Украина, позволь мне среди твоего безголовья головой тревожной прорасти!..
Иван Драч, украинский поэт, переводчик, киносценарист, драматург, государственный и общественный деятель, критик советской эпохи

«Строю Украину для всех»-2

Штрихи к портрету гетманича Данила Скоропадского
7 июня, 2018 - 15:39
ДАНИЛО СКОРОПАДСКИЙ. БЕРЛИН, 1925 ГОД. ЗДЕСЬ ГЕТМАНИЧУ 21 ГОД

Продолжение. Окончание читайте в следующем выпуске страницы «История и Я»

Большую роль в воспитании детей играла мать — Александра Петровна Скоропадская. Она была душой семьи, ее земным ангелом-хранителем. Павел Скоропадский, как кадровый военный, не имел возможности уделять детям достаточно внимания, потому именно на жену ложилась чуть ли не главная ответственность за их развитие и становление как личностей. Наблюдая за процессами, которые охватили общество после февральских событий 1917 г., и выражая волнение за будущее детей, она в марте того же года писала мужу: «Я с ужасом думаю о будущем воспитании Данилки. Как трудно будет внушить эму чувство порядочности в гнили окружающей среды, в которой приходится жить.[...] Но не беспокойся, я духом падать не буду, ни в каком случае, и детей твоих так или иначе выведу на путь правды и порядочности...» Невзирая на тяжелый период, который начался после свержения царизма, с его нестабильностью и непредвиденностью, полной разбалансированностью в общественных отношениях и сознании людей, Александре Петровне удалось спасти детей от потери идеалов, на которых они воспитывались, и вырастить их честными и благородными. В этом смысле уместно вспомнить статью О. Назарука «Гетманская семья», которую автор написал в 1927 г., вскоре после посещения семьи Скоропадских в Берлине. Как посторонний наблюдатель и человек беспристрастный, он был очарован атмосферой и отношениями, которые господствовали в семье гетмана. Но особое впечатление на него произвели дети. В связи с этим он писал: «Дети воспитаны так, что, дай Боже, чтобы у каждого из нас дети были хоть немного так воспитаны: они образованные, набожные, работящие (работают с гетмановой в огороде). При этом поведение их такое человечное и скромное, что их здесь все любят».

Переломной вехой в жизни Скоропадских стал 1917 г. После отречения Николая ІІ, а вскоре и большевистского переворота в Петрограде, Павел Скоропадский оказался перед выбором: с кем идти дальше и какой путь избрать. В своих «Воспоминаниях», написанных в 1919 г. в эмиграции, он так объяснил свой выбор: «Я пошел тем путем, к которому ближе всего лежало мое сердце. Этот путь вел в Украину...» Весной 1918 г. политика Украинской Центральной Рады потерпела полный крах. 29 апреля 1918 г. начался новый этап в истории украинской революции. Именно в этот день Хлеборобский конгресс, который собрался в киевском цирке П. Крутикова по ул. Николаевской, провозгласил гетманом всей Украины Павла Скоропадского.

О событиях в Украине семья П.Скоропадского узнала из петроградской прессы. Летом того же года Александра Петровна вместе с детьми (на то время в семье Скоропадских было уже пятеро детей: 29 сентября 1915 г. родился еще один мальчик — Павел) специальным поездом через Курск прибыла в украинскую столицу. Проживая в резиденции отца, 14-летний Данило имел возможность собственными глазами видеть все, что там происходило — ежедневные заседания гетманских министров, прием иностранных послов и делегаций, он видел действительно титанический труд тех, кто отвечал за судьбу Украины и прилагал значительные усилия, чтобы ее построить. В Киеве гетманич впервые увидел своих будущих идейных наставников — В. Липинского, Д. Дорошенко, С. Шемета. Именно под их влиянием, уже в эмиграции, сформировалось его национальное мировоззрение, четкое осознание своего государственного призвания.

Примером чрезвычайно напряженной и самоотверженной работы был отец. Д. Дорошенко отмечал чрезвычайную работоспособность Павла Скоропадского, его умение четко и строго распределить время и благодаря этому успеть многое сделать. В этом отношении пример отца был той почвой, на которой формировался в дальнейшем характер и личность Данила. Через целую жизнь гетманича, как вспоминали его современники, красной нитью проходила работа. Работа над собой, над гетманской идеей, на широких общественных нивах, по специальности.

В Киеве гетманич учился в украинском классе гимназии В.Науменко, известного педагога, общественного деятеля и редактора «Киевской Старины». Своим «домашним» учителем Данило называл полковника Н.Блаватного, который проводил с ним много времени и благодаря которому Данилу удалось многое понять и осознать.

Пребывание гетманича в Киеве ограничилось тремя месяцами, однако оно, несомненно, оставило след в его памяти. Позже, в своих многочисленных выступлениях, он неоднократно вспоминал тот небольшой, но насыщенный событиями период жизни, когда Украинское Государство реально существовало и действительно имело шанс получить место в мире. «Мне было 14 лет, — отмечал он, — когда в Киеве я был свидетелем создания Украинского Государства. Тогда у меня это имело характер романтического увлечения, но позже я осознал, что это дело большого исторического веса, которому и я должен служить».

Сравнивая две фигуры — отца и сына — хочется заметить: Павел Скоропадский пришел к восприятию национальной идеи постепенно, путем колебаний и размышлений. Он пережил определенную мировоззренческую эволюцию уже в зрелом возрасте. В отличие от отца Данило пришел к украинству намного раньше, фактически 20-летним парнем, ведь над ним не довлела та длительная связь, которая до 1917 г. так крепко связывала Павла Скоропадского с Российской империей.

После падения гетманата Данило вместе с родителями оказался в эмиграции. По завершении в Лозанне (Швейцария) французской реальной гимназии переехал в Германию в Ваннзее (вблизи Берлина), где с конца 1921 г. окончательно поселилась его семья. Здесь он некоторое время работал рабочим на фабрике Сименса и Шукерта, а затем поступил в Высшую техническую школу в Шарлоттенбурге. После ее окончания с 1928 по 1932 гг. был сотрудником наибольшей в те времена электротехнической фабрики Сименса и Гальске.

На то время украинская политическая эмиграция разграничилась на три группы: республиканцев УНР, консервативные круги и национал-революционеров. Деятели, которые представляли на чужбине Украинское Государство в 1918 г. и принадлежали к консервативному лагерю (В. Липинский, М. Кочубей, С. Шемет, А. Скоропис-Йолтуховский) основали в Австрии в 1920 г. Украинский Союз хлеборобов-державников (УСХД), в состав которого вскоре вошел и гетман. Политическая программа Союза, главной сутью которой был принцип трудовой монархии, была изложена в труде В. Липинского «Письма к братьям-хлеборобам». УСХД ставил целью построение украинского суверенного государства в форме дидичного Гетманата, персонифицированного в лице гетмана Павла Скоропадского и его рода. Идея установления дидичности гетманской власти выдвинула на повестку дня вопрос о будущем наследнике гетманского престола. По мнению ближайших соратников П. Скоропадского, им мог стать второй сын гетмана — Данило. В то время Данило активно участвовал в жизни украинского общества и украинском молодежном движении: возглавлял студенческую организацию «Днепр», принимал участие в работе Гетманского клуба им. Липинского, имел тесные отношения с ближайшими соратниками отца Липинским, Дорошенко, Шеметом и другими деятелями неомонархического направления. В одной из своих более поздних речей гетьманич вспоминал, что, когда ему исполнился 21 год, к нему обратились главы гетманского движения с вопросом: согласится ли он после отца взять на себя руководство гетманским движением. Такой же вопрос в 1925 г. задал сыну и П. Скоропадский в письме, приуроченном к совершеннолетию Данила. Гетман писал: «Когда в 1918 г. я искал выход для своего края из критического положения и руководствовался больше инстинктом, то теперь я уже полностью сознательно и продуманно кладу на плечи свои и своих потомков этот тяжелый крест и это большое задание служить неизменной, непреклонной опорой для Украинской Государственности. Моей обязанностью является не только до конца своей жизни вести гетманцев к победе, но также приготовить себе преемника, достойного высокой чести и большой ответственности быть вождем нации». Исходя из той степени ответственности, которую Данило должен был принять на себя, он попросил один год для обдумывания, а по завершении дал твердый позитивный ответ. В начале 1933 г. Данило оставил работу на фабрике и полностью отдался деятельности в гетманском центре. 16 мая 1933 г., в день своего 60-летия, Павел Скоропадский торжественно провозгласил Данила своим правопреемником.

С осени 1927 г. в среде гетманцев началась длительная борьба между сторонниками В. Липинского и П. Скоропадского, что привело к определенному расколу в гетманском движении. Краеугольным камнем конфликта был вопрос относительно идеологических принципов гетманского движения. В июле 1937 г. на заседании Рады присяжных УСХД был распущен, на принципиально новых основах была образована новая организация Союз гетманцев-державников, которую возглавил Павел Скоропадский. Чтобы поддержать позиции гетманцев и всех украинцев за океаном, а также приобщиться к руководству монархическим движением, Данило, по поручению отца, осуществил в 1937—1938 гг. свое наиболее известное путешествие в США и Канаду. Украинская диаспора и гетманская организация за океаном были на то время самыми многочисленными. Приезд впервые на американский континент репрезентанта гетманской идеи и наследника Павла Скоропадского имел для них огромное значение. Первая встреча с гетманичем состоялась в Чикаго, куда он прибыл в связи с церемонией освящения украинского самолета «Киев». Здесь Данило обратился к соотечественникам с речью и сразу поразил собравшихся эрудицией и глубоким знанием украинского дела. На протяжении четырехмесячного визита, который проходил, как писала тогдашняя пресса, под лозунгом «За Украину» и под знаком украинского трезуба, он провел многочисленные встречи с украинцами разных поколений и политических направлений. Его выступления были наполнены большим патриотизмом, призывами к единению, серьезным размышлениям о будущем нации. Как вспоминала в своей книге самая младшая сестра Данила Елена Отт-Скоропадская, Данило был очень талантливым оратором, который мог без какой-либо подготовки произнести вдохновенную речь на прекрасном украинском языке. Знакомство заокеанской диаспоры с Данилом Скоропадским превзошло любые представления о нем. Он сумел завоевать сердца многих украинцев, заразить своей энергией, дать новый импульс их жизни на чужбине. Как вспоминали современники, гетманич, кроме прочих позитивных характеристик, обладал еще особенным даром привлекать к себе людей и сплачивать их вокруг себя. Он был настоящим дипломатом в своих отношениях с ними. Это качество проявлялось в его поведении, манерах, поступках. Именно таким увидели Данила тысячи украинцев Америки и Канады, когда писали о нем: «Высокий, стройный, хорошо сложен, спортивного телосложения, мужественный и ласковый, энергичный в движениях и языке, спокойный, но решительный, сдержанный, почтенный, но не холодный, элегантный внешне и в отношениях с людьми, свободный в поведении, вызывает действительно уважение как гетман. Он вел украинцев за собой...»

Татьяна РАЛДУГИНА, историк, заслуженный работник культуры
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments