Поэзия - это величайшая форма, в которую может воплотиться человеческая мысль
Альфонс де Ламартин, французский поэт, историк и политический деятель

О чем известили колокола Софии?

Воспоминания непосредственного участника процесса объединения украинских государственных образований в единое государство — министра иностранных дел правительства Западноукраинской Народной Республики Лонгина Цегельского
22 января, 2019 - 19:11
22 ЯНВАРЯ 1922 Г., КИЕВ / ФОТО С САЙТА WIKIPEDIA.ORG

100 лет назад, 22 января 1919 года, на Софиевской площади в Киеве был торжественно провозглашен Акт Злуки и Соборности украинских земель. Объявленный Директорией текст Универсала очень лаконичен:

«В імені Української Народньої Республіки проголошує Директорія всьому українському народові велику подію в історії нашої української землі:

Дня 3 січня 1919 р. в місті Станиславові Українська Національна Рада Західньоукраїнської Республіки, як представник волі всіх українців бувшої Австро-Угорщини і як найвищий їх законодатний орган, святочно проголосила з’єднання Західньо-Української Народної Республіки з Українською Придніпрянською Народною Республікою в одну суверенну Народну Республіку.

Вітаючи з великою радістю цей історичний крок наших західніх братів, Директорія Української Народної Республіки рішила прийняти до відома це з’єднання і ввести його в життя згідно з умовами, які означено в ухвалі Української Національної Ради з дня 3 січня 1919 року».

Лаконичность объявленного текста, однако, не приуменьшает эпохального значения этого события. Ведь настоящим документом утверждалось исконное стремление к объединению в одну большую семью жителей украинских этнических территорий, захваченных соседними государствами. Эту знаменательную дату в советский период не только не вспоминали, но и даже пытались вытравить ее из народной памяти, заменяя датой присоединения Западной Украины к Советскому Союзу в результате общего нападения СССР и Германии на Польшу в 1939 году. Только с провозглашением Независимости Украины начала легально распространяться информация о героической революционной борьбе украинцев в 1917—1921 гг. Поэтому не удивительно, что Акт Соборности и дата его провозглашения еще не заняли в нашем обществе должного места, несмотря на отнесение этого дня к категории наибольших государственных праздников.

Для того чтобы самые широкие слои общества осознали вес и величие этого события и поняли его значение в  истории государственного строительства, нужно еще очень много сделать в направлении пробуждения исторической памяти. Убежден, что большую роль в этом сыграло бы переиздание достаточными тиражами воспоминаний участников тех событий, которые после утраты украинской государственности в 20-х годах прошлого века оказались в изгнании.

Одним из непосредственных и главных участников процесса объединения украинских государственных образований в единое государство был министр иностранных дел правительства Западноукраинской Народной Республики Лонгин Цегельский. В 1980 году в издательстве «Булава» в Нью-Йорке вышла книга его воспоминаний «Від легенд  до правди». В ней автор скрупулезно описал события, которые предшествовали дню 22 января 1919 года, отобразил длительную и обстоятельную подготовку к объединению и передал в деталях торжественные мероприятия, которые проходили на Софиевской площади во время провозглашения Акта Злуки. В отдельном разделе книги автор освещает работу Трудового Конгресса и деятельность объединенного правительства в течение очень короткого периода.

Лонгин Цегельский отмечает то, что Западно-Украинская Народная Республика (провозглашенная 1 ноября 1918 года),  хотя несколько младше Украинской Народной Республики (Надднепрянщины), имела значительно больше опыта государственного строительства. Ведь почти все члены правительства ЗУНР прошли хорошую школу парламентаризма. Значительная их часть, как и сам д-р Цегельский, были послами от Восточной Галичины и Буковины в Австрийском Сейме. Это зрелые, умудренные жизненным и политическим опытом люди, которые представляли разные социальные группы, среди которых были хозяева-крестьяне, университетские профессора, священники. Профессиональное формирование органов государственной власти в Галичине осуществлено в известной мере благодаря приобретенному опыту в условиях функционирования конституционного уклада Австро-Венгерской империи.

Еще весной 1918 года (пишет Л.Цегельский) было понятно, что Австро-Венгрия и Германия проигрывают войну. Молодой австрийский цесарь Карл советовался с представителями разных краев, как ему лучше реформировать свое государство. Участниками таких совещаний от Восточной Галичины были послы в австрийском сейме, которые позже составили хребет правительства в Станиславе (сейчас Ивано-Франковск). Посредниками для общения и координации действий с представителями других национальных меньшинств (в частности словенцами) были «о. Иосиф Фолис и д-р Лонгин Цегельский». Начиная с июня 1918 года между ними и представителями-словенцами было достигнуто понимание, что осенью нужно «помочь» цесарю совершить переворот согласно принципу самоопределения народов. Это значило (по Л.Цегельскому), что «треба буде одного означеного дня (в порозумінню з Карлом) проголосити національні конституанти — установчі збори — держав-країв: галицько-українського (у Львові), чеського (у Празі), словінського (у Любляні) та хорватського (у Загребі — для Хорватії, Дальматії і Босни)».

Однако тем планам не суждено было сбыться. Австро-Венгерская империя распалась, не успев реформироваться. Но украинцы Галичины были уже готовы к такому варианту развития событий. В ночь на 1 ноября 1918 года важнейшие объекты Львова перешли под контроль Украинских Сечевых Стрельцов. На ратуше развевался украинский флаг. К сожалению, удержать власть во Львове украинцам не удалось. Под натиском польских военных формирований немногочисленная украинская группировка вынуждена была покинуть город Льва. Столицей правительства ЗУНР временно стал Станислав. Понимая всю сложность ситуации, главы Западноукраинской Народной Республики возлагали большую надежду на помощь гетманского правительства из Киева. Для налаживания отношений с Гетманом Павлом Скоропадским правительство ЗУНР отправляло с официальной миссией опытных дипломатов, в частности и Лонгина Цегельского. В своих воспоминаниях он писал: «Згадане наше положення приневолювало нас звернутись до Гетьмана за поміччю, не пропонуючи покищо злуки Галичини з Україною. Ми були певні, що Гетьман поміч нам дасть, бо знали його ставлення до галичан і Галичини. У довірочних розмовах із гетьманськими політиками Гетьман кілка разів висловлював думку, що Галичина є надійним, державотворчим чинником, приймав галичан сотками до державної служби, а Січових Стрільців (київських, під командою Коновальця) приготовляв до ролі залоги столичного Києва. За Галичину — цебто за автономію української Галичини — Гетьман звів довгу й вперту дипломатичну боротьбу з Австрією. (Фактически эту борьбу вел Чрезвычайный Посланник и Полномочный Министр Украинского Государства при Цесарско-Королевском дворе в Вене Вячеслав Липинский, — В.К.). Все це ми знали та були певні гетьманської допомоги... Без ніякого надумування Гетьман заявив, що поміч нам дасть...», але «...поміч Гетьмана Галичині не може мати офіційного характеру», чтобы не нарушить предыдущие попытки договориться с Антантой об общей борьбе против красной Москвы.

Близкое знакомство с общественной жизнью в Украинском Государстве над Днепром осенью 1918 года не могло не вызывать обеспокоенности у посланцев ЗУНР. Ведь здесь полным ходом готовилось восстание против гетмана. Из-за влияния большевистской пропаганды разваливалась дисциплина, разрасталась гибельная для государства анархия. В воспоминаниях Л.Цегельского выразительно написано: «Ми були безсилі проти цього божевілля і злочину, доконаних над Дніпром... Я глядів на цей на око величавий рух, а серце моє щеміло. Я знав, що цей рух повалить Гетьмана, але я ні на одну хвилину не вірив в будучність цього руху. Я бачив, що Директорія сидить на бочці пороху. Та ми, галичани, не мали виходу. Соборницька ідея казала нам лучитися, хоч би на пам’ятку нащадкам... З тими думками я пішов на конференцію з Директорією».

Опустив детали переговоров, хочется привести еще несколько предложений из ярких воспоминаний Лонгина Цегельского из тех незабываемых дней: «Такі хвилини рідко лиш і не всякому доводиться переживати. Ми ж саме переживали їх, були свідками їх та були самі авторами й акторами. Ми творили історію. І що-небудь будучі покоління думатимуть про нас, творців та акторів цих подій, якнебудь вони осудять нас усіх, тодішніх українських політиків, але яким би шляхом вони не вели дальші змагання народу до самостійної та соборної України — все вони мусітимуть нав’язувати до тих історичної ваги актів, що їх ми там, у Києві, тоді доконували...

Дня 22 січня 1919 року на Софійській Площі не доконано злуки. Там її тільки торжественно, «во всєуслишаніє міру всєму», проголошено, проклямовано. Злука доконана була вже раніше. А те, що діялося на Софійській Площі дня 22 січня 1919, було лиш урочисте, удраматизоване та символічне ствердження її назовні, для уяви широких мас і світу. Це було тільки небувале всенаціональне свято. І був це заразом поклін традиції».

Виталий КУШНИР, заведующий Затурцивским мемориальным музеем Вячеслава Липинского
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments