Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Цена одной иллюзии

22 февраля, 2018 - 15:16
ГЕТМАН ПАВЕЛ СКОРОПАДСКИЙ ПЕРЕД ГЛАВНЫМ ВХОДОМ В СВОЮ РЕЗИДЕНЦИЮ. КИЕВ, 1918 Г.

Федерационная грамота Павла Скоропадского оказалась самым противоречивым действием главы Гетманата за весь непродолжительный период его существования. После подписания гетманом грамоты (14 ноября 1918 года) события в Украинской державе пошли в ускоренном темпе, и через месяц (14 декабря) П.Скоропадский вынужден был отречься от власти. Вспоминая в эмиграции ситуацию, в которой тогда оказался, он отметил: «Были два течения — как в социальных, так и в национальных вопросах, оба крайние. Ни с одним, ни с другим я не мог согласиться и придерживался середины. Это трагично для меня, но это так, и, несомненно, это способствовало тому, что я рано или поздно должен был или убедить всех идти за мной, или уйти сам».

П.Скоропадский подчеркивал здесь только ситуацию в самой Украине. Однако на нее влияли и соседние страны, которые находились между собой в состоянии войны. К тому же обе России, как белая, так и красная, между которыми тоже продолжалась война, не признавали независимости Украины. Борьба Украины за утверждение независимости шла в значительно более тяжелых внутренних и международных условиях, чем борьба Польши, Финляндии и государств Балтии, которые тогда смогли вырваться из имперских объятий.

МЕЖДУ УКРАИНОФОБАМИ И УКРАИНОФИЛАМИ

В защищенную австро-немецкими штыками Украину тысячами стекались от гражданской войны в России помещики, промышленники, банкиры, чиновники, офицеры. Из их среды гетман набирал себе высокопрофессиональные управленческие кадры. В его правительстве оказалось семь министров-кадетов: Ю.Вагнер, Н.Василенко, С.Гутник, С.Завадский, И.Кистяковский, А.Ржепецкий, М.Чубинский. За исключением Н.Василенко, они не были лояльны к украинской государственности и не считали, что Украина после противостояния Антанты и Центральных держав будет оставаться самостоятельной. В воспоминаниях П.Скоропадский резко характеризовал своих подчиненных — выходцев из кадетской среды: «Великорусские круги в Украине невыносимы, особенно сейчас, когда за время моего гетманства туда собралась чуть ли не вся интеллигентная Россия: все прятались под мое крыло, и до комичности жалким является то, что те же люди рубили ветку, на которой сидели, стремясь всячески подорвать мое значение вместо того, чтобы укреплять его».

Необычайно резкие в устах гетмана высказывания в адрес великороссийских кругов в Украине были обоснованны. «Союз государственного объединения», «Союз возрождения России» и другие подобные организации, обосновавшиеся в Киеве, в начале ноября отправили делегацию в Яссы — временную столицу Румынии, где находились послы государств Антанты. Делегация обратилась к ним с меморандумом, в котором убеждала союзников ввести свои войска в украинские порты вместо австро-немецких гарнизонов, которые теряли оккупационный статус. Одновременно бывший российский министр А.Кривошеин, лидер кадетов П.Милюков и царский посол в Вене Н.Шебеко подготовили в Яссах записку-инструкцию (непосредственным автором которой считался Милюков) для российской делегации на Парижской мирной конференции. В инструкции говорилось, что «с украинцами недопустимы никакие разговоры, потому что само понятие «украинский народ» вымышлено немцами. Официальное признание слов «Украина» и «украинцы» неминуемо потянет за собой уменьшение русского народа более чем на треть и отрежет российские земли от Черного моря. Если бы даже «Украина» на мировом конгрессе и была включена в состав Российского государства, но сохранила это название, то мы бы оставили и на будущее богатое поле деятельности для сепаратистов, потому что, пока существует отдельный народ, до тех пор домогательство своего отдельного государства будет всегда иметь почву и резон».

В воспоминаниях, написанных в 1919—1920 гг., П.Скоропадский отзывался на подобные действия и заявления следующим образом: «Великорусские интеллигентские круги были одним из главных факторов моего свержения». Следовательно, придется уточнять утверждение проф. П.Кралюка, который, опираясь на неопровержимые факты, говорит: «Главная вина в уничтожении Украинской Державы, или Гетманата, была в деятельности лидеров УНР, Винниченко и Петлюры, которые подняли восстание против Скоропадского» («День», 2018 г. №3—4). Сложно сказать, кто больше подрывал позиции гетмана в украинском истеблишменте.

Нельзя относиться к 100-летнему юбилею Украинской Державы как к обычной «круглой дате» в истории. Схожесть тогдашних и современных событий поражает. Опять идет украинско-российская война, и опять нас убеждают в том, что, украинцы и россияне — один народ.

ИДЕИ ФЕДЕРАЦИОННОЙ ГРАМОТЫ

В воспоминаниях П.Скоропадского есть следующий отрывок: «Наконец пришло 9 ноября, день, который я всегда считал последним днем своего гетманства. Через четыре дня после этого обстоятельства так трагически сложились, что фактически власть была вырвана у меня из рук». В этот день гетман получил информацию от посла в Берлине барона Ф.Штейнгеля о революции в Германии.

14 ноября Скоропадский издал Грамоту ко всем украинским гражданам с сообщением об изменении политического курса с «самостийницкого» на федерализацию с небольшевистской Россией. «Сейчас перед нами новая государственная задача, — утверждал гетман, — Государства Согласия (Антанты. — Авт.) издавна были друзьями бывшего Российского Государства. Теперь, после пережитых Россией больших беспорядков, условия ее будущего существования должны, безусловно, измениться. На других началах, принципах федеральных, должно быть восстановлено давнее могущество и сила всероссийского государства. В этой федерации Украине надлежит занять одно из первых мест, потому что от нее пошли порядок и законность в крае и в ее пределах впервые свободно стали жить все униженные и угнетенные большевистским деспотизмом граждане бывшей России».

Читая грамоту гетмана, вспоминается тот же мотив, который прозвучал в Первом Универсале Центральной Рады: «Пусть будет Украина свободной. Не отделяясь от всей России, не разрывая с государством Российским, пусть народ украинский на своей земле имеет право сам управлять своей жизнью. Пусть порядок на Украине дает избранное всенародным, равным, прямым и тайным голосованием Всенародное Украинское собрание (Сейм). Все законы, которые должны обеспечить этот порядок здесь у нас, на Украине, имеет право издавать только наше Украинское собрание. Те же законы, которые должны обеспечить порядок по всему Российскому государству, должны издаваться во Всероссийском парламенте». Должны издаваться...

Цитата длинная, но нужная. Откуда у М.Грушевского с  В.Винниченко и П.Скоропадского была уверенность в том, что Украина способна повести за собой народы России и превратить эту страну в федерацию равноправных государств? Конечно, создание такой федерации было общим желанием граждан разных национальностей, которые освободились от самодержавной власти царя. Этим воспользовались большевики, которые сформировали свою империю сначала в обманчивом виде федерации независимых советских государств, а затем — в виде союза равноправных республик с конституционным правом каждой вернуться к независимому статусу. Но здесь речь идет об уверенности в том, что Украина способна повести за собой русский народ, который формировался как имперский со времен Ивана ІІІ, а возможно, и со времен властителя одного из улусов Золотой Орды Ивана Калиты. Невозможно себе представить, чтобы основателей Польского государства или независимой Финляндии беспокоила судьба империи. Поляки, финны, эстонцы, латыши и литовцы желали как можно дальше отойти от Москвы, а среди большинства украинцев такое желание не наблюдалось. Поэтому не приходится обвинять только Грушевского или Скоропадского в том, что они были менее успешны, чем Пилсудский или Маннергейм. Даже теперь, на пятом году гибридной войны с Россией, определенная часть украинского социума с надеждой смотрит в сторону Москвы: может, она все-таки подарит нам мир с ней?

Федерационная грамота с объявлением вхождения в еще не существующую небольшевистскую Россию была актом отчаяния. Гетман желал показать Антанте, что она может использовать государственный потенциал Украины для возрождения России уже не в виде империи (о чем мечтали П.Милюков и его единомышленники в кадетской партии), а как федерального государства.

Иногда говорят, что федерационная грамота была актом отречения Украинской державы от немецкой ориентации. Но утверждать так, значит, оглуплять гетмана. Второго рейха Кайзера Вильгельма  уже не существовало, а с той Германией, которая рождалась после войны, никто не собирался считаться. В конце концов, сам П.Скоропадский не делал тайны в связи с появлением федерационной грамоты. В интервью корреспонденту «Газет де Лозан» в октябре 1920 года он заявил: «Союзные миссии ставили мне условия, которые сводились к условию федерации с Россией. Я очень хорошо знал опасность, которая возникала из подобного политического домогательства. Но стремясь прежде всего к высшей цели — сохранению порядка в Государстве, которое я построил, я должен был вопреки собственной воле согласиться на требование союзников и провозгласить федерацию с Россией».

ПОСЛЕДСТВИЯ ОТКАЗА ОТ НЕЗАВИСИМОСТИ

Объявляя федерационную грамоту, гетман рассчитывал изменить отношение Антанты к Гетманату и найти поддержку среди российских офицеров. Но признавать Украинскую державу Антанта не спешила. Надежды на поддержку офицеров царской армии, которых только в Киеве насчитывалось до 15 тыс., оказались напрасными. После объявленной мобилизации в офицерские фронтовые дружины удалось привлечь не более 800 человек. П.Скоропадский вынужден был признать: «Через несколько дней после появления грамоты великороссийские круги уже никакой Украины вовсе не признавали».

Одновременно с появлением федерационной грамоты гетман сформировал новое правительство во главе с кадетом С.Гербелем. Последний настоял на назначении главнокомандующим кавалерийского генерала, «первую саблю» царской армии графа Ф.Келлера. Тот сразу выдвинул требование предоставить ему диктаторские полномочия во взбудоражена крестьянскими восстаниями стране и заявил: «Могу приложить свои силы и положить свою голову только для создания великой, неделимой, единой России, а не за отделение от России Федерального государства». Гетман поспешил отстранить генерала от должности...

Немцы не позволили гетману формировать полноценную армию, и в его распоряжении находились только несколько корпусов и дивизий. Федерационная грамота оттолкнула от него тех командиров, которые сочувствовали украинскому делу, но не убедила объединиться вокруг него тех, кто отстаивал единую и неделимую Россию. Военные части Гетманата переходили либо на сторону Директории, либо к А.Деникину.

16 ноября Директория развернула наступление на Киев. 18 ноября сечевые стрельцы Е.Коновальца встретились под Мотовиливкой с полком сердюков и офицерской дружиной и разгромили их. Сердюки, то есть гетманская гвардия, дрались неохотно, потому что они, как и сечевые стрельцы, в равной степени стояли за национальное дело. Эту битву нужно считать одним-единственным эпизодом гражданской войны между украинцами. На территории Украины между собой воевали белогвардейцы с красноармейцами. Через два дня после битвы Лубенский полк сердюков перешел на сторону Сечевых стрельцов.

Тем временем войска Директории устанавливали контроль над регионами Украины. 13 декабря начался заключительный этап восстания — захват Киева. На следующий день гетман отрекся от власти и эмигрировал в Германию.

Станислав КУЛЬЧИЦКИЙ, доктор исторических наук
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments