Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

«Сельский Лувр» на Слобожанщине

Достижение «абсолютного идеалиста»
13 апреля, 2018 - 11:46
ИНТЕРЬЕР МУЗЕЯ В ПАРХОМОВКЕ - НАСТОЯЩИЕ ЧУДЕСА, ИБО НЕ НАПРАСНО ЕГО НАЗЫВАЮТ «СЕЛЬСКИЙ ЛУВР НА СЛОБОЖАНЩИНЕ» / ФОТО АЛЕКСАНДРЫ КЛЕСОВОЙ

В небольшом селе Пархомовка Харьковской области есть музей с коллекцией мирового уровня. И это вовсе не преувеличение, ведь работы Бенуа, Рериха, Пиранези, Пикассо, Левитана, Айвазовского, Кандинского, Малевича, Шишкина и многих других известных художников украшают стены «сельского Лувра» (!). Этот факт, бесспорно, поражает. Однако история музея, а главным образом человека, который его создал, где-то даже более увлекательная. Простой школьный учитель, переживший немецкие лагеря, бедность, борьбу с системой, сделал невозможное. Он сплотил вокруг себя общественность, посвятил свою жизнь поискам картин, воспитал не одно поколение специалистов и в конце концов создал чудо.

...Осень 1945 года. Кажется, только вчера окончилась война, а сегодня нужно идти в школу. Растерянные, осиротевшие, изможденные, одетые в лохмотья дети сидели за партами в ожидании первого урока истории. «Смерть была для них более привычной, чем букварь», — так скажет о них человек, который изменит их жизнь, научит видеть прекрасное несмотря на потери и горе и вылечит от безразличия, — Афанасий Лунев.

Судьба самого 25-летнего учителя была очень непростой. В октябре 1941 года он попал в Германию и долгих четыре года работал на принудительных работах. Лагерный опыт запечатлелся в его памяти, безусловно, как трагическая страница биографии, но он пригодится Афанасию Луневу в будущем. Находясь в плену, учитель понял, что человек живет до тех пор, пока учится, развивается и действует. Этот секрет Лунев привез с собой в Пархомовку, где и начал новую жизнь, вместе с тем сделав счастливыми многих своих учеников.

Афанасий Лунев отличался исключительным трудолюбием и удачно совмещал преподавательскую деятельность с учебой в Харьковском университете, который окончил в 1949 году. Кроме того, он исследовал местные памятники культуры и особое внимание уделял проблемам их сохранения. Однако больше всего Лунев заботился о своих учениках, воспитывал их и помогал развиваться. Чтобы зажечь интерес детей к истории родного края, Лунев создал школьный кружок, который сначала назывался «Юный историк», а в 1950-х годах превратился в художественный клуб «Радуга». Здесь следует отметить, что для Лунева история и искусство всегда были тесно связаны. Именно во время внеклассной работы со своими подопечными у учителя возникла идея создания музея, и в 1955 году ему удалось ее воплотить. Правда, сначала музей существовал как народный при Пархомовской средней школе. Основой экспозиции стала собственная коллекция педагога, ведь он много лет собирал предметы старины и произведения искусства. Но на этом останавливаться никто не собирался. Афанасий Федорович и его ученики организовали массовые поисковые работы по селу и его окресностям. Теперь в жизни подростков появилось много приключений, а самое главное — цель. Они собирали экспонаты для музея: иконы, монеты, предметы быта, а со временем подобрались к картинам.

Как ни странно, но слободская глубинка была богата ценными раритетами, поскольку их прежние владельцы — граф и зажиточный магнат. В 1769 году Екатерина ІІ подарила Пархомовку генеральскому поручику Охтырского полка графу Подгоричани за боевые заслуги. Он был родом из Далмации и, вероятно, чувствуя ностальгию, построил себе прекрасное имение в стиле итальянского палаццо, которое играет далеко не последнюю роль в истории Пархомовского музея. После отмены крепостничества имение графа и сельские земли выкупил, пожалуй, самый богатый предприниматель в свое время — Иван Харитоненко. Он даст местным жителям работу, а потомкам — повод для гордости, ведь дорогами этого села будет ходить Казимир Малевич.

Построив здесь один из заводов своей «сахарной империи», Харитоненко пригласил Северина Малевича для реконструкции производства. Малевич был одним из лучших мастеров-сахароваров в России, а также отцом известного художника-авангардиста — Казимира Малевича. В 1890 году семья Малевичей переехала в Пархомовку и старшему сыну Казимиру отдали в сельскохозяйственное училище. Да, сейчас трудно поверить в то, что художник с мировым именем когда-то учился здесь в сельхозучилище. Отец хотел, чтобы Казимир перенял его ремесло, но в народе говорят: «не так сталося, як гадалося». Через многие годы автор «Черного квадрата» напишет в своей автобиографии, что в Пархомовке впервые взял кисть в руки и почувствовал тягу к рисованию. Малевичу нравилось наблюдать, как женщины расписывают печи, стены и двери домов, изображая разнообразных животных и украинские орнаменты. Однажды он попытался повторить их движения и нарисовал яркого петуха на только что побеленной стене. С тех пор парень решил пойти против воли отца и связать свою жизнь с искусством. Казимир Малевич проведет в Пархомовке всего пять лет, но тепло будет вспоминать ее всю жизнь.

Сегодня жителям Пархомовки не нужен Google и онлайн-экскурсии, чтобы увидеть работы Малевича. Афанасий Лунев подарил им возможность любоваться настоящей картиной гениального художника «Суперматизм 65» хоть каждый день, кроме понедельника и вторника. И это ошеломляет, ведь всего две работы Казимира Малевича находятся в Украине (!). Кстати, самые крупные коллекции полотен украинского художника хранятся в России и Нидерландах.

Истории поисков картин для Пархомовского музея чрезвычайно интересны и действительно уникальны. Кто знает, все ли они до конца правдивы, но кажется, это неважно. Ключевым моментом является то, что главный герой этого рассказа — абсолютный идеалист. Только человек с большой любовью к искусству и сильным желанием делиться этим с другими может тратить два, а то и три дня на одну лишь дорогу в Харьков в надежде найти очередной шедевр. Оказывается, в те времена на харьковской барахолке можно было найти что угодно, начиная от гвоздей и предметов быта, заканчивая старинным фарфором и ценными картинами. Афанасий Федорович рассказывал: «Голод стоял, а я студентом был. Мог не пообедать, а книгу купить должен был. Иконку. Чашу фарфоровую. Акварель. На базар пойдешь махорку покупать, а там в одном ряду гвозди ржавые, а рядом — акварель Александра Бенуа...»

Как-то Лунев поехал покупать себе костюм, а вернулся домой с двумя картинами: «Кавказский пейзаж» Ярошенко и «Сбор водорослей в Британии» Гомеса. Они обошлись  Афанасию Федоровичу в две месячных зарплаты.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Парадоксально, но коллекция Пархомовского историко-художественного музея в той или иной степени возникла благодаря Октябрьской революции. С приходом большевиков мир перевернулся, невозможное стало возможным и наоборот. Именно политика новой власти позволила жителям маленького села обзавестись полотнами раритетов и старинными книгами у себя дома. Дворянские имения и храмы уничтожали и грабили, немало ценностей просто выбрасывали на улицу. А люди подбирали произведения искусства, тянули их в дом, не понимая настоящую ценность. Поэтому, очевидно, так просто большинство из них отдавали Афанасию Луневу ценности для экспозиции музея. Из его же воспоминаний: «Знаменитый был книжник, и все сетовал, что «Леф» у него в неполном комплекте. И когда услышал, что у меня есть, так обрадовался, что отдал Маяковского за эти журналы: «Да забирай — не нужен он мне!..». И Писсаро. Он хотел у меня еще редкие книги выменять, дубликаты. Холсты свернутые протягивает — вот это подойдет? Я развернул. Писсарро!.. И в душе ахнул: «Вот это пойдет!».

Впрочем, были и те, которые долгие годы держали у себя картины, а особенно иконы до лучших времен. Берегли от «советов». Луневу удавалось находить таких людей и уговаривать поделиться художественными сокровищами с другими. Реакции были разными: кто-то допытывался, в приличном ли доме будет висеть картина, кто-то с благодарностью обнимал учителя. Однако не всегда люди легко прощались с реликвиями. Часто, боясь за свое благополучие, дарили полотна только перед смертью. Так сделал владелец работы неизвестного художника из коллекции местного помещика Барятинского, на которой был изображен Иисус Христос. Лунев ждал эту картину не одно десятилетие, пока она стояла в углу захламленной поветки.

Однажды Афанасий Лунев устроил в школе выставку репродукций Третьяковской галереи, которую посетило все село. Тогда, чувствуя интерес людей к искусству, учитель решился на отчаянный шаг. Он написал письма знаменитым художникам и руководителям ведущих музеев страны с просьбой поделиться экспонатами с сельским музеем. Обосновал Лунев свою просьбу тем, что тысячи произведений искусства годами лежат в музейных запасниках и никто их не видит. Невероятно, но Харьковский художественный музей откликнулся и подарил около пятидесяти живописных и графических произведений. Со временем имя Афанасия Лунева приобретало известность и желающих помочь становилось все больше.

В 1963 году в Пархомовку приехала Харьковская телевизионная студия, чтобы снять сюжет о сельском музее. Режиссера удовлетворил материал, однако он был шокирован помещением, где хранились картины. Он предложил секретарю райкома перенести экспонаты в лучшеее здание, отснять и вернуть все назад. Секретарь растерялся, однако Лунев подсказал решение — бывшее имение графа Подгоричани. Съемки окончились, гости уехали, и через неделю Пархомовку уже показывали на экранах всей страны. Но учитель не думал покидать дворец и уже потихоньку обустраивался там со своими учениками и картинами. Тогда к ним приехал разгневанный инспектор с милиционером и приказал освободить помещение. Реакция Лунева была мгновенна — он пригрозил доложить руководству, что телевизионщики пошли на обман с разрешения районной власти. К тому же милиционер был свой, пархомовский, и тайно переживал за учителя. В конце концов пришлось оставить Лунева в покое, а точнее будет сказать — во дворце графа Подгоричани.

На долю Пархомовского историко-художественного музея выпало еще немало бед: его грабили, продавали, хотели закрыть. Он просуществовал более тридцати лет на общественных началах (только в 1986 году получил статус государственного), а сегодня является автономным отделом Харьковского художественного музея. Афанасий Лунев ушел из жизни в 2004 году, но завещал всю личную коллекцию государству. Впрочем, при единственном условии: уникальная коллекция всегда должна оставаться в Пархомовке.

Александра КЛЕСОВА, Летняя школа журналистики «Дня»-2017
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments