Язык - это способ рождения мыслей: когда "нет языка", человеку просто-напросто "нечем думать".
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, философиня

Судьба двух галицко-волынских властителей:

король Данило и его брат Василько
15 декабря, 2016 - 15:59
ГОРОД ХОЛМ (НЫНЕ — ТЕРРИТОРИЯ ПОЛЬШИ, ГДЕ ОН ИМЕНУЕТСЯ ХЕЛМ) НЕРАЗРЫВНО СВЯЗАН С ИСТОРИЕЙ ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКОЙ УКРАИНЫ И, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, С ЖИЗНЬЮ ДАНИЛА, КОТОРЫЙ ОСНОВАЛ ЭТОТ ГОРОД / ФОТО С САЙТА WIKIMEDIA.ORG

Продолжение. Начало в №225-226 от 9-10 декабря 2016

После победы Мстислава и литовских походов на Ляхов Лестько заключил мирный договор с Данилом и Васильком. Разумеется, это перемирие было шатким. Эгоистичные интересы княжеских кланов не остудило даже позорное поражение их объединенных войск в кровавом поединке с татарами на реке Калке в 1223 году. Никто из них не осознавал, что вся Центрально-Восточная Европа очутилась на пороге монголо-татарского завоевания. Вот и опять засуетился Александр Всеволодович против Романовичей. Услышав, что Мстислав Мстиславич не имеет приязни к зятю, он побуждал Мстислава развязать войну с Данилом, нашептывая безустанно ему: «Зять твой убить тебя хочет». Воспламенялись нивы и села по всей земле Галицкой, Белзкой и Червенской. Немало крови христианской пролилось, пока все князья узнали о клевете Александра. Тогда помирился Мстислав с Данилом, благодушно одарив его большими дарами. Однако Данило от тестя тогда Галич не получил. Тот отдал Галич венгерскому королевичу Андрею, а сам взял Низовье. Данило унаследовал вотчину Мстислава Ярославича Немого, который умер около 1225 года, будучи князем в Луцке. Только через долгих пять лет ему удалось утвердиться на княжеском престоле в Галиче.

В этой безудержной борьбе за галицкое наследство, междоусобных дрязгах и бесконечных войнах — во всех важных делах Василько всегда совместно действовал с братом. Его незаурядный дипломатический талант, воинская отвага и острый ум не раз  выручали Данила. Когда галицкие бояре в 1230 году совершили заговор с двоюродным братом Данила — Александром Всеволодовичем, чтобы Данила убить и передать его землю Александру, именно Василько разоблачил мятежников. Они как раз собрались на раду и уже хотели поджечь княжеские покои, где отдыхал Данило, когда оттуда внезапно вышел Василько. Вытянув из ножен меч он, играя, поднял его на слугу Данила, а тот, играя, схватил щит. Как увидели это неверные бояре, так от страха решили, что их план провалился, и сбежали из города.

И на поле боя  Василько не прятался за спинами своих хорошо вышколенных полков, а доблестно дрался с врагом. В 1232 г., изображая битву Романовичей с уграми, летописец с воодушевлением описывает победу своих героев: «...А Данило ввігнав списа свого в противника, та спис зламався, і він видобув меча свого, і, поглянувши сюди й туди, побачив, що полк Васильків стоїть, добре борючись і угрів ганяючи. Видобувши меча свого, він рушив братові на підмогу і багатьох поранив, а інші ж од меча його умерли. З’єднавшись із воєводою Мирославом і побачивши, що угри збираються докупи, вони поїхали на них удвох, і ті, не видержавши, побігли. Та приїхали другі угри, і вони зітнулися з ними, і ті не видержали. А вони обидва, ганяючись, розлучилися. Потім же Данило бачив, що брат його добре бореться — і сулиця його була кривава, і ратище посічене ударами мечів».

Успешной была также градостроительная и фортификационная деятельность Василька. В то время, когда Данило принялся строить новую столицу своего княжества — город Холм, Василько укрепил оборонные сооружения Владимира, украсив их  башнями и галереями. Венгерский король Андрей, который в 1232 году   подошел со своим войском к Владимиру, был поражен величием этого города. Изображая удивление венгерского короля, летописец вкладывает ему в уста такие слова: «Города такого не знаходив я навіть у німецьких землях», — такий  цей град був з оружниками, що стояли на городських стінах: блищали щити і вої в броні, подібно до сонця». По приказу Данила и Василька в Галицко-Волынской Руси были возведены такие города-крепости, как Кременец, Угровеск, Данилов и другие. Это строительство было очень своевременным.

В начале 1241 года, преодолев серьезное сопротивление на линии укреплений вдоль верхнего Тетерева, Горини и Случи, на Волынь двинулись войска хана Батыя. «И пришел он к городу Колодяжному, и поставил двенадцать осадных пороков. Но не мог он разбить стену и стал подговаривать людей. Они тогда, послушав злого совета, сдались и сами перебиты были. И пришел он к Каменцу и Изяславлю и взял их. А когда увидел, что Кременец и город Данилов невозможно взять ему, то  отошел от них. И пришел он к Владимиру, и взял его копьем, и выбил его без пощады, так же и город Галич, и других городов множество». Как и большинство других русских князей, Романовичи в период монгольского нашествия отправились на запад. Спустя некоторое время братья встретились в польском городе Судомири и оттуда вместе отправились на Русь. Данилов Холм уцелел, а вот Владимир был уничтожен. В городе, по свидетельству летописца, не осталось никого живого: «Церковь святой Богородицы наполнена была трупами, другие церкви тоже переполнены были телами мертвых». Невзирая на причиненные чужестранцами материальные и демографические потери, Василько сумел восстановить порядок на своей Волыни. А владычество Данила на Галичине было фактически номинальным. Галицкие бояре, по словам летописца, «Данила князем собі називали, а самі всю землю держали. Доброслав же Суддич, попів онук, укняжився був і грабував усю землю, а ввійшовши в город Бакоту, все Пониззя забрав без княжого повеління. Григорій же Васильович замишляв підгірську землю Перемишльську собі захопити. І була смута велика в землі Галицькій і грабіж од них».

В эти трудные для Данила времена Василько перебрал на себя груз обороны западных рубежей Галицко-Волынской Руси от бесконечных опустошительных для нее нападений литовцев и ятвягов. В начале 1244 года его войска полностью разгромили около Пинска полки литовского воеводы Айшевно Рушковича, и Василько, отмечает летописец, «привів першу здобич до брата свого». Вскоре Василько получил блестящую победу над ятвягами. Узнав о вторжении врага, он изо всех сил ринулся в бой. Он погнал свои полки из Владимира и на третий день напал на врага возле города Дорогичина: «Коли ж ті, ятвяги, билися біля воріт дорогичинських, то прийшов на них Василько. І ті виїхали супроти воїв Василька, і не видержали перед Васильком. Оскільки Бог йому поміг, побігли лихії поганії. І була січа люта з ними, і гнали їх за багато поприщ, і вбито було сорок князів, і інших багато було побито, і не встояли вони». Прославляя победителя и подводя итог истории литовских набегов, всегда сдержанный по отношению к Васильку галицкий книжник озвучил такую похвалу волынскому князю: «Василько ж був на зріст середній, розумом великий і одвагою, який то сам багато разів перемагав поганих, а то багато разів вони удвох із Данилом посилали воїв на поганих, на таких, як Скомонд і Борут, лютих воєвод, що були вбиті посланими воями... І в інші часи, за Божою милістю, побиті були поганії, що про них ми не схотіли писати через безліч їх».

Образ отважного полководца предстает перед нами и в описании битвы войска Романовичей с союзными Ростиславу Михайловичу польско-венгерскими полками летом в 1245 году под городом Ярослав на Перемышльщине. Быстро собрав войско, братья переправились через реку Сян и, приготовив к бою конницу с пешими ратниками, спокойно пошли на битву, «тому що сердця їх обох — отмечает летописец — завзяті були до бою і рвалися до бою». Данило совершил удар по венгерским полкам, которыми руководил его давний противник воевода Фильний. Тот стоял в заднем полку с хоругвью, хвастаясь: «Руси скорі є на битву, але вистіймо перед натиском їх, бо вони не видержують довгий час у січі». Первая атака Даниловой конницы захлебнулась и самого его уже схватили враги — но он вырвался из их рук.  Выехав из битвы, Данило увидел угра, спешившего на помощь Фильнию, вступил с ним в бой и сбил его копьем с коня. Тем временем Лев Данилович сломал свое копье об «гордого Филю». И опять Данило ударил по полку Фильния и разбил его войско и хоругвь враждебную разорвал пополам.

Василько между тем столкнулся с Ляхами, которые, готовясь к бою, говорили: «Погоним на большие бороды!» Василько же им ответил: «Ложь слово ваше! Бог наш помощник!» И ударил он коня своего и погнал на них. Ляхи, не выдержав, начали отступать. Увидев, что хоругвь Василька гонит ляхов, Данило очень обрадовался. Он стал на высокой могиле напротив города, и Василько приехал к нему. Данило намеревался гнаться дальше за врагом, но Василько удержал его.  Много тогда погибло под стенами Ярослава угров и ляхов, немалая добыча захвачена: «Угри ж і ляхи многі побиті були і схоплені були; і з усіх військ багато схоплено було. Тоді ж Філя гордий схоплений був Андрієм, двірським, і приведений був до Данила, і вбитий був Данилом. А боярин Жирослав привів тисяцького Володислава Юрійовича, лихого баламутника  землі Галицької. У той же день і той убитий був, і багато інших угрів було побито в гніві».

Ярославская битва положила конец сорокалетней истории галицких неурядиц после смерти Романа. «Об ярославські мури, — отмечал Михаил Грушевский, — розбилися змагання противників — видерти з рук Романовичів їх отчину, а кров «злого мятежника землі», пролита на ярославських полях, запечатала собою історію боярської олігархії, на котру ці змагання опиралися». Однако, сломав хребет олигархическому спруту, Романовичам нужно было защититься от внешнего врага — сильной и агрессивной Орды. Но это уже — совсем другая история.

Вклад Василька в строительство «Русского королевства», которое они с братом Данилом оставили в наследство своим детям  и внукам, до сих пор должным образом не оценен. Между тем, благодаря стараниям Василька, Владимир стал культурной столицей не только Волыни, но и всей Руси-Украины. Там, во Владимире, под покровительством князя действовал мощный скрипторий, в котором была составлена Галицко-Волынская летопись, переведено и переписано множество иллюминированных книг. Дополненная и обогащенная его сыном Владимиром, «книжником большим и философом», эта библиотека не уступала лучшим  библиотекам Европы. Поэтому хотя бы в названии Луцкой областной библиотеки можно запечатлеть память об этих величественных фигурах нашей истории и, пока не поздно, увековечить их в бронзе и граните.

Владимир РЫЧКА, профессор, доктор исторических наук
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments