Музыка - почти единственное, что еще не стало для людей яблоком раздора.
Рэй Чарльз, американский певец, музыкант, один из самых известных в мире исполнителей джаза

Как аккордеонист с мировым именем прорывался к своим слушателям

19 октября, 2007 - 00:00
ФОТО ИЗ АРХИВА «Дня»

Игорь Завадский, аккордеонист с мировым именем, говорит, что его музыка целебна и полезна для здоровья. Кажется, для здоровья не только каждого отдельного человека, но и «здоровья» Украины как государства, которое сегодня находится в состоянии культурного анабиоза и требует срочной госпитализации, немедленного хирургического вмешательства или — что лучше — культурного электрошока. С этой точки зрения Игорь Завадский — находка для нашей страны.

Своим туром по востоку Украины — таким городам как Стаханов, Рубежное, Первомайск, Антрацит и Луганск, он обеспечил бессонные ночи многим чиновникам (которые то ли по своей воле, то ли в силу сложившихся обстоятельств стали буквально врагами культуры), а также перевернул представление об искусстве, и в частности о музыке, в сознании всех, кто побывал на его концертах. А таковых было немало. В планах Игоря — новые сотрясания культурного или скорее внекультурного пространства нашей страны. Разряд...

После своего тура по Восточной Украине Игорь полон впечатлений. Именно в таком состоянии его и встретил случайно в одном из киевских кафе давний знакомый Игоря, наш автор, политолог Константин Матвиенко. И понял: о том, как известный аккордианист прорывался к своим слушателям в своей собственной стране, должны знать читатели «Дня». С музыкантом у нашей газеты сложились очень теплые отношения. «Ни одна газета с таким аналитическим подходом к моим концертам не относится», — комментирует аккордеонист. Кстати, следующий концерт Игоря Завадского состоится в любимом им по акустике и энергетике Доме актера (Ярославов Вал, 7) 27 октября.

Лариса ИВШИНА:

— У нас в стране не так часто бывает, что музыкант проявляет собственную инициативу для проведения каких-либо мероприятий, которые не обещают прибыли. Вы решили устроить тур по регионам, которые, как правило, обходят стороной, когда речь идет об организации важных концертов. Там редко происходит что-то, кроме сборной солянки российской попсы. Как к вам пришла идея проведения этого тура?

Игорь ЗАВАДСКИЙ:

— Было три причины, которые побудили меня совершить тур по востоку Украины. Первая: пять лет назад я выступал в сборных концертах в городах Луганской области. Мои выступления понравились людям, и я пообещал, что приеду еще, уже с сольными концертами, а свое слово я всегда сдерживаю. Кроме того, мне очень понравилась здешняя публика. Еще одна причина: я давно задумывался о каком-то туре в депрессивный регион. А самыми депрессивными городами у нас в стране считаются Николаев и Луганск, а самая бедная область — Луганская. И я решил совершить экспериментальный тур накануне выборов, но совершенно не связанный с ними, и посмотреть реакцию чиновников и зрителей. Ведь в этот период люди избалованы концертами, причем все бесплатными. В первую очередь это было культурологическое исследование. Идея была в том, чтобы сделать концерты не в специальных заведениях, например, музыкальных училищах или школах искусств, а именно для широкой публики в больших дворцах культуры. Я связывался с восемью городами, и везде меня отговаривали, мол, никто на ваши концерты не придет. Еще мне отказывали в силу недоверия. «Почему это вы перед выборами решили ехать, а не после? Мы не верим, что не будет агитации.» В конечном итоге в Северодонецке, который даже в начале значился в афишах, концерт пришлось отменить. Как по мне, Луганская область — это уменьшенный вариант Украины в целом: большой базар, где культуре отведено последнее место не только в новостях, но и во всем остальном. Но с чиновниками мне каким-то образом все-таки удалось договориться, в частности, из-за того, что по «Первому национальному» накануне показали мой концерт.

Л. И. — А вам не кажется странным, что музыкантам для того, чтобы идти к людям, которые нуждаются в культуре, необходимо преодолеть такое сопротивление?

И. З. — Странным мне это уже не кажется. Потому что с этим я сталкиваюсь каждый раз, когда кому- то предлагаю свои концерты. А 95% моих выступлений в Украине — благотворительные. И организовываю их я сам.

Л. И. — Почему?

И. З. — У нас так принято. Есть два варианта: культура или шоу-бизнес. Многие думают, что я представитель шоу-бизнеса, потому что обо мне часто пишут, показывают по телевидению. Тогда как главная отличительная черта шоу-бизнеса — это зарабатывание денег. А на сегодняшний день моя цель совсем не в этом.

Л. И. — В нашей стране между публикой и артистом стоит непреодолимая стена. Получается так, что это чудо, когда вы попадаете на концерт к публике, которая хочет слушать аккордеон, еще и сами вкладываете в это деньги... Что вы почувствовали на концертах со стороны публики?

И. З. — Стоило преодолеть чиновническую преграду, и началось то, что является счастьем для любого артиста — общение с публикой. В Рубежном я играл в зале на 1200 мест. На концерт самоорганизовались и приехали автобусами люди из разных городов — из Лисичанска, из Северодонецка (где в результате я так и не выступил, но 31 октября мой концерт там все-таки состоится). Заполнился весь зал. Кстати, единственным мэром, который изъявил желание пойти на мой концерт, был мэр Рубежного. Три первых ряда в зале были зарезервированы для него. В конечном итоге никто так и не пришел, но эти три ряда заполнились обычными слушателями по ходу концерта. С этим связано одно из моих наблюдений по поводу специфики регионов Украины: отношение обычных людей к чиновникам напоминает коленопреклонение. В Киеве не так, а чем глубже в регионы, тем больше страх. Когда я ехал в город Антрацит, напротив ехал кортеж Януковича. Немного унизительная была ситуация, когда нашу машину остановили и сказали, что нужно съезжать на обочину и ждать, пока проедут около двадцати машин Януковича. Из-за этого я чуть не опоздал на концерт.

Л. I. — Как реагировала публика на ваши выступления?

И. З. — В этих восточных городах люди дарили мне вещи, сделанные своими руками, дарили собственные стихи, ноты своих сочинений, вышивки, яблоки, которые сами вырастили. Все шло от души. Был даже один уникальный случай, когда мальчик вынес и разбил на моих глазах копилку, насобирал оттуда гривню по одной копейке, чтобы купить мой буклет. Естественно, буклет ему подарили. Мне постоянно приходят СМС на мобильный, номер которого общедоступен. Еще я успел подружиться с семьей из Стаханова. В этой шахтерской семье восемь детей — шесть мальчиков и две девочки. Они приехали из своего города в Луганск на мой последний концерт, хотя дорога туда-обратно — это для них сумасшедшие деньги. Я взял шефство над этой семьей Зубко, тем более, что там все дети занимаются музыкой.

У меня есть один интересный проект. Я давно вынашивал идею телепрограммы по типу «Играй, гармонь», которая транслировалась в России. В гастрольных поездках я вижу очень много талантливых людей — с обаянием и артистизмом. Возможно, у них не выдающиеся технические возможности, но какое это имеет значение? У меня уже огромный список из таких людей, они играют от души на разных инструментах. Надо, чтобы таких артистов знала вся страна. Я уже решил сделать пилотные выпуски моей программы: осталось только купить машину, камеру, и я сниму и привезу их на телевидение.

Л. И. — Игорь, анализируя свои впечатления от поездки, что, по вашим ощущениям, произошло с восточной частью Украины?

И. З. — Еще заметнее стало разграничение между бедными и богатыми. Мне приходилось видеть, как дети там играют в футбол консервными банками — как когда-то в Бразилии.

Л. И. — Латиноамериканизация страны, только футбол и расслоение общества...

И. З. — Да-да. У них мячи продаются везде, даже в супермаркетах. В одном из них меня обвинили в том, что я украл мяч. Подозрительность, кстати, одна из главных черт восточной части Украины, где бывает от повсеместной нищеты воруют все, что плохо лежит. Я не стал говорить, что я заслуженный артист, что приехал сюда с концертами, и что мне незачем красть мяч за 15 гривен. В окружении охраны меня продержали полчаса, а потом оказалось, что мяч просто куда-то закатился. Никаких извинений я так и не услышал.

Л. И. — А если кто-то из чиновников прочитает интервью и скажет, что вот, мол, Игорь Завадский не любит Донбасс?

И.З. — Наоборот, иначе я бы туда не поехал...

Л. И. — Вам приходилось когда-нибудь слышать, чтобы Министерство культуры Украины организовывало какие-либо подобные туры по Восточной Украине или по Украине вообще?

И. З. — Нет. Я один-единственный раз имел дело с Министерством культуры, когда пытался попасть на прием к министру по поводу своего благотворительного концерта в Национальной филармонии, надеясь на частичную оплату высокой аренды зала (13 тыс. гривен). Меня туда не пустили. Помощники министра сказали, что меня не знают, и отправили к заму. Одним словом, к министру культуры я так и не попал. Но потом мне начальник концертного отдела Министерства культуры посоветовал гениальную вещь. «Напишите, — порекомендовал он мне, — на своей афише, что концерт проходит при поддержке Министерства культуры. Денег мы вам не дадим, но это будет престиж вашего мероприятия.»

Константин МАТВИЕНКО:

— Для тебя как для артиста было бы престижным повесить лейбу «Министерство культуры» на свою афишу?

И. З. — Министерство культуры никогда не участвовало со мной в совместных проектах. Хотя предложения с моей стороны были.

К. М. — Ты реальный носитель культуры, и ты несешь эту культуру в массы. В то же время Министерство культуры, которое государством профинансировано и уполномочено осуществлять эту миссию, этого совершенно не делает. Государство абсолютно абстрагируется от тех процессов, которые должно стимулировать, а ты это делаешь за свои деньги и за счет свого таланта...

Л. И. — Вы альтернативный деятель Министерству культуры. Получается, что собой вы заменяете определенные государственные функции. Так вот для тех, кто критикует Восточную Украину, есть одна простая рекомендация: поездить и посмотреть, что там произошло за пятнадцать лет...

К. М. — Но, несмотря на «монголо-татарское чиновничье иго», которое сейчас властвует на Востоке, потребность в искусстве там существует. Каким был состав аудитории, которая приходила на твои концерты?

И. З. — На концертах была очень разношерстная публика, очень много приходило молодежи. Кстати, находясь там, я узнал, что в Луганской области перед выборами существовало очень мощное движение против выборов. На людей, участвовавших в этом движении — это была творческая интеллигенция и молодежь, — заводили уголовные дела... Хотя они просто призывали бойкотировать выборы. Это было сенсацией. Поход на мой концерт был для них тоже своеобразным протестом.

Маша ТОМАК:

— Приходилось читать о вашей с господином Томенко идее по поводу проведения фестиваля аккордеонистов в мае следующего года. Эта идея еще жива?

И. З. — С того момента, как Томенко ушел с должности вице-премьера, он поменял все телефоны, и у нас пока контакт потерялся. Между прочим, именно он за свои деньги отправил меня в Канаду, где я попал в Книгу рекордов Гиннесса. После этого он от имени Кабмина обращался в Минкульт по поводу возможности реализации моих проектов: организации фестиваля, создания школы аккордеона. По всем пунктам нам дали отказ.

М. Т. — Теперь немного о музыке. На вашем счету шесть альбомов. Начиная с 2001 — каждый год — по альбому. Хорошие темпы. В этом году что-нибудь выйдет?

И. З. — Да, сейчас я готовлю новый альбом, он будет двойным, как и два предыдущих.

М. Т. — Вы играете только классические вещи или, помимо этого, сочиняете и собственную музыку?

И. З. — Все произведения, которые я играю, можно озаглавить так: «Музыка для здоровья». Это музыка, которая восстанавливает все естественные процессы в организме и способствует позитивному настроению. Все, что я играю — это мои обработки, в каждой композиции я делаю свой мазок, в любое произведение привношу свое. Я не вижу смысла «изобретать колесо» и пытаться «переплюнуть» Баха или Моцарта. Лучше подавать их же, но в своей интерпретации.

М. Т. —Нина Матвиенко сравнивает вашу музыку с Божьим благословением. Вы единственный украинский музыкант, имя которого значится в Книге рекордов Гиннесса. Вы активно занимаетесь благотворительностью. Получается один позитив. Вам не сложно?

И. З. — Почему-то так складывается, что чем больше ты популярен, востребован и известен, тем больше к тебе негатива, зависти, проявлений недоброжелательности. Я это ощущаю все больше и больше. У зла есть особенность — оно прямолинейно, жестоко бьет в цель. После такого нокдауна я ухожу на время, чтобы восстановиться, как аккумулятор — набраться энергии, которую зло забирает. Я себя позиционирую как обычный человек — я не нанимаю охрану, езжу не в машинах, а в метро. Мне очень важно не отрываться от людей, чтобы оставаться таким же доступным, простым и понятным людям. А если я чуть-чуть отрываюсь в направлении звездных атрибутов, я моментально чувствую, что контакт начинает теряться. Когда- то я все свои награды выставлял в комнате, а поом спрятал, чтобы не зазнаваться.

М. Т. — У вас на счету 41 награда...

И. З. — Никогда не считал... Я даже не знал, что награды можно считать.

— Первая получена в 1974 году, тогда вам было всего-навсего восемь лет. А какая из них вам наиболее дорога?

И. З. — Наверное, «Золотая лира». Эта награда — напоминание мне о той вершине, которой я достиг и которую обязан удерживать. «Золотую лиру» я получил в Италии в 1995 году за выступление, которое было оптимальным в моей жизни и проходило в старинной церкви. Я набрал сто баллов из ста. Такое случается довольно редко — пока что из украинских аккордеонистов я единственный имею в своей коллекции призов «Золотую лиру».

К. М. — Ты поедешь еще на Донбасс?

И. З. — Там, как я уже вспоминал, будет мой концерт 31 октября в Северодонецке. Этот концерт организовывает директор местного музыкального училища. Во время одного из концертов этот человек в возрасте преклонил колено и подарил мне цветы. Именно резонанс от моих выступлений заставил тех чиновников, которые еще вчера мне отказали, самим со мной связаться и пригласить с концертом.

Разговаривали Лариса ИВШИНА, Маша ТОМАК, «День», Константин МАТВИЕНКО
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments