Не всякий человек способен быть у власти, а лишь такой, что по природе своей стремится к правде и справедливости.
Станислав Ореховский-Роксолан, украинский писатель, оратор, публицист, философ, историк, полемист, гуманист эпохи Возрождения

Впереди – создание энергомоста «Украина – Евросоюз»

АЭС переходят на альтернативное ядерное топливо и продлевают ресурс энергоблоков
29 сентября, 2016 - 10:41
ФОТО ИЗ АРХИВА "ДНЯ"

На прошлой неделе Верховная Рада ратифицировала соглашение между Европейским сообществом по атомной энергии и правительством Украины о научном и технологическом сотрудничестве и ассоциированном участии Украины в программе (на 2014—2018 годы) научных исследований и обучения. Это соглашение в июне подписали министр иностранных дел Украины Павел Климкин и европейский комиссар по вопросам исследований, науки и инноваций Карлос Моедаш. Документ открывает широкие возможности для участия украинских научных учреждений, а также предприятий атомной промышленности в перспективных проектах сферы ядерной энергетики и будет способствовать имплементации Украиной стандартов ядерной безопасности Евросоюза.

Месяцем ранее НАЭК «Энергоатом» и британско-немецко-голландская компания URENCO подписали трехлетний контракт. «Мы подписали его на поставку обогащенного уранового продукта для нужд украинских АЭС. В течение трех лет он будет поставляться на завод Westinghouse в Швеции, где изготовляются топливные сборки для наших атомных электростанций», — сказал президент «Энергоатома» Юрий Недашковский. По его словам, документом предусматривается ежегодная гарантированная поставка двух партий обогащенного урана, а также опционально две дополнительные поставки в год.

Но можно ли говорить, что Украина уже однозначно сошла с российской «атомной иглы» и вышла на европейскую орбиту? О российском взгляде на этот вопрос свидетельствует интервью президента топливной компании госкорпорации ТВЭЛ Юрия Оленина английскому журналу NuclearEngineeringInternational. Словно отстаивая украинские интересы, он подчеркивает, что ТВЭЛ остается при мнении, что для Украины самый оптимальный вариант повышения безопасности поставок топлива — это сооружение собственного завода по изготовлению топливных сборок. Но на самом деле Оленин, видимо, занимается обычным маркетингом своей продукции и услуг. «Мы были готовы помочь нашим соседям, выиграли тендер, вложили значительные средства, изготовили оборудование, — мягко стелет топ-менеджер, — К сожалению, у Украины не нашлось денег и политической воли для успешного завершения проекта, который и сейчас остается актуальным как единственный реальный вариант для диверсификации поставок ядерного топлива. Все остальные способы — дополнительная зависимость от внешних поставок».

При этом Оленин явно делает ставку на пророссийское атомное лобби в Украине. В Украине есть много профессиональных атомщиков с богатым опытом работы, подчеркивает он. «Не сомневаюсь, что они правильно оценят последствия, плюсы и минусы диверсификации», — намекает глава ТВЭЛ на развивающееся сотрудничество Украины с компанией Westinghouse.

Неужели г-н Оленин не знает, например, о том, что готовясь к поставкам своего ядерного топлива на Запорожскую АЭС и понимая, что это требует модернизации систем внутреннего реакторного контроля, Westinghouse установила там программный комплекс BEACON TSM, предназначенный для нейтронно-физических расчетов параметров активной зоны реактора, в котором эксплуатируется топливо двух производителей?

И о каких это профессионалах говорит Оленин? Недавно «День» писал о пресс-конференции, на которой в качестве главы предлагаемой к созданию в Украине административной надстройки под названием «Укратом» безальтернативно выдвигалась кандидатура некоего Станислава Дяминова — афериста из 90-х, «успешно» паразитировавшего на Запорожской АЭС. Не он ли, удрав в свое время с Украины и пристроившись где-то в «Росатоме», будет теперь, по мнению главы ТВЭЛа, «правильно оценивать последствия, плюсы и минусы диверсификации»?

Между тем, именно диверсификация стала в последнее время ключевым направлением развития атомной промышленности Украины, которая в условиях военной агрессии не имеет выбора: крайне важно дистанцироваться от России, которая до сих пор была и частично остается и до сих пор монополистом на рынке украинской ядерной энергетики. В первую очередь речь идет об использовании альтернативного российскому ядерного топлива, в чем в последнее время преуспела компания Westinghouse, сборки которой теперь успешно используются на пионерах диверсификации — Южно-Украинской и Запорожской атомных электростанциях.

«Мы запустили пятый блок Запорожской АЭС, — рассказывал недавно на торжестве, посвященном пуску линии 750 кВ от Хмельницкой АЭС до подстанции «Киевская», глава Минэнергоугля Украины Игорь Насалик, — полностью на топливе фирмы Westinghouse и вскоре будем иметь шесть блоков, которые будут заправляться не только топливом ТВЭЛа, но и диверсифицированным топливом». В результате не сложно предположить, что острая необходимость в собственном заводе для продуцирования ядерного топлива у Украины фактически исчезла.

Но диверсификация — это не только альтернативное топливо. Насалик рассказывает, что в летние месяцы этого года удалось подписать договор и на сооружение центрального сухого хранилища отработавшего ядерного топлива. («Сейчас мы ежегодно отправляем его в Российскую Федерацию и платим за это 200 миллионов долларов», — отмечает он.)

«Буквально в понедельник, — продолжал министр, — у нас была продуктивная встреча с «Казатомпромом» и министром энергетики Казахстана. Планируем подписать меморандум о создании совместных предприятий как на территории Казахстана, так и в Украине. У этой страны (у Казахстана) сегодня самые лучшие технологии изготовления оксида урана». (Ранее глава Минэнергоугля Украины также сообщал, что казахстанская сторона готова покупать около 750 тонн ионнообменной смолы у украинского госпредприятия «Ядерное топливо».) «А до сих пор мы покупали урановую руду по цене больше 130 долларов (за тонну), тогда как себестоимость этой продукции составляла не больше 25 долларов, — объясняет Насалик, — Если Украина покупает больше чем 1,5 тысячи тонн, то понятно, сколько и кто на этой системе зарабатывает».

«Таким образом, в атомной сфере, — не без гордости информирует Насалик о реализации ядерной стратегии Украины, — мы сняли три проблемы: это хранилище отработавшего ядерного топлива, двигаемся также в направлении обеспечения оксидом урана и отошли от Российской Федерации в атомной промышленности». «К сожалению, в последнем мы еще полностью это сделать не можем — нужно определенное время».

И действительно, по данным Госстата, Украина в первом квартале этого года закупила для украинских атомных электростанций (АЭС) топливо российского производства почти на $180,5 миллиона, а шведского производства (компании Westinghouse) — на $67 миллионов. За весь прошлый год ядерного топлива было приобретено на сумму свыше $643,5 миллиона, в том числе закупки шведского топлива составили немногим менее $32,7 миллиона, то есть меньше 20%. И мы видим, что за первые три месяца этого года доля закупок топлива Westinghouse выросла до 27,1%.

В 2016 году Украина планирует осуществить 17 поставок свежего ядерного топлива, из которых 12 придется на ОАО «ТВЭЛ» (РФ), пять — на Westinghouse, сообщил недавно вице-премьер-министр Владимир Кистион в интервью парламентской газете. По его словам, три из пяти поставок Westinghouse планируется загрузить в блоки АЭС в этом году. Загрузка ТВС-WR в блок №2 Южно-Украинской АЭС запланирована на декабрь.

Сотрудничество с Украиной в сфере атомной энергетике привлекает иностранных инвесторов также и тем, что энергетическая стратегия Украины не предусматривает сокращения доли атомных электростанций в балансе выработки электроэнергии в стране. В этом президент «Энергоатома» Юрий Недашковский заверил первого заместителя министра энергетики США Джонатаном Элкайндом. «Что касается доли атомной энергетики на энергетическом рынке Украины, то в течение последних трех лет мы занимаем в нем более половины, — сказал Недашковский, — И если говорить не только о краткосрочной, но и долгосрочной перспективе, то в стратегических документах, касающихся развития электроэнергетической отрасли Украины, предполагается, что такая доля будет сохранена».

В ходе этой встречи, речь шла, в частности, о реализации инвестиционных программ на ближайшие годы, о диверсификации поставок ядерного топлива на украинские АЭС, строительстве Централизованного хранилища отработавшего ядерного топлива и новых энергоблоков АЭС. «Но если мы не сможем обеспечить все мероприятия по продлению ресурса действующих блоков миллионников, — утверждает Недашковский, — то и новые блоки нам не помогут».

Он рассказывает, что в «Энергоатоме» разработали программу под условным названием «9 блоков за 6 лет». Над ее реализацией будут работать 35 тысяч рабочих и инженеров предприятия. Как показывает мировая практика, строительство нового энергоблока-миллионника оценивается в данное время в $5 миллиардов. А продление срока эксплуатации такого же блока обойдется дешевле одного миллиарда. Кроме того, новый энергоблок возводится в течение пяти-шести лет, тогда как в ходе продления проектного ресурса энергоблок не теряет работоспособности. Государственная инспекция ядерного регулирования Украины 13 сентября этого года приняла решение о продлении срока эксплуатации блока №1 Запорожской атомной электростанции до 23 декабря 2025 года. А 16 сентября в Энергодаре прошли общественные слушания по возможности продления срока эксплуатации энергоблока №2 этой станции.

Что еще планирует «Энергоатом» для того, чтобы уйти от зависимости в атомной сфере от России и перейти на европейскую орбиту движения, спросил «День» у председателя «Атомпрофсоюза» Алексея Лича. «У нас разработаны и уже в разной мере реализуются в данном направлении десять инвестиционных проектов, в том числе проект энергомоста Украина — Евросоюз, — сказал «Дню» профсоюзный функционер, — Мы считаем, что он позволит нам еще дальше уйти от России и избавиться от зависимости от агрессора».

Виталий КНЯЖАНСКИЙ, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ