Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

Непревзойденному Городецкому — 150!

16 мая, 2013 - 16:25
ПАМЯТНИК ГОРОДЕЦКОМУ В КИЕВЕ В ПАССАЖЕ НА КРЕЩАТИКЕ (АВТОРЫ: В. БАГАЛИКА И В. ЩУР) / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ
КИЕВ. ДОМ ГОРОДЕЦКОГО. ПОЧТОВАЯ ОТКРЫТКА НАЧАЛА ХХ В.

Волей судьбы и исторических реалий творческое достояние Владислава Городецкого — одного из самых известных и самых популярных киевских архитекторов прошлого — принадлежит Украине, Польше и Ирану. Каждая из этих стран может гордиться архитектурным наследием, которое он оставил. А мы снова вспоминаем его, в этот раз — по случаю 150-летия со дня рождения.

Лешек Дезидерий Владислав Городецкий (таким было его полное имя) родился 23 мая (по новому стилю — 4 июня) 1863 года в селе Шолудьки на Подолье, в родовом имении Глюзинских, из дома которых происходила его мать Леопольдина. За участие представителей двух поколений Городецких в польских восстаниях 1831 и 1863 годов царское правительство конфисковало их подольское имение Жабокрич. Вероятно поэтому будущий архитектор унаследовал от деда и отца вольнолюбивый и независимый нрав искреннего поляка-патриота, а живописные берега Южного Буга с детства привили любовь к красотам природы, растительного и животного мира. С юных лет будущий зодчий привыкал видеть классическую дворцовую архитектуру подольских имений, а затем — образцы европейской архитектуры в Одессе, где учился в реальном училище св. Павла. Способности в рисовании, замеченные и развитые педагогами, проложили путь к Академии искусств в Петербурге. Еще до окончания курса обучения Городецкий начал проектировать и строить гимназии и училища в Умани и Черкассах. Здания эти сохранились.

С аттестатом классного художника ІІІ степени и правом строить сооружения Городецкий в конце 1890 года приехал в Киев. Здесь прошли следующие лучшие тридцать лет жизни и творчества этой яркой, весьма благородной личности. Всесторонне одаренный, Владислав Городецкий имел способности не только к искусству и архитектуре, но и к активному предпринимательству и... стрелковому спорту. Поэтому одной из первых работ в Киеве стал тир Киевского отдела Императорского общества правильной (то есть, по правилам) охоты, спроектированный Городецким бесплатно и построенный под авторским присмотром на пустыре около Лукьяновского кладбища. Уместно напомнить, что в круг охотников и тогда входили зажиточные и влиятельные лица, а это имело определенное значение для карьеры начинающего архитектора. Одной из ранних его работ в Киеве стала семейная усыпальница баронов Штейнгелей на аристократическом кладбище Аскольдова могила. По-видимому, неслучайно, ведь один из баронов Штейнгелей был заядлым охотником.

Потом Городецкий имел ряд самых разнообразных заказов от богатых российских землевладельцев Балашовых — в их имениях на Подолье и Киевщине: сахарный завод и дом управителя в Шпикове, часовня и образцовый холодильник в Рахнах-Лесовых, больница и конюшни в Мошнах, спиртзавод в Байбузах, шлюзы на речке Ольшанке, две гимназии и церковь в Черкассах.

В 1894 году не менее важным для популярности Городецкого стало участие в проектировании киевских городских канализационных сетей — весьма прогрессивного технического нововведения тех времен. Потом он проектирует и сооружает корпуса Южнорусского машиностроительного завода на улице Жилянской, 107. Не отказывался и от мелких проектов. Напомним: архитекторы так же, как и инженеры, врачи, адвокаты, художники считались людьми свободной профессии, поэтому на содержание семьи и жилья должны были зарабатывать частной практикой. Соответственно, широкий круг знакомств был определенным залогом процветания и благоденствия.

В 1897 году на склонах Черепановой горы открылась Киевская сельскохозяйственная и промышленная выставка. Ее украшением стали оригинальные павильоны графов Юзефа и Константина Потоцких, построенные Городецким, соответственно — в «охотничьем» и неоренессансном стилях (на том месте теперь НСК «Олимпийский»).

Одновременно Городецкий принял участие в крупном градостроительном проекте — распланировании прежней усадьбы профессора медицины Ф. Меринга. Она занимала в центре города пространство между Крещатиком, Институтской, Банковой и Лютеранской. По проекту Городецкого на этой территории созданы четыре новые улицы: Николаевская (ныне — Архитектора Городецкого), Ольгинская, Меринговская (сейчас — Заньковецкой), Новый переулок (ныне — Станиславского) и Николаевская (Франко) площадь. По проектам Городецкого построена на Николаевской, 13 мебельная фабрика И. Кимаера с фешенебельным салоном-магазином (ныне — Министерство юстиции Украины) и комиссионерство «Работник» (сейчас — соседний жилой дом № 11). К тому же времени относится роскошный прибыльный дом Л. Бендерского на Большой Васильковской, 25 и цементный завод «Фор» на Кирилловской, 102. Следовательно, к Городецкому пришла заслуженная слава талантливого, предприимчивого, известного архитектора, человека интересного, незаурядного.

Когда Киевское общество охраны памятников старины и искусств принялось сооружать взлелеянный в мечтах Городской музей (ныне — Национальный художественный музей Украины по улице Михаила Грушевского, 6), к окончательной разработке проекта и наблюдению за строительными работами пригласили именно Городецкого. На сохранившихся чертежах стоит его автограф: «Проектировал архитектор Городецкий по эскизу архитектора Бойцова. Февраль 1898 года». Обо всех делах относительно сооружения музея заботился известный киевский сахарозаводчик и меценат Богдан Ханенко, а подряд на строительные работы получил известный киевский подрядчик Лев Гинзбург, с которым Городецкий сотрудничал на всех последующих объектах так же, как и с горным инженером, специалистом по бетонным набивным сваям Антоном Страусом и итальянским скульптором Элио Сала.

Особенно следует вспомнить Э. Сала, который ввел в киевскую архитектуру скульптурные украшения из цемента. Последний производили из местного сырья на упомянутом цементном заводе «Фор», одним из владельцев которого был тот же Городецкий. Поэтому все скульптурные украшения фасадов Музея — знаменитых львов с обеих сторон парадной лестницы, аллегорию праздника Искусств в тимпане фронтона и т. п. — выполнил Э. Сала.

Одновременно по проекту и под наблюдением Городецкого на Ярославовом Валу, 7 построена уникальная не только для Киева караимская кенасса — в экзотическом мавританском стиле. Вместе с Сала зодчий демонстрировал и знание исторических архитектурных стилей, и изысканный художественный вкус стилизатора-эстета.

На обеих стройках еще продолжались работы, когда в 1899 году состоялись торжественная закладка и освящение первого камня в фундаменте нового киевского римско-католического костела св. Николая на улице Большой Васильковской, 75. Городецкий тщательно проработал и существенно улучшил конкурсный проект костела, выполненный студентом Института гражданских инженеров Станиславом Воловским, придав фасадам и интерьерам более рафинированные формы готики. Средства на сооружение костела собрало польская община Киева, но из-за нехватки денег и сложных условий гидрогеологии участка храм строился десять лет и был освящен в 1909-ом.

А вершиной творчества Владислава Городецкого, без преувеличений — самым оригинальным сооружением в городе за сто лет — можно по праву считать его собственный прибыльный дом по улице Банковой, 10. Ровно сто лет назад — в мае 1903-го — счастливый автор отметил в нем свое сорокалетие. Здесь объединилось все, свойственное натуре, умению, характеру и возможностям этого зодчего: экономное использование средств за счет дешевого, почти непригодного для застройки участка земли на крутом склоне и широкое кредитование работ, смелое инженерное решение и подражание чертам новейшего стиля модерн, оригинальность форм сооружения, раскрытого окнами на все четыре стороны, богатство скульптурных украшений и изысканный декор интерьеров. Ведь тогда, во время первой киевской «строительной лихорадки», вспыхнувшей в конце ХІХ в., трудно было кого-то удивить фасадом, насыщенным элементами исторических стилей, — в этом достаточно хорошо разбирались архитекторы, гражданские инженеры, подрядчики и, наконец, заказчики. А вот устроить на фасаде артистически скомпонованный «зоопарк» пожелал и сумел только Городецкий. Здесь можно увидеть головы слонов, косуль и носорогов, поединок орла с пантерой и ящером, питона и крокодильчика, модных девушек и сказочных рыб, громадную кувшинку и гигантских лягушек (не из родового ли Жабокрича?). Оригинальный дом-мечта, эдакий охотничий замок, стал своеобразным вызовом устоявшимся, заскорузлым представлениям и взглядам рядового киевского обывателя. Ведь в этом сооружении все будило воображение: экзотические, далеко не всем и до сих пор понятные «декадентские» аллегории и лепные украшения, реальные и сказочные образы растительного и животного мира, шикарные апартаменты с росписями и уникальными каминами и печками, изготовленными по эскизам скульптора Евы Куликовской на киевском заводе керамики Иосафата Анджеевского. А еще — спрятанные в глубоких подвалах и за подпорной стеной ледника (холодильников еще не было), дровницей (отопление и приготовление еды — дровами, газа еще не было), амбары, конюшни для лошадей, экипажные, кучерские и даже коровники (детям — парное молоко!) — комплектно для каждой из четырех лучших верхних квартир. Напомним: по рельефу участка дом смотрит на улицу Банковую тремя этажами, а во двор — шестью. Этот непревзойденный киевский шедевр синтеза искусств, к сожалению, весьма заметно испорчен неумелой «реставрацией» — со сплошными серыми фасадами. Особенно жаль, что не такой получился питон на углу и не восстановили на том же углу дома букву «Н» — первую в фамилии на польском языке: Ноrоdесkи. Тем не менее уже сто десять лет здание продолжает не только удивлять киевлян и приезжих, но и дает пищу для всевозможных легенд и выдумок. Ведь интеллектуал, оригинальная личность, а именно таким был Владислав Городецкий, всегда раздражает посполитое окружение своей возвышенностью над толпой. Чего только не услышите в Киеве: и о красавице дочери, которая якобы топилась, и о каком-то пари, о рекламе цемента собственного производства, о прогулках Городецкого по улицам города в сопровождении экзотических животных, об обезьянке или попугае на плече, о первом в Киеве автомобиле и о полетах на первых аэропланах и еще, еще, еще... Конечно, ничего этого не было! Но, по представлениям киевского мещанства, должно было быть. Во все эти выдумки свято верят и сегодня, ведь это, в конце концов, и есть городской фольклор.

Это касается, в частности, многих мавзолеев, сохранившихся на киевских кладбищах. Часть из них действительно является творениями Городецкого, другие — возможно. На лютеранском участке Старого Байкового кладбища до недавнего времени возвышался готический шпиль мавзолея семьи Витте. На Новом Байковом кладбище сохранился мавзолей Тишевичей — в мавританском стиле и загадочный мавзолей в стиле модерн. На кладбище Выдубицкого Михайловского монастыря стоит мавзолей инженера Николая Лелявского в классическом стиле, а на кладбище церкви св. Серафима Саровского в Пуща-Водице — мавзолей Козакевичей, тоже в мавританском стиле. Сохранился и оригинальный мавзолей-часовня в романском стиле, сооруженный Городецким в 1904 году в селе Пещера на Подолье для семьи графа Константина Потоцкого.

Кроме совершенного знания истории искусства и архитектурных стилей, Городецкий славился и страстным увлечением стрелковым спортом и охотой. Не ограничиваясь доступными охотничьими вылазками на Киевщине, он осуществил в 1895—1910 гг. ряд далеких путешествий — в азербайджанскую Ленкорань, Закаспийский край, Туркестан, Афганистан, Алтай, Семиречье и Западную Сибирь, а зимой 1911—1912 г. — знаменитое, доступное не многим сафари в Африке. Стоит отметить, что незадолго до этого широкую огласку получили аналогичные путешествия таких известных лиц, как, например, президент США Теодор Рузвельт и волынский магнат граф Юзеф Потоцкий. Таким образом наш киевский архитектор стал в один ряд с такими прославленными охотниками. В память об этом незабываемом путешествии он издал роскошную, украшенную собственными рисунками и фотографиями книгу «В Джунглях Африки. Дневник охотника», которая в 1914 году была издана в Польской типографии в Киеве. Трофеи со всех многочисленных его охотничьих путешествий украшали не только собственный дом на Банковой, но и интерьеры Музея охоты на Крещатике, одним из основателей и щедрых дарителей которого был Городецкий. Прославился он и как стрелок мирового класса на разных международных соревнованиях в Западной Европе. Привозил оттуда довольно большие денежные премии и призовые ружья. Мог, например, для развлечения публики попасть в донышко или шейку подброшенной вверх дном бутылки — как закажут! Пользовался неопровержимым авторитетом как знаток стрелкового оружия и охотничьих собак, всегда входил в состав разных жюри. А еще считался не менее авторитетным членом «комиссии о красоте города» при Киевской думе, был членом жюри международного конкурса на проект памятника Тарасу Шевченко в Киеве — вот так!

Владислав Городецкий был женат на дочери известного киевского предпринимателя немецкого происхождения Корнелии Марр (1871—1962). Пользовался успехом и как дизайнер одежды и ювелирных украшений для собственной жены. У них было двое детей.

Революционные события 1917—1921 гг. вынудили Городецкого покинуть Киев и эмигрировать в независимую Польшу. Там он работал в Министерстве общественных работ, разработал проект балтийского курорта Хель, занимался реставрацией старинного дворца Вишневецких в Вишневце на Тернопольщине. В 1924—1928 гг. возглавил проектное бюро, созданное для развития коммунального хозяйства нескольких польских городов на средства от инвестиций, предоставленных американской фирмой Неnry Ulen & Co. По проектам Городецкого были построены торговые ряды и водопроводные сооружения в городе Петркув Трыбунальски, казино в Отвоцке, крытый бассейн в Згорже. Все это сохранилось и исправно служит новым поколениям.

Достойно оценив профессиональные и организаторские способности Городецкого, эта американская компания в 1928 году пригласила его в Иран — на должность главного архитектора «Синдиката по сооружению Персидских железных дорог». По проектам Городецкого построен в Тегеране железнодорожный вокзал, который действует до сих пор. На досуге зодчий еще предпринял охотничье путешествие в иранский Мазандаран — южное побережье Каспийского моря. Но 3 января 1930 года от сердечного приступа Лешек Дезидерий Владислав Городецкий скончался. Похоронен в Тегеране.

Творчество, а особенно жизнь славного архитектора В. Городецкого в советское время не изучались и не популяризировались. «Виной» зодчего считался факт эмиграции в «панскую» Польшу.

Только двадцать лет назад, по случаю 130-летия со дня рождения Городецкого, киевляне смогли публично почтить его память. Тогда первый этаж на Банковой, 10 был доступен для публики, хотя остальное здание все еще занимала недавняя цековская поликлиника № 1. 4 июня 1993 года в бывшей квартире Городецкого научные сотрудники Музея истории Киева установили портрет Зодчего, обрамили его изображениями лучших произведений архитектора и украсили живыми цветами в национальных цветах: желто-голубые ирисы-петушки символизировали Украину, где родился и провел большую часть жизни юбиляр, а белые и красные пионы — Польшу, верным сыном которой он был всегда. В акции приняли участие представители киевской интеллигенции, а также дипломаты из посольств Республики Польша и Исламской Республики Иран.

С тех пор для нас началось возвращение из забвения Владислава Городецкого и его творчества. Теперь это называется «раскруткой» и можно вспомнить сделанное. По просьбе Музея истории Киева сотрудники Посольства Украины в Иране в том же 1993 году разыскали и привели в порядок место захоронения Городецкого на тегеранском римско-католическом кладбища Долаб. Там на сером камне высечено на его родном польском языке:

S. † P.
WLADYSLAW LESZEK
HORODECKI
PROFESOR ARCHITEKTURY
UR. 23 MAJA 1863 ZMARL 3 STYCZNIA 1930
NIECH MU OBCA ZIEMIA
BEDZIE LEKKA

То есть: «Светлой памяти Владислав Лешек Городецкий, профессор архитектуры. Род. 23 мая 1863 — умер 3 января 1930. Пусть ему чужая земля будет легкой».

В 1996 году красивая улица в центре Киева, которую сто лет назад он распланировывал, строил на ней, жил здесь — получила новое название: улица Архитектора Городецкого.

Популярности достояния Зодчего способствовали вечера памяти, многочисленные публикации в периодике, а особенно — телевизионные фильмы, авторами которых были Валентин Соколовский (в 1993 году — впервые), Алла Волошина, Владимир Хмельницкий, Галина Крюкова, Иванна Чередниченко, Тамара Якименко, Татьяна Куликовская, Александр Визгин, Веслав Романовский (Польское телевидение).

Еще в 1999 году в серии «Библиотека Музея истории города Киева» издательство «Кий» выпустило в свет монографию автора этих строк под названием «Архітектор Городецький. Архівні розвідки». Осуществлению издания посодействовали украинские благотворители и Польский институт в Киеве. В том же году Государственная научная архитектурно-строительная библиотека им.В. Г. Заболотного разработала и издала библиографический указатель «Владислав Городецкий».

В 2004 году завершилось обновление дома на Банковой, 10 (посмотреть его внутри теперь можно на экскурсиях, которые проводит Музей истории Киева), а в пассаже на Крещатике, 15 торжественно открыли бронзовую скульптуру В. Городецкого (авторы В. Багалика и В. Щур). Установлен памятник земляку и в городе Немирове Винницкой области (автор Я. Куленко), разработан туристический маршрут по местам, связанным с жизнью и творчеством Городецкого на Виннитчине.

В мае 2005-го, по случаю 75-й годовщины отхода Зодчего в иные миры, в Тегеране почтили его память международной научной конференцией, возложением цветов и зажжением свеч на могиле. В мероприятиях приняли участие иранские историки, дипломаты Посольств Украины и Республики Польша в Исламской Республике Иран, а также последний из родственников Зодчего — Ярослав Городецкий (ныне, к сожалению, уже умерший) и автор этих строк.

К популяризации творчества Городецкого активно приобщилось и киевское издательство «Грані-Т»: в 2008 г. вышел роскошный фотоальбом «Городецький. Виклик будівничого», а в 2011 г. — путеводитель «Тринадцять київських зустрічей з Городецьким».

К 150-летию со дня рождения Зодчего издательство «Кий» подготовило второе, исправленное и почти вдвое расширенное издание «Архітектор Городецький. Архівні розвідки».

Знают и уважают наработки Зодчего и в Республике Польша.

Память о Владиславе Городецком — одном из самых интересных архитекторов ХХ в. — живет!

Дмитрий МАЛАКОВ
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments