Дружба! Великое слово - дружба! Может, больше всех слов человеческих. Ради дружбы люди идут на пытки, садятся в тюрьму, даже жизнь отдают.
Всеволод Нестайко, украинский писатель

«Строю Украину для всех»

Штрихи к портрету гетманича Данила Скоропадского
1 июня, 2018 - 10:25

Начало. Продолжение читайте в следующем выпуске страницы «История и Я»

В этом году исполнилось 100 лет с момента провозглашения Украинского Государства гетмана Павла Скоропадского. С точки зрения украинского создания государства период существования Второго Гетманата был наиболее плодотворным за весь период Украинской революции 1917—1921 гг. Это было время действительно конструктивного государственного строительства, когда шанс войти в круг цивилизованных европейских стран был полностью реальным. Созерцая успехи гетманата, военный атташе при австро-венгерском посольстве в Украине генерал Спаноки, в своем отчете в Вене по этому поводу писал: «...если дело пойдет таким образом хоть несколько лет, то мы действительно будем читать в географии Европы об Украинском Государстве».

Мы отдаем должное всем, кто прилагал тогда значительные усилия к созданию сильного независимого Украинского Государства. В первую очередь вспоминаем его главу — гетмана Павла Скоропадского, который и в эмиграции продолжал переживать о будущем Украины, до конца жизни оставаясь ей верным. В этом контексте нельзя обойти фигуру его сына — гетманича Данила — достойного наследника рода Скоропадских и достойного продолжателя дела отца.

Среди известных деятелей украинского движения в эмиграции Данило Скоропадский занимает значительное место. Однако в Украине имя гетманича, который после смерти отца взял на себя руководство Союза гетманцев державников и возглавил украинское консервативное монархическое движение, длительное время было неизвестным. К сожалению и теперь фигура Данила Скоропадского остается в поле исследования узкого круга научных работников, а для широкой общественности его имя мало о чем говорит. Между тем деятельность гетманича, направленная на утверждение украинской государственности, заслуживает большого уважения. Твердо и непреклонно следуя завещанию отца, Данило Скоропадский всю свою сознательную жизнь посвятил служению во имя Украины, был пылким патриотом и свято верил в будущее своего народа. В своих многочисленных выступлениях перед украинской общественностью он неоднократно подчеркивал: «За будущее нашего народа я не боюсь, потому что верю в его здоровые и творческие силы. Верю, что здоровая национальная стихия сметет с нашего тела заразу московского большевизма, а все украинские державники найдут путь друг к другу и, объединившись под сенью одной руководящей идеи, в творческом порыве получат и отстроят нашу Украину».

Как и Павел Скоропадский, Данило был  убежден, что украинская государственность может возродиться лишь в своей традиционной национальной форме и залог будущего возрождения Украины видел именно в исторической традиции украинского народа. В то же время, он толерантно и беспристрастно относился к своим политическим оппонентам, даже тем, кто в свое время поднял восстание против его отца в 1918 г. С уважением относился к каждому, кто боролся за независимость Украины и положил за нее свою жизнь. В целом, подняться над личным ради общей цели было его характерной чертой. Показательно, что много из прежних противников Павла Скоропадского, которые непосредственно были причастны к свержению Украинского Государства, стали позже пылкими сторонниками Данила. Среди них — прежний член Директории УНР Андриевский. В 1954 г. в письме к гетманича он писал: «У Вашій особі я бачу маєстат української державності й перед Вами клоню мою сиву голову...» Высоко оценивал деятельность Данила и Иосиф Назарук — один из активных участников восстания против гетмана, а со временем— активный участник гетманского движения в эмиграции.

ДАНИЛО СКОРОПАДСКИЙ (НА ФОТО ЕМУ ДВА ГОДА) С МАМОЙ АЛЕКСАНДРОЙ ДУРНОВО-СКОРОПАДСКОЙ. 1906 год

Ввиду того, что отсутствие национального единства было одним из главных факторов поражения Украинской революции 1917—1920 гг., Данило делал все возможное, чтобы консолидировать разные украинские политические силы в эмиграции. Ссориться через форму власти в независимой Украине, когда такой вообще еще не было, гетманич считал неуместным и исходил из того, что только народ имел право решать в будущем этот вопрос. Он неоднократно подчеркивал, что принадлежит ко всему украинства и верно будет служить свободной Украине, невзирая на то, будет ли там уклад монархический или республиканский. В связи с этим абсолютно логично воспринимается надпись, высеченная на надгробии гетманича на лондонском кладбище Гемпстед, — «Строю Украину для всех и со всеми». Эти слова являются ключом к пониманию его жизненного credo, лейтмотивом всей его деятельности. Авторитет гетманича среди украинской диаспоры был чрезвычайно высоким, и его, бесспорно, можно назвать одним из наиболее харизматичных лидеров украинского движения в эмиграции.

Даниил Скоропадский родился 31 января (13 февраля н.ст.) в 1904 г. в Петербурге в семье Павла и Александры Скоропадских. Он был четвертым ребенком в семье, который уже имел на то время двух дочек, — Марию (1898),  Елизавету (1899) и сына Петра (1900). Родители Даниила за своим происхождением, богатством и положением принадлежали к наивысшим аристократическим кругам Русской империи. Мать Данила — Александра Петровна, фрейлина императрицы, была дочерью генерал-адьютанта Петра Дурново, который принадлежал к высшей иерархии русского общества. Отец —  Павел Петрович Скоропадский — блестящий кавалергард, флигель-адъютант императора, герой русско-японской и Первой мировой войн, в канун 1917 г. — генерал-лейтенант русской армии. По линии отца Данило Скоропадский унаследовал принадлежность к одному из самых старых и самых известных украинских родов. Своим корнем этот род достигал середины XVII в., когда впервые документально была зафиксированная фамилия Федора Скоропадского, который прославил свое имя в бое под Желтыми Водами в 1648 г., во время освободительной войны украинского народа против польского господства. В письме к Данилу (в 1925 г.) Павел Скоропадский с гордостью напоминал сыну, что предки его были «простыми казаками и нобилитацию рода своего получили за службу при войске, за отвагу, за энергию, за военное умение, ими обнаруженный...». Дальше гетман писал, что их предки  «никогда не желали спокойной жизни без забот и без труда, шли тернистыми путями и доходили до высокого положения в государстве и к выдающейся роли в истории своего народа». Одним из таких деятелей в украинской истории был гетман Левобережной Украины Иван Скоропадский (1646—1722), которому приходилось в тяжелый послемазепинский период постоянно сдерживать разгон победителя Петра І, который стремился уничтожить автономию Украины. Иван Скоропадский сыновей не имел, потому продолжателем рода стал его брат Василий (сотник Черниговского полка, а затем — генерал-бунчужный гетмана), который и был непосредственным предком Данила. В течение трех веков этот род дал Украине многих выдающихся военных, государственных и общественных деятелей. Члены рода Скоропадских роднились в браках с самыми известными казацко-благородными семьями, среди которых были Апостол, Бутович, Гамалия, Забилы, Закревский, Кочубей, Лысенко, Кулябко, Лизогуб, Маркович, Миклашевский, Милорадович, Тарновский, Полуботок. Таким образом, по линии отца гетманич был потомком известных украинских деятелей прошлого и не случайно свое крестное имя получил в честь гетмана Данила Апостола.

Детские годы Данила прошли в основном в Петербурге, где семья проживала до 1918 г. Как и все дети тогдашней русской элиты он получил классическое домашнее воспитание и образование. Данило рос в русской среде и преимущественно под воздействием русской культуры. Говорить об украинской почве, на которую мог бы опираться Данило до 1918 г., было бы ошибочным и надуманным.

Интересными документами, которые освещают петроградский период жизни Данила Скоропадского, являются его письма к отцу, написанные на фронт в течение 1914—1916 гг. (отдельные письма датированы 1912 и 1917 гг.). Написанные по-детски наивно, они однако дают яркое представление о взаимоотношениях в семье, учебе и воспитании детей, их отношениях к близким, учителям, восприятию тогдашних событий. Письма ярко передают внутренний мир мальчика с его интересами и захватами. Данилко, как называли его в семье, играл на рояле, альте, скрипке, изучал иностранные языки (английскую, французскую, немецкую), принимал участие в детских концертах и представлениях, посещал театры и художественные выставки, активно занимался спортом. Кроме этого, детей с ранних лет приучали к труду. Девушки занимались рукоделием, шили и вышивали; мальчики — выпиливали, конструировали, учились столярному делу. Во многих письмах, адресованных отцу, Данило хвастался вещами, сделанными собственноручно. Эти вещи он с любовью дарил близким. Так, в 1915 г. в письме к отцу на фронт он писал: «Милый и Дорогой Папа! Христос Воскрес! Поздравляю тебя с Пасхой и желаю тебе провести ее как можно лучше. Я сделал Маме на Пасху шкафчик, Тете Соне (Дурново София Петровна — жена брата Александры Петровны Скоропадской) этажерку, Вере Николаевне (гувернантка сестер Данила) подставку для цветов, Александру Федоровичу (служащий в доме Скоропадских) подставку для часов, Сергею Васильевичу (руководитель Петроградской конторы Скоропадских) рамку, а Сергею Николаевичу — маленькую полку». Еще один интересный и красноречивый штрих к портрету гетманича. В письме к отцу, датированном тем же 1915 г., он сообщал, что сделал маленький стул к своему письменному столику. Этот стул, как драгоценная реликвия «сопровождал» позже своего хозяина через всю эмиграцию. С 1939 г. стул «осел» в Лондоне, где поселился Данило Скоропадский. В 2001 г. вместе с другими вещами гетманича этот раритет попал в Украину и хранится теперь в одном из киевских музеев.

Татьяна РАЛДУГИНА, историк, заслуженный работник культуры
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments