Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

Высокая цена коалиции

Эксперт: «То, что сегодня все предприниматели хотят забрать из банков свои деньги, — самая большая критика Нацбанка и правительства»
21 ноября, 2014 - 09:52
ПОСЛЕ ВЫБОРОВ ОТНОШЕНИЯ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА И ПЕРВОГО ВИЦЕ-ПРЕМЬЕРА СУЩЕСТВЕННО «ОСТЫЛИ» / ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА / «День»

По заявлению кандидата в народные депутаты от «Народного фронта» Леонида Емца, вчера на заседании рабочей группы предстояло утвердить окончательный вариант коалиционного соглашения. Накануне, во вторник, эксперты говорили о том, что должно сделать новое правительство для восстановления экономики страны, и, естественно, оценивали содержание коалиционного соглашения, которым при этом будет руководствоваться парламент и новые министры.

«Мы можем ожидать неких реформ, которые в той или иной степени должны... если не обеспечить рост, то хотя бы стабилизировать экономическую ситуацию в Украине и помочь выйти с ростом на будущее», — довольно сдержанно оценивает коалиционное соглашение президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

Директор Института развития экономики Украины Александр Гончаров считает, что коалиционное соглашение должно быть обязательно увязано со Стратегией 2020, озвученной заместителем главы Администрации Президента Украины Дмитрием Шимкивым. Одной из задач, ставящейся этой Стратегией, по словам эксперта, является повышение реального ВВП Украины к 2020 году до $975 миллиардов. Это означает, что ВВП планируется поднять против его нынешнего уровня в 7,7 раза.

«Можно ли это сделать?» — спрашивает он и приводит пример Китая, который добивался роста ВВП в 11-12%, а Грузия — 11%. Но для реализации таких амбициозных задач, по его мнению, нужна соответствующая инфраструктура. Гончаров напоминает, что в ста странах мира есть корпорации развития, а у нас в большой и достаточно развитой стране такой организации, которая бы включала банк реконструкции и развития и  экспортно-кредитное агентство, не создано. Гончаров также считает, что в этих условиях осуществить все 62 реформы, заявленные властями, просто нереально. В экспертной среде, по его словам, это даже не обсуждается. Только на один десяток реформ нужен серьезный источник так называемых длинных денег ($30 миллиардов), объясняет эксперт. Где их взять?  Соответствующие сбережения есть у населения, отмечает эксперт.

«Учитывая, как разгоняется сейчас инфляция и девальвация гривны, — подчеркивает Гончаров, — подорванное доверие населения к финансовым институтам восстановить очень трудно. Поскольку процесс девальвации сегодня  уже в стадии самоподдержки». Тем не менее, эксперт уверен, что выход все же есть. Он настаивает на том, чтобы систематизировать и сделать комплексной работу финансово-экономического блока правительства. Сегодня же Нацбанк, Минэкономразвития и торговли и Минфин работают, как рак, лебедь и щука. «Их мозаичные решения в одну картинку не складываются», — уверен экономист.

«Нацбанк вроде бы отвечает за инфляцию, — продолжает он, — но скорость оборачиваемости денег падает, а потребительский спрос вообще резко обвалился». «Как в этой ситуации может расти инфляция? — удивляется эксперт. — Наоборот, должна быть дефляция». Так что монетарными мерами инфляцию не сдержать, констатирует Гончаров. К тому же ее разжигает и разгоняет именно Кабмин путем повышения тарифов естественных монополий. За последние 10 лет в этом сегменте потребительские цены на газ, тепло и воду повысились на 100%, а тарифы для предприятий — от пяти до девяти раз.

«Украинский политический класс научился писать достаточно грамотные и привлекательные документы,  — оценивает коалиционное соглашение политический эксперт Владимир Цибулько, — хотя там пропущены целые сегменты экономики, являющиеся своеобразными маркерами стабильности». Например, в соглашении забыли о страховой медицине, а строчки о государственном страховании — просто лозунг. И вообще, все, что прописано в экономическом блоке, — это декларации, считает эксперт. Например,  о возвращении средств населения в финансовый оборот речь вообще не идет. Откуда возьмутся длинные деньги? В соглашении нет соответствующих механизмов. Экономический блок изложен в отрыве от блока судебной реформы, которая также прописана довольно декларативно. «Никто не поверит, что реформа экономики возможна независимо от реформы судебной», — предостерегает Гончаров, имея в виду иностранных инвесторов.

«Ярко написанное коалиционное соглашение само по себе не дает гарантий своего выполнения, — констатирует Цибулько. — Наши западные партнеры, говоря о серьезных программах реформ, имеют в виду не только финансовый сектор, но и качество государственного управления, для которого у нас не хватает кадрового ресурса. Не говоря уже о кадрах для реализации революционных программ». «При нынешней монополизации экономики мы ничего не сделаем для прироста ВВП, — продолжает  эксперт. — С начала 1990-х стратегической задачей олигархов было удержание внешних рынков. Но оказалось, что за них они не в состоянии бороться. Поделили внутренний рынок, и на этом паразитируют. И коалиционное соглашение даже и не декларирует намерение разрушить эту ситуацию».

Далее Цибулько отмечает: «Чем более многословны украинские программы, тем менее они обязательны для выполнения. — Украинский политический класс все еще рассматривает политику как инструмент собственного обогащения, и можно сказать, что удешевление гривны является начальным этапом будущей приватизации, перераспределения крупных активов. Если гривну «валили» непропорционально определенным экономическим маркерам, то таким образом удешевляли активы перед их перераспределением». «Зная психотип украинского политика, можно прогнозировать такую линию его поведения», — уверен политолог.

«Я анализировал и первый, и второй проекты коалиционного соглашения и был крайне огорчен вторым текстом, — говорит экономист Борис Кушнирук. — Команда Яценюка начала забрасывать в это соглашение множество технических показателей, которые не имеют смысла — как говорится, налила туда много лишней воды. А некоторые принципиальные вещи вообще исчезли. Сначала предусматривалось сократить на 25% расходы госбюджета — исчезло. В разделе о приватизации предусматривалось снизить количество предприятий в госсобственности до пятисот. В своем комментарии я написал, что это — просто механистический подход. Государство как неэффективный собственник должно вообще уйти из предприятий. В результате — положение о приватизации также выбросили».

Эксперт сомневается, что коалиционное соглашение будет работать. По его словам, Арсений Яценюк почти за девять месяцев уже показал, что на самом деле реформ не будет. Кушнирук цитирует умершего недавно экс-министра экономики Грузии Каху Бендукидзе, который говорил: «Не избирайте и не назначайте того, кто доказал, что он не может». «Учитывая клинч, который сейчас возник, — советует экономист, — не политическое, а технократическое правительство было бы единственным выходом для того, чтобы спасти государственность». Таким выходом он не считает план Маршалла, о котором в последнее время много говорят, и сравнивает его с кладом Полуботка, на который в начале 1990-х возлагались большие надежды.

Критически настроен и эксперт Совета предпринимателей при Кабмине Сергей Кравченко. «Мысли предпринимателей по поводу реформ правительства — это полная паника. Потому что из ста банков сегодня работают,  выдают средства только девять — десять.  И то, что сегодня все предприниматели хотят забрать из банков свои деньги, — это самая большая критика Нацбанка и правительства». Эксперт говорит о том, что бизнес не увидел какого-то более лояльного отношения к себе на таможне. «Все то же самое», — говорит он и жалуется, что даже Евросоюз не снял пошлину, как было обещано в соответствии с подписанным соглашением. «Те реформы, о которых объявляло правительство, когда Яценюк туда пришел, не произошли. Бизнесу стало еще хуже. Остались те же коррупционные схемы при проведении тендеров, что и при Семье».

Охрименко уточняет, что за весь год в Украине проведен всего один электронный тендер по госзакупкам. И больше 40% тендеров проводились с одним участником. В результате было потрачено 45 миллиардов бюджетных средств. Охрименко не утверждает, что все эти деньги пошли коррупционерам, но намекает, что те могли на этом хорошо нагреть руки.

Виталий КНЯЖАНСКИЙ, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments