Или думай сам — или тот, кому приходится думать за тебя, отнимет твою силу, переделает все твои вкусы и привычки, по-своему вышколит и выхолостит тебя.
Фрэнсис Фицджеральд, американский писатель, крупнейший представитель так называемого «потерянного поколения» в литературе

«Корона» «Дня» за звон, который услышали, — Ивану Сидору

Именно он — аспирант Богословской академии — бил в набат на колокольне Михайловского собора в ночь на 11 декабря
27 декабря, 2013 - 13:17
ФОТО ИВАНА ЛЮБИШ-КИРДЕЯ

Эту картинку из ночи на 11 декабря на Майдане трудно забыть —  море черных касок против оранжевых касок. Тревожное и напряженное противостояние между силовиками и митингующими, а над ними — церковный звон. Это Михайловский Златоверхий монастырь бил в колокол. Тревожный, но в то же время возвышенный звон не стихал с 1 ночи до 5 утра, призывая людей идти на главную площадь страны, чтобы поддержать тех, кто там противостоит штурму «Беркута».

В ту ночь в колокола звонил аспирант Богословской академии и администратор официального сайта Михайловского Златоверхого монастыря 25-летний Иван Сидор. Звонил несколько часов подряд. Ближе к утру ему на помощь пришли другие семинаристы. Киев давно не слышал и не переживал ничего подобного: предыдущий ночной набат в истории упоминается в 1240 году, когда под Киевом стояла монголо-татарская орда.

«В ночь на 11 декабря, когда начался штурм Майдана, я спал —  у нас в 23 часу отбой. Но уже в первую ночь начали звонить люди. Всего за один час я получил 70 звонков и  сообщений из разных стран — мой номер есть на сайте монастыря. В основном звонили женщины, они плакали и просили, чтобы Михайловский монастырь начал бить в набат, потому что Майдан штурмует «Беркут», а значит, могут повториться трагические события в ночь на 30 ноября. Я позвонил наместнику монастыря, епископу Агапиту, взял благословение и вместе с товарищем по комнате побежал на колокольню. Начал звонить. Потом подтянулись другие студенты, которые помогали нам в этом», — рассказывает Иван.

Мы стоим на залитой солнцем колокольне. Внизу, у входа в монастырь, стоят несколько палаток, окруженных баррикадами из досок, на которых написано: «Революційний табір «Михайлівська Січ». Люди подбрасывают дрова в бочку, варят чай. Вокруг порхают воробьи. Флаги Украины реют на ветру. Мир и покой. Совсем иная картина была в ту ночь.

«У нас в общежитиях нет телевизора, поэтому я, когда бежал на колокольню, даже не знал, что там происходит на Майдане, — рассказывает Иван. — Когда же начал звонить, то это было для меня необычно, потому что в колокола звонят ночью только на Пасху. Я тогда достал телефон и написал жене СМС, что я на колоколах, бью в набат впервые за столько веков. Я не так хотел сзывать народ, потому что около Михайловского живет не так много людей, у нас здесь одни учреждения и гостиницы, —  как подбодрить тех, кто стоит на Майдане. Я знаю, что звук колоколов очень положительно влияет на человека, он отгоняет разные плохие мысли и намерения. А после этого всего слов благодарности было еще больше, чем просьб звонить в колокола...».

Уже утром Иван Сидор с другом пошел на Майдан, убедиться, что там все хорошо. «Я так и не понял, что там случилось, потом мы пошли на Майдан. Там мы увидели достаточно приятную картину: стояло очень много людей и ничего страшного не происходило», — говорит он. В целом же Иван часто ходит на Майдан, когда имеет несколько свободных часов. Рассказывает, что ему нравится приподнятое настроение и вежливость, которые там царят. «Там очень возвышенная атмосфера, люди приветливые и вежливые, готовы жертвовать. Было бы хорошо, если бы это осталось в них и после Майдана. Это идеал христианства — так помогать друг другу», — говорит он. 

После этих событий аспирант Богословской академии стал героем — его благодарили многие люди, им интересовались журналисты. Несмотря на это, сам парень себя героем не считает. «Герой — украинский народ. Герои — братья монастыря, которые молятся здесь и днем и ночью, — говорит звонарь. — Мне лично приятно, что в Украинской православной церкви Киевского патриархата люди, которые руководят церковью, являются  украинцами не только по паспорту, но и в душе. Потому что когда людям нужно было убежище, двери открылись с благословения патриарха Филарета, когда нужно было звонить в колокола, мы звонили с благословения наместника монастыря епископа Агапита. Может кто-то осудит такие действия Церкви, но, вероятно, каждый на их месте поступил бы так же, если в них есть частица любви к ближнему».

На вопрос, изменила ли что-либо эта тревожная ночь в его жизни, Иван улыбается: «У меня стало больше друзей в ФБ. А так ничего не изменилось — я как хотел стать священником, так и хочу. Осенью я женился, а в скором времени стану священником».

Кстати, в ту ночь звон Михайловского монастыря подхватили и другие храмы. «В колокола звонил римско-католический костел Святого Александра, звонила еще одна церковь неподалеку. В Луцке тоже целый день звонили в колокола, во Львове, и в Одессе, и в моем городе церкви тоже звонили...», — подытоживает Иван.

P. S. На сайте «Дня» вы можете посмотреть видеорассказ Ивана Сидора и послушать, как он звонит в колокола

Мария СЕМЕНЧЕНКО, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments