Истории надлежит не судить, а объяснять. История не судья, а адвокат.
Бенедетто Кроче, итальянский интеллектуал, философ, политик, историк и литературный критик

Украинскому кинематографу

Корона «Дня» за переход от количества к качеству
28 декабря, 2017 - 12:32
«DZIDZIO КОНТРАБАС» — САМЫЙ КАССОВЫЙ УКРАИНСКИЙ ФИЛЬМ 2017 ГОДА

Всем, кто помнит положение дел в украинском кино еще в 2000-х, 2017 год должен казаться настоящей сказкой.

В этом году в прокат вышло рекордных 33 национальных полнометражных фильма.

Еще два рекорда: украинские фильмы достигли наивысших кассовых сборов за первый уикэнд: сначала «DZIDZIO Контрабас» — 7,7 млн гривен в сентябре, «Киборги» — 8,1 млн в декабре.

«DZIDZIO Контрабас» также стал первым украинским фильмом, который окупился в прокате, — сборы 22 млн при, вероятно, 5-миллионном бюджете (неофициальные данные).

Но статистика ничего не значит без такой субъективной, но сверхважной категории, как художественное качество того, что люди видят на экране. И здесь 2017-й тоже можно считать историческим. Далее к вашему вниманию — неполный список наиболее интересных фильмов этого года.

Постмайдановский расцвет документалистики не является секретом. Однако до последнего времени неигровое кино питалось энергией революции и войны. В этом году самые заметные картины построены на «мирном» материале.

«DIXIE LAND» (режиссер — Роман Бондарчук, Украина — Латвия — Германия)  родился из короткометражки «Полина» (2012) о девочке, которая учится музыке в детском джаз-оркестре в Херсоне. Полнометражная версия сделана традиционно — с музыкой, съемкой-наблюдением, цитатами из архива. Бондарчук чувствует себя уверенно в этой стилистике и дает узнаваемый социальный фон — вездесущую бедность, марши под красными флагами на 9 мая, однотипные хрущевки; тем эффектнее убогие декорации оттеняют настоящий праздник: музыку во всех ее проявлениях. Фильм пропитан вот такими бессюжетными, музыкально-живописными моментами, которые, вместе  с полнокровными героями, позволяют назвать «Dixie Land» еще одним достижением 35-летнего режиссера.

«ГЛАВНАЯ РОЛЬ» (Сергей Буковский) на первый взгляд — чисто семейный проект:  режиссер  снимает фильм о своей матери, актрисе Нине Антоновой. Предлагаемые обстоятельства таковы: «Представь себе, что ты играешь актрису, которая снимается в игровом фильме». Действие развивается сразу по двум линиям — актриса/режиссер и мать/сын.

Буковский подчеркивает роль-жизнь, сводя до минимума роли как работу, из-за чего Нина-Вера остается персонажем в поисках автора с проклятыми вопросами и задумчивыми оправданиями, но и режиссуре сына она сопротивляется бессознательно. Сын между тем пытается выяснить свое, давнее, покончить с детскими обидами, но и эта пьеса как-то не клеится. «Главная роль» уникальна деликатной оптикой вневременья, в которой семейное становится зрелищем, а частная хроника — невероятно емким высказыванием. На таком уровне уже не идет речь о разделении на игровое и неигровое. «Главная роль» — безусловно, вершинная работа Буковского.

«ШКОЛА №3» (Георг Жено и Елизавета Смит, Украина-Германия) снята по мотивам документального спектакля «Моя Николаевка». В июле 2014-го за город Николаевку шли бои украинской армии с боевиками «ДНР». В спектакле, поставленном совместно немецким режиссером Георгием Жено и киевским драматургом Наталией Ворожбит,  старшеклассники рассказывают о влиянии на них событий 2014 года, о первой влюбленности и планах на будущее. Фильм в свою очередь является совместным проектом Жено и украинского режиссера Елизаветы Смит. На последнем Берлинском фестивале он получил Гран-при программы Generation 14+.

«Школа №3» — частная хроника без главного героя. Отправная точка всех монологов, снятых обычно наиболее интимным, крупным фронтальным планом, — какой-то предмет, связанный с особыми воспоминаниями. Каждая такая вещь тянет за собой картину отдельной жизни. Подростки говорят неумело, запинаясь, но уровень искренности здесь  такой, что любое красноречие теряет ценность. Из-за разноголосицы своих признаний николаевские школьники выступают медиаторами повествования, создают его на наших глазах, отталкиваясь от часто абсолютно недетского опыта, и в этом смысле являются соавторами фильма. Итог этого большого совместного авторства — страстный и трогательный портрет целого поколения.

«ДЕЛЬТА» (Украина — Германия) — новая работа выходца из Днипра Александра Течинского — профессионального фотографа, который стал известным в 2014-ом, когда с двумя соавторами снял фильм о Майдане «Все пылает». Замысел «Дельты» он вынашивал несколько лет. Все съемки проходили в нашей «сельской Венеции» — поселке Вилково в дельте Дуная в Одесской области. Герои живут, работают и умирают на воде. Повествование ведется сразу на трех уровнях: яркие, колоритные в своей грубоватости характеры; живописная пластика изображения — местами это настоящий кинематографический Брейгель; и еще — постоянные упоминания о религии, видимая набожность героев, которая придает всему метафизических оттенков.  Есть какая-то гипнотическая убедительность в том, как камера Течинского парит над рекой или сквозь туман, как следует за вилковскими мужиками в их ежедневных заботах. Как следствие, «Дельта» получила весомый приз — специальное упоминание жюри на 60-м фестивале документального и анимационного кино «DOK Leipzig».

Прежде чем перейти к полнометражным игровым лентам, стоит отметить, что до последнего времени эта категория, за блестящим исключением «Племени» Мирослава Слабошпицкого, была у нас наиболее проблемной. Причины известны: нехватка экранных актеров, недостаток качественных сценариев, неуверенность режиссеров на длинных дистанциях. Казалось, это не изменится никогда. До нынешнего года.

«ЯНВАРЬ — МАРТ» («Ugly», Юрий Речинский, Украина — Австрия) рассказывает  параллельные истории. В Украине молодые супруги попадают в аварию. Юрий (Дмитрий Богдан) дежурит в больнице в Кривом Роге около своей жены, австрийки Ханны (Ангела Грегович). В то же время в Вене мать Ханны, Марта (Мария Гофштеттер) безуспешно борется с болезнью Альцгеймера.

Речинскому существенно помог именитый коллега — австриец Ульрих Зайдль; компания Ulrich Zeidl Filmproduktion выступила сопродюсером «Ugly». Операторы «Января — марта» — Вольфганг Талер (снимал у Зайдля) и его сын Себастьян Талер, Мария Гофштеттер — звезда фильмов Зайдля. Слабое место фильма — драматургия. Украинская часть слишком фрагментирована, актерам иногда не хватает естественности. Австрийский сюжет создавался позже, в диалогах и в развитии персонажей чувствуется приобретенный профессионализм. Самое яркое впечатление — от работы Гофштеттер. В роли растерянного человека, на которого надвигается забвение самого себя, она болезненно убедительна. Также и криворожские, и венские сцены сняты просто в совершенстве, в чем, безусловно, заслуга обоих Талеров.

«СЛОМЯ ГОЛОВУ» (Марина Степанская) — история трех людей с очень разными судьбами — наркозависимого музыканта Антона (Андрей Селецкий), его волевого деда (Олег Мосийчук) и бывшей художницы Екатерины (Дарья Плахтий).

Прежде всего картина радует актерским составом. Особенно хочется отметить Плахтий. Одним лишь движением глаз, без единого лишнего слова Дарье удается передать изменения состояния героини. В целом, Степанская безошибочно будет вырисовывать современных городских героев, этих уязвимых и непредсказуемых невротиков. Ее Киев — город темных улиц, нерушимых многоэтажек, утренних автобусов и вечной осени, легко и объемно передан тем же Себастьяном Талером. В сущности, «Сломя голову» — не об утраченном, а, скорее, о растерянном поколении. Степанская вывела на экран эту ежедневную драму без очевидных победителей и злодеев и в основном справилась с принятым на себя вызовом.

«КИБОРГИ» — ЭТО  ФИЛЬМ ПРО НЕТЕРПИМОСТЬ КАК ГЛАВНЫЙ ТОРМОЗ НА ПУТИ СОЗДАНИЯ НАЦИИ

«КИБОРГИ» (Ахтем Сеитаблаев) — неровный фильм. Сначала герои выясняют идейные позиции друг друга, рассуждают, зачем они здесь. Причем тексты бесконечных диалогов, написанные ведущим украинским драматургом Наталией Ворожбит, искусственными не назовешь. Проблема в их воплощении. Актеры не играют свои реплики, а докладывают их. Действие в этих сценах стоит как завороженное, характеры выглядят ходульными.

Но только дело доходит до стрельбы, ситуация меняется. Сеитаблаев умеет ставить батальные эпизоды, и в «Киборгах» этому умению не изменяет. В целом, качество фильма растет прямо пропорционально погружению сюжета в войну. Все компоненты уравновешиваются в сцене с пленным сепаратистом — возможно, самой главной. Потому что становится окончательно понятно, что эта история — о том, что с другой стороны фронта — не только оккупанты, но и такие же украинцы, и что война эта — наша страшная беда. Авторам в окончательном подсчете удается избежать пропагандистской патетики и завершить повествование на уместно печальной ноте. Эта человечная интонация, перекрывая всю мелодраму и всю неуклюжесть, спасает картину.

«ПРИПУТНИ» (Аркадий Непиталюк)  — название села на Черниговщине. Туда в гости к бабе Зине едут шумная торговка Людка с дочерью Светланой. Там же по соседству живет старый Станиславович с неконтролируемым сыном Славиком. Мать и дочь везет таксист Юрко, охваченный безответной любовью к нежинской учительнице Христе. В определенное мгновение все линии пересекаются, что приводит к пожару, теловредительству средней тяжести и другим судьбоносным последствиям.

Непиталюк прекрасно осознает уровень разрухи, страха и злобы, которыми пропиталась наша провинция. Но находит ракурс, в котором этот непрерывный скандал выглядит смешно. Фильм хороший по всем компонентам: робота оператора Александра Рощина, замечательный актерский ансамбль, сочные диалоги, яркие характеры. Непиталюку удалось сделать действительно смешную комедию — а это для современного украинского кино что-то из разряда фантастики.

Список, повторюсь, неполный. В него не вошли «Родные» Виталия Манского (Германия — Латвия — Эстония — Украина) — документальное путешествие через постреволюционную Украину, по которой разбросаны перессорившиеся родственники режиссера; увлекательный исторический боевик Зазы Буадзе «Червоний» (Украина — Литва), криминальный триллер «Межа» (Петер Бебьяк, Словакия-Украина), ставший кассовым хитом в Словакии.  Много фактов не попало в эту статью, но даже вышеупомянутые позволяют сказать: 2017-й стал самым лучшим годом для украинского кино за все время Независимости.

Осталось только, поставив кино на ноги как индустрию, утвердить его как школу — с собственным уникальным лицом. Задача не из простых. Но я почему-то думаю, что у нас все получится.

Дмитрий ДЕСЯТЕРИК, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments