открыл для себя рынки Китая, Азии, Африки.

«МЫ ВЫСТУПАЕМ ЗА ПРОЗРАЧНЫЙ РЫНОК ЛЕСОЗАГОТОВКИ»

— Ваша оценка вето Президента на тот закон, который предусматривает усиление ответственности за нарушение моратория на экспорт леса-кругляка?

— Мы в целом за то, чтобы усиливать ответственность за незаконную вырубку лесов. Но при этом мы считаем, что этого может быть недостаточно. Надо иметь полноценный электронный учет древесины.

Мы выступаем за прозрачный рынок лесозаготовки, нормальный учет лесного хозяйства. Наряду с этим там есть украинские обязательства, зафиксированные в Соглашении об ассоциации, и есть нежелание или неготовность Украины выполнять эти обязательства. В этом контексте сложно спорить. Мы понимаем, что Украина взяла на себя международные обязательства и их надо выполнять. То есть де-юре ты должен уважать закон и то, что написано в контракте должно быть выполнено. Мы на стороне международных обязательств. Вместе с тем мы понимаем, что есть компании, которые построили здесь заводы под действие моратория и они вложили 100 млн евро для того, чтобы иметь сырье, обрабатывать, создали рабочие места, платят налоги. Их интерес можно понять, они хотят иметь доступ к достаточному количеству сырья внутри страны. Но при этом ты не можешь нарушить международные обязательства... Следовательно, необходимо искать альтернативу мораторию для обеспечения внутреннего производства сырьем, потенциально этим могут стать прозрачные законодательно установленные правила рынка древесины.

Эксперты-международники говорят, что ничего мы мораторием не нарушаем, что там есть пункт, который говорит, что если та или иная норма наносит непоправимый вред экологии или приводит к избыточному исчерпыванию тех или иных ресурсов, государство может устанавливать дополнительные квоты.

— Мы публично обсуждаем одно, а затем не публично — делаем абсолютно противоположные вещи. И это не добавляет доверия к действиям наших чиновников, мы понимаем, что бизнес может хотеть разные вещи, и это право бизнеса — конкурировать, пытаться защитить себя. Но задание чиновников и власти сделать так, чтобы эти интересы и мечты не мешали другим. То есть сделать цивилизованные условия, которые будут ровными для всех. У нас этого не происходит. На сегодняшний момент, что мы видим? Есть нарушение условий  в соглашении бизнес-интересам, которые стоят с противоположной стороны.

Это происходит, когда принимаются законы по одной тематике, а туда вталкиваются поправки, комментарии, которые касаются абсолютно «левого» предмета отдельной группы. Это недопустимо.

Или в настоящий момент, мы с компаниями агрохимического сектора уже несколько лет подряд говорим о том, что в Украине заблокирован импорт инновационных пестицидов и агрохимикатов. То есть инновационные продукты, которые производятся в мире и на разных рынках используются, в Украину не приходят. Они заблокированы. Мы говорим о том, что нужно принять закон, который разблокирует это, — 6606. И это соответствует европейским обязательствам Украины, соглашению об Ассоциации.

— А как так случилось, что китайский контрафакт может сюда попасть, а инновационные европейские продукты — нет?

— В том-то и дело! И мы якобы считаем себя аграрным государством. Здесь большой потенциал, но при этом, когда ты блокируешь доступ к инновационным средствам  защиты растений, ты ограничиваешь себе конкурентоспособность, возможности.

А что означает инновационные?

— Есть инновационные образцы, которые в процессе разработки и там, где есть база изготовления, изготовляют эти инновационные материалы. Образцы сами завозят на те рынки, где они нужны. Если на территории Украины растет подсолнух, а на территории ЕС его нет, то производственно-опытная компания, которая занимается производством ЗЗР, думает: «я сделаю инновацию для рынка Украины для того, чтобы подсолнух рос еще лучше». Они произвели этот продукт, но сюда они не могут его завезти. На сегодняшних момент его заблокирован.

Агрохимические компании говорят, что такой уровень блокады для инновационных материалов они не чувствовали во времена предыдущей власти. Это было странно слышать. Выходит так, что компания вообще уменьшила расходы на инновации как минимум на 60 %.

Многие могут спекулировать на этом. Но утилизация после пестицидов и агрохимикатов? Не делается. Здесь нет достаточного количества полигонов для переработки этого мусора, потому что это опасно и его нужно перерабатывать в сугубо специализированном месте. Де-факто такого места в Украине нет, и мы говорим о том, что дайте разрешение вывозить за границу. И это не позволяется нашим правительством.

Для меня здесь определенные несовместимые вещи, мы якобы заботимся об экологии, а де-факто выходит, что нет. Непонятно почему,  потом — якобы мы заботимся о нашем аграрном бизнесе, инновационные вещи, а не допускаем на рынок.

Выходит, интересы одних блокируют интересы других. Мы за то, чтобы иметь равные правила игры. Тогда это нормальная конкуренция.

Вы недавно дали хороший пас власти. Каждый третий бизнесмен ожидает улучшения бизнес-климата — вы так донесли результаты своего ежегодного мониторинга Индекса инвестиционной привлекательности Украины.  Это в действительности такая хорошая, комплементарная, позитивная оценка. С какой целью? В чем вы видите этот оптимизм, ожидание, почву для него?

— Несмотря на то, что есть определенные неурядицы в нашей Украине, нужно понимать, что мы — молодое государство. Другие страны, на которые мы равняемся, строились десятилетиями, а некоторые и столетиями.

За эти четыре года произошло немало позитивных перемен. Возможно, они не такие поразительные, как хотелось бы гражданам. Но эти изменения чувствует бизнес. Например, возмещение НДС. Экспортеры всегда жаловались на эту проблему. В настоящий момент вопрос снят. Да, есть проблема старого невозмещенного НДС. Я надеюсь, что она решится в ближайшее время. Но вопрос возмещения текущего — снят. Это огромный плюс для бизнеса, который хочет экспортировать.

Мы отмечаем готовность к открытому диалогу с представителями бизнеса правительства и парламента.

«ПЕТР ПОРОШЕНКО — БИЗНЕСМЕН»

— Две большие публичные встречи Европейская Бизнес Ассоциация проводила именно с Президентом. Почему?  Какие у вас отношения с Администрацией Петра Порошенко?

— Встречи с Президентом у нас проходили с начала прихода Петра Порошенко к власти. Поэтому нельзя говорить, что о нас вспомнили накануне выборов.

А как иначе? Кстати, и предшественники Петра Порошенко встречались с ЕБА. Со времен Ющенко — в 2004 году — мы как ЕБА начали чувствовать большее сотрудничество власти с бизнесом.

— Но экономика не является непосредственной зоной ответственности Президента в Украине.

 — Петр Порошенко — бизнесмен. Он может быть главой государства, но по характеру он — бизнесмен. Поэтому, думаем, понимает важность эффективного диалога. Да, мы понимаем, что кое-кто может нас упрекать, что оценки бизнес-ассоциации инвестиционного климата в Украине слишком позитивны. Но давайте не забывать: мы измеряем настроение бизнеса, тех, кто является членом Европейской Бизнес Ассоциации. Мы не отвечаем за всю бизнессреду страны. Наша зона ответственности — легальный бизнес, который платит в Украине налоги. Я считаю, что эти люди имеют право сказать то, что они думают. Ведь они формируют государственный бюджет Украины. Мы измеряем эти настроения по пятибальной шкале, где «1» — наихудшая оценка, «5» — лучшая. В настоящий момент настроения на уровне 3,10. Полгода назад были на уровне — 3,03. Да, динамика есть. Она позитивная. Но настроения до сих пор на нейтральной отметке.

Как бизнес реагирует на неформальный старт предвыборной гонки и социологию?

— Бизнес, который работает в Украине, продолжает работать в привычном режиме. Они не останавливаются.  Вопросы возникают у инвесторов, которые рассматривают Украину как потенциальный рынок для капиталовложений. И вот у них есть определенные предостережения. Но мы в этом плане не уникальны. В любой стране предвыборная гонка  создает риски для инвесторов.

На данный момент бизнес больше волнует вопрос, будет ли продолжено сотрудничество с Международным Валютным Фондом.

Есть сомнения?

— Нет. Я не хочу сомневаться. Мне хочется верить в то, что все будет идти по плану и мы выполним взятые обязательства. Транш МВФ разблокирует другие источники финансирования. Тогда будет контролируемая ситуация с экономической точки зрения. И будем надеяться на здравый смысл нашего населения, которое изберет достойного главу государства, и он будет продолжать взятый курс реформ.

О ЛОББИЗМЕ, ГРИВНЕ И ОТТОКЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ

— Закон о лоббизме — нужен Украине или нет?

— Вопрос в том, какой Закон о лоббизме. Если мы хотим узаконить то, что сейчас происходит, это — одна история. Но следует помнить, что мы тогда говорим не о цивилизованном лоббизме. Потому что цивилизованный лоббизм — это когда ты отстаиваешь свои интересы аргументами и фактами, и выигрывает тот, кто делает это убедительнее, а не тот, кто занесет больше «кейсов».

ЕБА 19 лет. Все это время мы работали над созданием репутации надежного игрока, ассоциации, которая цивилизованным образом пытается защищать интересы своих членов, у нас нет «фаворитов» среди членов организации, мы не подыгрываем никому, потому что у нас есть ценности, внутренние процедуры и правила, которые все мы уважаем. И, честно говоря, мне закон не нужен, чтобы выполнять свою работу цивилизованно и правильно.

Если будет закон о лоббизме, который будет делать тяжелее нашу работу, а, кстати, в текущей редакции, которая зарегистрирована во ВРУ, он именно таким и является, тогда у меня вопрос. Государство создаст препятствия для легальных представителей отрасли. А для тех, кто и до этого не уважал закон, ничего не изменится.

Чувствуют ли члены ЕБА последствия оттока рабочей силы из Украины?

— Мы уже третий год говорим о том, что бизнес чувствует эту проблему. Кадровый голод входит в ТОП-5 проблем ведения бизнеса в Украине.  Сегодня очень сложно заполнить вакансии. Люди выезжают из страны. Как рабочие специальности, так и высокоспециализированные кадры. Конкуренция за рабочую силу растет. Это в краткосрочной перспективе может стать еще большей проблемой, если сюда будут заходить инвестиции.

Проблема в количестве рабочей силы или все же ее качестве в Украине?

— И в том, и в другом. Но, по-видимому, в качестве все же больше. Потому что производительность рабочей силы в Украине все еще крайне низка.

Мы так быстро — за четыре года — от высокого уровня безработицы перешли к кадровому голоду. Почему, по вашему мнению, рабочая сила покидает страну, если реформы есть, изменения идут?

— Причины у каждого могут быть разные. Но, по-видимому, основной является сильная и очень стремительная девальвация национальной валюты. Когда уже в соседней Польше сотрудники технических специальностей получают заработную плату в три-четыре раза выше, чем в Украине, соответственно люди туда будут ехать.

Алла ДУБРОВЫК-РОХОВА, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments