Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

30 лет со «свистом»

Одним из первых в нашей столице открывает свой сезон Театр драмы и комедии на левом берегу Днепра
9 сентября, 2008 - 19:11
СЦЕНА ИЗ ПЕРВОГО СПЕКТАКЛЯ ТЕАТРА «ВЫСШАЯ ТОЧКА — ЛЮБОВЬ» / СПЕКТАКЛЕМ «ДНИ ПРОЛЕТАЮТ СО СВИСТОМ...» ЮБИЛЯРЫ-«ЛЕВОБЕРЕЖЦЫ» ОТКРЫЛИ СВОЙ ТЕАТРАЛЬНЫЙ СЕЗОН

Вчера «левобережцы» показали одну из последних премьер — «Дни пролетают со свистом...» М. Коляды, а в течение года они обещают порадовать своих зрителей по меньшей мере тремя премьерами. Трагедию В. Шекспира «Ричард III» уже в конце октября обещает представлять Андрей Билоус; начал репетиции Алексей Лисовец над пьесой Л. Пиранделло «Лиола», существенно ее переделав; а художественный руководитель театра Эдуард Митницкий работает над пьесой А. Чехова «Три сестры».

Однако в этом году есть еще и особый повод поздравить этот известный коллектив и вспомнить, с чего же все начиналось, ведь 7 сентября исполнилось 30 лет со дня первого сбора труппы.

РАЗГОВОР В ФОЙЕ

Эдуард Митницкий — основатель театра и неизменный его лидер в течение всех этих лет — ведет отсчет времени нового Театра от судьбоносного разговора с тогдашним министром культуры УССР С. Безклубенко, который состоялся в фойе Театра русской драмы им. Леси Украинки. Этот разговор потом имел продолжение уже в государственном кабинете, а его результатом стало решение об основании нового театра в Киеве.

Уже в середине 80-х с уверенностью можно было говорить, что сам факт создания Театра драмы и комедии свидетельствовал об ощутимых демократических сдвигах в обществе и изменениях художественных и политических. Однако историческая эпоха — это лишь одна из многих составляющих из совокупности разнообразных объективных и субъективных факторов, которые в сумме, собственно, образовывают творческую биографию театра.

Театр драмы и комедии начинался в достаточно раскрепощенном формате полустудийного эксперимента. Ядро коллектива составили актеры драматической труппы «Укрконцерта», а остальных артистов на конкурсной основе подобрал главный режиссер Митницкий. Помещение и сцену «по-братски» делили с Городским кукольным театром (который находился в здании нынешней Киевской синагоги) — это была благородная акция поддержки начинающего, которую инициировал бывший директор «кукольников» Олеся Капрелова. Расчет простой — спектакли для детей будут играть днем, а вечером сцена уже будет в распоряжении Театра драмы и комедии.

На этот же период приходятся многочисленные гастрольные поездки, а также выступления на различных театральных сценах города (потому что отсутствие собственного стационарного помещения вынуждала коллектив к постоянному движению и творческой мобильности). Репетиции проходили более чем в 25 помещениях, среди них были не отапливаемые складские подвалы, комнаты рядом с ЛТП, квартиры и даже... подоконники! Именно в таких «экстремальных» условиях родилось большинство из 57 спектаклей репертуара.

Странствующая жизнь не только сплотила участников общего театрального дела, но, как свидетельствовал главный режиссер, даже положительно повлияла на технику актерского исполнения, на способность сосредоточиваться на работе, несмотря на все обстоятельства. А сложные условия труда оставили на память ценный опыт — умение приспосабливаться к различным сценам с сохранением всех необходимых художественных средств выразительности спектакля на надлежащем уровне.

Следовательно, 7 сентября 1978 года состоялся первый сбор труппы Театра драмы и комедии. Нельзя не вспомнить во всяком случае несколько фамилий тех, кто стоял у истоков нового театра. Это П. Морозенко, Б. Романов, Л. Лымар, М. Бабенко, С. Пазенко, М. Бондарева, В. Ильенко, А. Васильев, О. Месеча, Т. Камбурова, Г. Корнеева, Б. Литвин, М. Лич, Т. Пивоварова... С первых дней в театре работает заведующий музыкальной частью ?О. Курий.

ДИАЛОГ С ЭПОХОЙ

21 апреля 1979 года сыграли первую премьеру по пьесе молодого одесского драматурга Родиона Феденева — «Высшая точка — любовь». Интересно, предчувствовали ли тогда актеры вместе с режиссером Э. Митницким, что этот спектакль станет первым в ряду около сто сорока спектаклей будущего? Судя по азарту и искренней заинтересованности общим делом — предчувствовали или, во всяком случае, верили в это.

Такие несколько пафосные интонации — не преувеличение. Собственно, их можно было расслышать и в страстных спектаклях театра, как, наконец, и в многоголосии новой эпохи «перестройки», которая после принципиальных отрицаний существующих норм начала требовать утверждения других.

Почти все рецензенты отмечали доминирование в творческом стиле Театра драмы и комедии нескрываемой публицистичности как стремления к открытому диалогу с эпохой. Поиск лица нового героя среди представителей рабочей интеллигенции, которого популяризировала тогдашняя драматургия, и желание дойти до сути социальных процессов (как изменений, так и их отсутствия) через анализ и диагностирование духовного состояния людей — эти две взаимосвязанных линии можно назвать «программными» для идейно-тематического направления творческих усилий коллектива.

Если рассматривать путь к воплощению этой цели сквозь призму выбора драматических произведений, то вполне закономерно, что в начале превалировали пьесы популярных в свое время драматургов Я. Стельмаха, Л. Хоролец, А. Салинского, Р. Феденева, О. Иоселиани, М. Рощина, О. Гельмана, Л. Жуховицкого, О. Штейна —авторов с критически-требовательным отношением к действительности. Со временем — постепенно, но уверенно — на афише начали появляться раритетные для украинской сцены имена: Ю. О’Нил («Любовь под вязами»), Ф. Достоевский («Настасья Филипповна»), В. Шекспир («Гамлет»), А. Чехов («Чайка»), Э. Олби («Все в саду»), М. Булгаков («Собачье сердце»), Д. Голдмен («Лев зимой»), У. Гибсон («Двое на качелях»)...

Так размерено, двигаясь вперед, театр подошел к новой эпохе — независимой Украины. Буквально за год до распада Советского Союза Театр драмы и комедии получил постоянную «киевскую прописку» в здании бывшего кинотеатра «Космос», а заодно и дополнение к названию — «на Левом берегу Днепра».

Новые исторические обстоятельства, конечно, не могли не повлиять и на стратегию развития, и на мировоззрение театра. С одной стороны, выбор драматургии для воплощения отныне начал ограничиваться лишь собственными творческими интересами, но с другой стороны — жизнь репертуарного театра в условиях рынка требовала еще и повышенного внимания к интересам массового зрителя. Опять же, выбор эстетических программ, режиссеров, а следовательно и пути дальнейшего развития театра стал абсолютно свободным от каких-либо идеологических установок, и, в то же время, следовало позаботиться о поиске индивидуального стиля и формулирования убедительной творческой программы.

И именно в это время волей таинственного театрального провидения или, возможно, в силу вполне объективных исторических закономерностей, в режиссуру приходит молодое поколение — среди них и ученики Эдуарда Митницкого: Алексей Лисовец, Дмитрий Богомазов, Дмитрий Лазорко, Юрий Одинокий, Андрей Критенко... Такой своевременный приход в театр этих режиссеров дал мощный толчок для дальнейшего развития. Справедливости ради следует заметить, что и нынешняя жизнь Театра драмы и комедии, которую можно назвать стабильной, т.е. такой, которая априори исключает радикальные изменения или рискованные акции, является не чем иным, как инерционным движением, силу и направление которого в известной степени обусловило именно это поколение молодых режиссеров.

Однако установление высокой планки профессионального уровня, как определенного ориентира для многочисленных режиссерских поисков, как и формулирование «идеи» Театра драмы и комедии, бесспорно, принадлежит художественному руководителю — Эдуарду Митницкому. Поэтому суть и цель существования этого театра, как ощущает и формулирует их Митницкий, — в художественном сопротивлении нашествию низкокачественных, безыдейных, бездуховных и непрофессиональных образцов современного, условно говоря, «искусства». Однако это своеобразное «сопротивление» происходит не через агрессивное сплошное отрицание всех и вся, или бесконечное декларирование «как это должно быть». А лишь через утверждение и отстаивание своих позиций: выпуск новых спектаклей, самоуважение и попытку не потерять ни профессионального достоинства, ни репутации у публики.

Таковы, на первый взгляд, простые принципы существования театра дают убедительные результаты. Если придирчиво перечислить награды, знаки отличия, дипломы театра, а также географию его гастрольных поездок, то текст пришлось бы на этом и закончить за отсутствием места. Скажу лишь, что за последние несколько лет театр успел побывать со своими спектаклями в Одессе, Львове и Харькове, в турецком Трабзоне, российском Санкт-Петербурге, белорусском Могилеве. А за время существования театральной премии «Киевская пектораль» Театр драмы и комедии успел получить 26 наград в различных номинациях! Оглядываясь назад, понимаешь, что есть чем гордиться, но бывшие «трофеи» неумолимо превращаются в сладкие воспоминания, а жизнь продолжается...

Сегодняшняя афиша Театра драмы и комедии свидетельствует в первую очередь о желании сбалансированного репертуара. Конечно, как и по всей Украине, превалирование классических произведений, в нашем случае В. Шекспира, А. Чехова, Л. Толстого, Э. Ростана, А. Островского, над современными заметно невооруженным глазом. Но это явление — тенденциозное для всего украинского театра и свидетельствует, в первую очередь, об отсутствии адекватной, т.е. созвучной театральному процессу современной украинской драматургии.

Тем не менее, на афише театра иногда появляются имена современных украинских драматургов — А. Ирванца, Р. Феденева, О. Марданя, российских — Н. Птушкиной, Е. Унгарда, М. Коляды, зарубежных — Й.-Бар-Йосефа, Х. Левина, А. Герни, П. Вогел. Произведения, которыми заинтересовался театр, не обозначены радикальными творческими формальными или эстетическими поисками, а продолжают традиции классической пьесы. Однако тематика и идейные максимы этих произведений, бесспорно, принадлежат сегодняшнему дню.

Кстати, пришлось как-то услышать упрек в адрес театра, что, мол, на заре создания он позиционировал себя как «театр актуальной пьесы». И каким образом, — спрашивали довольно саркастическим тоном, — сегодня театр собирается выполнять эту программу? Или уже, может, давно пора заявить о смене курса?

Правда, невыясненным остался вопрос, а кто вообще регламентирует срок действия определенных курсов и направлений в театральном мире? И нужно ли лишний раз останавливаться на том, что «все течет, все меняется», а следовательно и театр, как живой организм, вполне естественно выбирает другие приоритетные для себя задачи, однако, конечно, не перечеркивая свой предыдущий опыт, а трансформируя его в новом качестве. А если все же попробовать ответить на вопрос, то сегодня Театр драмы и комедии стремится быть скорее всего «театром актуальной темы». Однако не социальной, как это было когда-то, а морально-этической, философской. Т.е. говорить о том, чего сегодня недостает в современном обществе ХХІ века и чем опасен тотальный дефицит добра, справедливости, любви в нашем мире. Поэтому и спектакли по классическим произведениям на сцене Театра драмы и комедии также призваны максимально резонировать с современностью, в который раз ревизовать вечные этические и моральные проблемы, исследовать изменения в поведенческих моделях классических героев, учитывая принадлежность их новому историческому времени.

И есть еще одна черта, которая, безусловно, берет свое начало в бывшей ориентации творческой манеры театра на «публицистичность» спектаклей. Эту черту можно назвать своеобразным стилистическим признаком театра: в создании образного мира спектакля никогда не делается ударение на внешнюю эпатажность, ультрасовременность или пустую, как росток бамбука, «красивость» сценографии. Главный художник театра — О. Лунев, а также чаще всего приглашаемые для сотрудничества художники И. Несмиянов и О. Друганов, реализуют свои творческие идеи именно в рамках такого стиля а-ля «бедный театр».

Такая художественная стратегия, скажем, образного минимализма и эстетического аскетизма, по мнению Эдуарда Митницкого, должна мобилизовать в первую очередь внутренние, душевные резервы каждого отдельного исполнителя и именно эти эмоционально-мировоззренческие «ресурсы» должны стать основными средствами выразительности режиссера. Только при этих условиях, отмечает Митницкий, театр может авторитетно и профессионально рассказывать о «жизни человеческого духа» в конечном счете тем самым реализуя едва ли не основное свое назначение.

СТРЕМЛЕНИЕ К САМОУСОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ

Нельзя не сказать несколько слов и о труппе театра, которая находится в прекрасной творческой кондиции и действительно представляет монолитный коллектив. По-видимому, главная характеристика, которую можно применить ко всем без исключения актерам Театра драмы и комедии (она же и основное условие работы здесь) — это стремление к постоянному самоусовершенствованию. Эдуард Митницкий довольно придирчиво контролирует и вычисляет художественный уровень каждого будущего спектакля, приглашает к сотрудничеству опытных, высокопрофессиональных режиссеров. Собственно, предпосылки для индивидуального актерского роста — еще один пункт в театральной стратегии Митницкого. Но, конечно, нужно еще и обратное желание, а главное — изнурительная, непрерывная работа.

Тех, кто поверил в эффективность именно такого карьерного и творческого роста — подавляющее большинство. Их имена известны театральной общественности, а также телезрителям и киноманам. Это Ада Роговцева и Владимир Горянский, Неонила Билецкая и Виталий Линецкий, Леся Самаева, Ирина Мельник, Андрей Саминин и Олеся Жураковская, Николай Боклан и Константин Костишин, Петр Миронов и Наталья Цыганенко, Лев Сомов и Ирина Мак, Светлана Орличенко и Оксана Архангельская, Татьяна Круликовская и Анатолий Ященко, Александр Ганноченко и Светлана Золотько, Олег Месеча и Тамара Кибальникова, Станислав Пазенко и Маргарита Бондарева, Владимир Мовчан, Сергей Солодов, Владимир Ильенко, Нина Лич и Галина Корнеева, Дмитрий Лукъянов, Владимир Цивинский, Алла Масленникова и многие другие.

Однако уже достаточно уверенно и целеустремленно шагает поколение молодежи, которое буквально за несколько театральных сезонов заявило о себе яркими и без преувеличения интересными работами. Наиболее заметное, по-видимому, восходящее движение в работе Натальи Озырской, Дмитрия Суржикова и Александра Кобзаря. Однако дифференциация довольно условная, ведь заслуживают пристального внимания и Михаил Кукуюк, и Виталий Салий, и Анастасия Баша, и Ольга Лукъяненко, и Алексей Тритенко. Думаю, не ошибусь, когда аттестую их как будущих звезд театральной сцены.

Хотя слово «звезда» не по нраву художественному руководителю. Собственно, и не само слово, а то значение, которое в него сегодня вкладывают. Эдуард Митницький часто называет труппу Театра драмы и комедии «коллекционной», имея в виду, что случайные люди попадают редко и чаще всего очень скоро уходят. А остаются те, кто нездоровые амбиции и профессиональный эгоизм умеют укрощать ради общего дела.

Мне кажется, сегодня Киевский академический театр драмы и комедии имеет достаточный опыт, достаточно высокий творческий уровень и мощный творческий потенциал, чтобы предпринять следующий шаг в своем поступательном восходящем движении. Что конкретно станет катализатором будущих изменений — увидим. То ли будет появление на творческом горизонте интересной украинской драматургии, то ли дождемся плеяды молодых режиссеров (тем более, что А. Билоус уже активно сотрудничает с театром, поставили свои первые спектакли нынешние выпускники из курса Э. Митницкого — К. Холоднякова, Т. Трунова, И. Матиев), или наконец создание демократического общества сдвинет с мертвой точки и определенным образом изменит отношения театра с властью, социумом, временем.

Во всяком случае ныне Театр драмы и комедии вполне открыт к плодотворному творческому диалогу и активным действиям. Как это было 30 лет назад, как это, надеемся, будет и в дальнейшем.

Ирина ЧУЖИНОВА, специально для «Дня». Фото Евгения ЧЕКАЛИНА
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments