Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

Первый на Подолье, второй в Украине

К 100-летию основания Каменец-Подольского государственного украинского университета
16 августа, 2018 - 16:39
ДЕЛЕГАТЫ ОТ ПОДОЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ НА СЪЕЗДЕ ХЛЕБОРОБОВ С ГЕТМАНОМ ПАВЛОМ СКОРОПАДСКИМ. 1918 Г., КИЕВ

Гетманат Павла Скоропадского предоставил Подолью возможность выйти в образовательном плане на высокий уровень и стать на одну ступень с Харьковом, Екатеринославом (ныне  Днипро), Одессой и даже Киевом. Уже летом 1918 года началось повсеместное открытие украиноязычных гимназий в Подольской губернии. Они были незамедлительно организованы в Виннице, Брацлаве, Могилеве, Балте, Бердичеве, Меджибоже, Проскурове (ныне Хмельницкий) и других центрах Подольского региона. Но, пожалуй, самым важным событием в образовательной жизни Центральной Украины стало открытие Каменец-Подольского университета, второго украинского вуза после Киевского.

«Политику Павла Скоропадского называли «золотым затишьем». Украина получила солидную международную поддержку, и враг боялся посягать на территорию, хотя внутренняя ситуация и оставалась беспокойной, — рассказывает заведующий отделом новейшей истории Винницкого областного краеведческого музея Лариса Семенко. — В это время активно заработала экономика, появились средства, которые (что важно) направляли на образовательное и культурное возрождение. На Подолье активно открывались украиноязычные гимназии, при русскоязычных — создавались классы с преподаванием на украинском языке, работали так называемые лектории или курсы по изучению истории и географии Украины. Но мощным толчком для развития науки стало именно открытие университета в Каменце, который был вторым украиноязычным вузом после Киева».

ОБ ЭТОМ СОБЫТИИ ПИСАЛИ ВСЕ ГАЗЕТЫ

С благословения гетмана Скоропадского была создана комиссия по вопросам высшей школы, которую вместе с комиссией по организации Украинской академии наук возглавил Вернадский. Он знал: чтобы распространить основательное высшее образование в Украине, действующих Киевского и Харьковского университетов будет мало, ведь будущей Украинской академия наук нужно было получать квалифицированные молодые кадры со всего государства. Эту базовую мысль также поддержал и Скоропадский, который поставил перед Советом Министров и генерал-губернаторами задачи по подготовке открытия высших учебных заведений по всем губернским центрам. Первыми для этого плана — своеобразными экспериментальными городами были Киев и Каменец-Подольский — земский центр Подольской губернии.

В июле 1918 года комиссия начала вырабатывать университетские уставы, подбирать кадры и профессуру для дальнейшей работы. Ведь, по проекту Вернадского, на базе вузов планировали создать не просто центры высшего образования, а научно-исследовательские институты и лаборатории. Скоропадскому эта идея нравилась, потому что он видел в системе высшей школы  не просто создание университетов и научно-исследовательских центров в глубинке», но и обеспечение тысячи рабочих мест и для украинских педагогов, и для профессуры, эмигрировавшей в Украинскую Державу из России.

«Есть известные факты, что вопрос об открытии этого университета поднимался еще в марте 1918 года, была создана специальная комиссия, в которую входила местная элита, и она беспокоилась, чтобы на Подолье было высшее начальное заведение, но благоприятные условия сложились именно во время Гетманата. И вот 17 августа 1918 года Гетман Скоропадский подписывает закон «Об основании Каменец-Подольского государственного украинского университета», который был принят Советом Министров. Скоропадский возлагал большие надежды на этот университет, считая, что задачей новых вузов является воспитание молодой политической и научной элиты второго Гетманата. Его временным неофициальным руководителем был назначен профессор Иван Огиенко, который сразу начал курировать подготовку помещений и строительство новых зданий для будущего университета, — добавляет историк Лариса Семенко. — Следует отметить, что общественность города Каменец-Подольского отнеслась весьма благосклонно к гетманскому закону. Подчеркивая неоценимую помощь общественности, Скоропадский записал в своих «Воспоминаниях», что «там и город, и все общество пошел навстречу». Каменец-Подольский университет торжественно открыли 22 октября 1918 года. Иван Огиенко сформировал мощный профессорский состав — в университете работали Драй-Хмара, Бажинский, Бучанский, Русова и другие».

Как вспоминает подольская просветительница Олимпиада Пащенко, о том событии писали во всех местных газетах: «Долго тянулась Служба Божья в домовой университетской церкви. Белая церковь и вся широкая лестница перед ней аж до нижнего этажа — все было залито солнцем и заполнено приезжими гостями, а из местных — представителями организаций: в полном были Городская Дума, Совет «Просвіти» и Земской Управы... После службы божьей собрались все в длинном репрезентационном зале. На возвышении посередине занял места за столом Профессорский Совет, и началось, и началось торжество чтением Гетманского декрета об образовании нового Университета. Далее пошли приветствия, речи, зачитывания телеграмм... Здесь роднило всех в одну семью — и седых заслуженных ученых с тем обществом слушателей-студентов, молодых сил, для которых создавалась эта высшая школа; выдающихся политиков и борцов».

МАЛОИМУЩЕЕ ТАЛАНТЛИВОЕ СТУДЕНЧЕСТВО

Университет размещался в помещении, где в свое время находилась техническая школа. Здание требовало ремонта, и его он был быстро сделан. Параллельно городская дума выделила 100 десятин земли для строительства новых корпусов. При университете были основаны  4 факультета, но сначала заработали два — историко-филологический и физико-математический с двумя отделениями — математическим и естественным. За первые месяцы учебы при поддержке меценатов и интеллигенции удалось собрать солидную библиотеку с фондом в 19 тысяч экземпляров.

За год существования университет уже имел 5 факультетов и до тысячи студентов, чей контингент вполне можно было назвать народным. 34 % молодежи были из крестьян, 25 % — из духовенства, 11 % — ремесленников, 8 % — учителей, 5,5 % — из дворян. Большинство юношей и девушек относились к малоимущим группам, которые не могли внести плату за учебу. Их поддерживало специально созданное общество помощи бедных студентов. За счет средств меценатов обучались по меньшей мере 40 студентов. В своих воспоминаниях Огиенко напишет, что заявлений было значительно больше, чем они могли обеспечить, но старались самым талантливым не отказывать. Для малоимущих действовала даже бесплатная столовая, содержать ее в период Директории средств уже не хватало.

УТРАЧЕННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ИМЕТЬ СИЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО

Дальнейшие военно-политические события прервали это чрезвычайно важное начинание. Каменец оказался в руках Директории, к которой присоединился и профессорско-преподавательский состав вуза. В течение 1919 года учебный процесс не останавливался, финансирование вуза улучшилось после назначения его ректора Ивана Огиенко министром образования УНР. Но когда 16 ноября 1920 года большевики захватили город, ректор Иван Огиенко вынужден был выехать в Польшу, как и большинство университетских преподавателей. Выпустить третий курс так и не удалось. 9 января 1921 года совет Наркомата образования УССР ликвидировал Каменец-Подольский государственный украинский университет, создав на его базе Академию теоретических знаний, которую впоследствии переименовали в Институт теоретических знаний и переорганизация которой продолжалась еще много лет. Возобновился университет уже во времена независимости в 2003 году, а с 2008 года он носит имя Ивана Огиенко.

«Каменец-Подольский университет имел все шансы стать первым и главным научно-образовательным центром всего Подолья. Как имел все шансы спасти украинскую государственность и Гетман Павел Скоропадский. Этот период долго замалчивался, потому что советской власти не свойственно было популяризировать «золотое время» Украины, когда работали железные дороги, предприятия, создавались украинские школы, открывались картинные галереи, музеев, архивы, — резюмирует Лариса Семенко. — Скоропадский хорошо разбирался в финансовых и дипломатических делах, но вместе с тем заботился о культурном строительстве. И если бы он остался у власти, мы могли бы иметь сильное государство. Его ошибка в слишком либеральной позиции и отсутствии поддержки — он пригласил специалистов в разные структуры и хозяйства, но не все были патриотами, некоторые были монархических позиций, кому-то была чужда националистическая идея, и были негативные факты, когда на местах при гетмане — очень много арестовывали учителей, особенно в провинции и безосновательно. Это подрывало доверие к Гетманату. Позже, находясь в эмиграции, Скоропадский почувствует, что он мог бы сделать намного больше, находясь у власти, но не успел или не сумел».

За неполные восемь месяцев Гетманата Павла Скоропадского удалось сделать невозможное: была основана Академия наук, открыты два украинских университета, 150 украинских гимназий, открылись несколько украинских банков и акционерных компаний, были сформированы Национальный архив, Национальная библиотека, были основаны Украинский театр драмы и оперы, Украинская государственная капелла, Государственный симфонический оркестр и многие другие важные институции. Сегодня его смело можно назвать одним из крупнейших державотворцев среди тогдашних руководителей Украины.

Олеся ШУТКЕВИЧ, фото предоставлено автором
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments