Царство свободы приобретается также сильным принуждением самого себя.
Михаил Грушевский, украинский историк, общественный и политический деятель

Ахтем СЕЙТАБЛАЕВ: «Сейчас на востоке решается судьба нашей страны»

Гость Летней школы журналистики «Дня», известный режиссер, актер и телеведущий — о кино и жизни
29 июля, 2016 - 13:12
ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА / «День»

На встречу Ахтем приехал со съемочной площадки фильма «Ее сердце». Новая работа кинорежиссера будет посвящена Саиде Арифовой — эта смелая крымскотатарская девушка спасла жизнь 90 еврейским детям дважды: сначала от фашистов, а затем от НКВДшников во время депортации 1944-го! Поэтому разговор начался с больной темы аннексированного россиянами Крыма, где остались родственники и двое взрослых детей Ахтема Шевкетовича. Актер не скрывает свою гражданскую позицию, активно поддерживает бойцов АТО (он одним из первых вместе с Адой Роговцевой и Катей Степанковой ездил на передовую, поддерживая воинов и мирных жителей, видевших смерть; занимается волонтерством; был ведущим телепередачи «Храбрые сердца»; а следующим кинопроектом художника станет фильм «Киборги» о героях Донецкого аэропорта). Это был откровенный разговор о наболевшем — о кино и жизни.

О КРЫМЕ

Марина БАРБА:

— На ваш взгляд, что нужно делать с пророссийским большинством Крымского полуострова, чтобы Крым скорее вернулся в Украину?

А.С.: — Я думаю, причиной происходящего сегодня в Украине, в частности в Крыму и на востоке, является абсолютное отсутствие культурной стратегии нашего государства. Языковой вопрос болезненный, однако его нужно решать, но не теми методами, как это предлагает «Свобода».

Очень жаль, что на протяжении всех лет Независимости наши власть предержащие разделяли общество по национальности, этническим признакам, языку. А крымские татары были вообще париями. Еще три-четыре года назад восемь из десяти человек, которых бы спросили, кто такие крымские татары, ответили бы приблизительно такое: «Живут в маленьких домиках, постоянно чем-то недовольны и хотят отпилить Крым и пойти в Турцию»... Сегодня аннексированный «зелеными человечками» Кремля Крым — незажившая рана. Напомню, из 28-ми политзаключенных в Российской Федерации 18 являются крымскими татарами! Кстати, первый погибший за независимость Крымского полуострова после его аннексии — тоже крымский татарин Решат Аметов... А 26 февраля 2014 г. на площадь перед Верховной Радой вышли 15 тысяч крымских татар с украинскими и крымскотатарскими флагами. Нельзя забывать и о нескольких фактах самосожжения крымских татар за то, что им не давали землю на своей Родине... Нужно было пройти этот путь, чтобы, наконец, понять, что крымские татары не враги, а граждане одной страны, и мы хотим жить здесь — в Украине.

Раньше у нас почему-то говорили, что на востоке жило, простите, быдло, на западе — какие-то западенцы и бандеровцы, которые себе на уме, на севере — пророссийские жители, а на юге — крымские татары, которые хотят «разорвать» страну. Я считаю, что, пользуясь римским постулатом «разделяй и властвуй», нас специально разделяли, потому что в мутной воде намного легче ловить свою «рыбку» и делать свой гешефт.

Если общество будет образованным, у человека будет, что есть и пить, во что одеть своего ребенка, у него будет медицинская страховка — то он начнет задумываться о других вещах. Он же начнет читать Лесю Украинку, Лину Костенко, изучать Конституцию, знать свои права и обязанности. И тогда ему не понравится, что на улице лежит окурок. Или поймет, что депутат Верховной Рады не выполняет своих обязательств. Почему до сих пор не приняли Закон о снятии неприкосновенности парламентариев? Потому что половину из них можно посадить. Они идут во власть не ради нас с вами, а делать свои «дела». Не нужно забывать, что многие госчиновники были креатурами соседнего государства. Начиная с министра обороны, главы СБУ и так далее. Это же вообще нонсенс!

Я довольно радикальный человек, у меня жесткие взгляды на сепаратистов — как крымских, так и восточных. Считаю, что кино, литература, театр, искусство, расследования в СМИ могут намного больше сказать, плотнее построить мостики и «сшить» единую страну. Меня после «Хайтармы» часто спрашивали: «Люди перевоспитались после этого фильма, они поняли, что крымские татары — самые святые люди на земле?». Нет! Невозможно при помощи одного фильма изменить все мировоззрение. Но искренне верю, что человек в какой-то сложной ситуации вдруг вспомнит эпизод из фильма, книги, газеты или фотографию и это поможет ему удержаться от того, чтобы палкой ударить другого человека лишь потому, что тот вышел на площадь и спел гимн своего государства. Абсолютно уверен, что патриотами нужно воспитывать с раннего детства. Потому что и мультфильмы, и детская литература, окружение — все вместе формирует сознание человека.

Я сторонник того, чтобы на 20 лет Верховная юрисдикция всех судов Украины была, например, в Лондонском суде, пока не придут такие, как вы, молодые люди к власти. Я абсолютно убежден, что страной должны руководить люди 30-35 лет с блестящим образованием. Потому что каждая гривня, вложенная в культуру и образование, вернется во стократ в общество.

Уверен, что нужно в первую очередь принять Закон о поддержке кинематографа, и это может стать мощным инструментарием для того, чтобы ненавязчиво, не проливая крови, продуцировать украинскими лентами смыслы нашей страна, которая обновляется и взяла курс на Европу.

О ПРАВЕ ВЫБОРА

Оксана ВОЙТКО:

— В одном из интервью вы рассказывали, что не можете поехать в Крым, хотя там остались двое ваших детей. Какие сейчас настроения в Крыму?

А.С.: — Практически весь мой род, а это более 1000 человек, остался в Крыму. После аннексии я не был в Симферополе. Настроения там разные... Слышу много аргументов от друзей и оппонентов, когда Крым вернется в Украину. Да, там довольно сильное пророссийское лобби. Не нужно забывать, что Крым давно был «заповедником» коммунистов, а еще это один из самых «старых» регионов Украины по количеству пенсионеров. И это был дотационный край. Хотя там можно зарабатывать деньги не только как здравница и туристическая отрасль, но и на кинематографе. Это огромная инфраструктура, это привлечение тех же туристов на места съемок, это свободная экономическая зона, но не та, которая сейчас существует.

Во-первых, запретил бы на законодательном уровне в Крыму участвовать в голосовании людям старше 60 лет. Они свое слово сказали на так называемом референдуме. Хотя и у украинцев, и у крымских татар есть огромная традиция почитания старших. Но уверен, что эти старики, впав в маразм, не понимают, что их молодость нельзя вернуть, а они цепляются за «призрак коммунизма», который ведет всех в ловушку. Своим выбором пенсионеры лишили будущего своих внуков! Крымские дипломы не признаны. Детям нужно спросить: «Бабушка, тебе приятно, что через несколько лет твой внук захочет уехать за границу, но не сможет?». Они же кричали: «Россия, приди! Путин, приди!» — но все сейчас ищут щелочки, чтобы учить своих детей в Европе. Вот и получается, что человек, уже проживший жизнь, лишает выбора своих детей. По какому праву?

Во-вторых, обязательным нужно сделать знание украинского языка. Ты можешь быть гражданином Украины, но если ты не знаешь украинского языка и истории этой страны — значит, ты не имеешь права голосовать! Иди и живи там, где тебе нравится. Хоть я и русскоязычный (сейчас активно учу украинский), но уверен, что если человек хочет жить здесь, то должен знать государственный язык. Это мое убеждение. Не нравится? Чемодан — вокзал — Россия!

Я не был в Крыму уже два года. Понимаю, что как только появлюсь, меня задержит ФСБ. Родные, слава богу, приезжают. Я не скрываю свою гражданскую позицию. И передача «Храбрые сердца», и фильм «Хайтарма», запрещенный в РФ, и, собственно, моя несдержанность относительно В.Путина — все влияет... Понимаете, Крым же очень маленький, и если даже лично ты с кем-то не знаком, то все равно всех персонажей, являющихся так называемой властью в Крыму, я знаю. И персонажа по прозвищу «Гоблин» (Сергей Аксенов), который много лет собирал дань с платных уборных, возглавлял партию «Русское единство», а в 2013 г. в самом пророссийском городе Крыма — Севастополе получил всего 1%. Я уже молчу о коллаборационистах из числа крымских татар: на самом деле их не так много. И в принципе это та прослойка выродков, которая находит себе место при любой власти. И если вы проанализируете состав нынешней власти в Крыму — это те, которые назывались «Партией регионов», но сегодня они — «Единая Россия» — об этом говорят сами крымчане.

Я переживаю за своих родных, особенно за детей. В то же время я очень ими горжусь.

О ГЕРОЯХ

Марина СНИЖИНСКАЯ:

— Почему программа «Храбрые сердца» не имела большого рейтинга? Может, потому что люди хотят абстрагироваться от событий на востоке, поскольку очень много с экрана льется негатива? Какие нужны телепередачи?

А.С.: — Сегодня нужно придумывать новые передачи, которые будут помогать бывшим воинам АТО найти свое место в мирной жизни. Для меня телепередача «Храбрые сердца» — целый этап жизни. Я познакомился с огромным количеством людей, являющихся настоящими героями. Это очень открытые и простые люди. Молодые бойцы четко понимают, за что воюют, зачем они пошли на фронт и в какую страну хотят вернуться. Я считаю, что без волонтеров Украины не было бы! С другой стороны, часть общества живет, как в параллельной реальности. Я абсолютно не воспринимаю позицию некоторых украинских артистов, которые говорят, что «культура вне политики». Это ложь и лукавство! Потому что если ты публичный человек и считаешь, что парни, которые погибают на востоке, не имеют к тебе никакого отношения, и готов ездить зарабатывать в страну агрессора, то это подлость. Почему Марлен Дитрих уехала из фашистской Германии и пела для союзников? Когда ты встречаешься с ребятами с фронта, то чувствуешь гордость, что есть такие патриотичные люди, которые, не жалея себя, отдают жизни Украине. Хотя слышал от них негатив в адрес глупого командования, предательских действий, о проблемах со снабжением военных. Но несмотря на все проблемы, они защищают родную землю. А передачи должны быть разные, но нужно, чтобы они несли надежду, чтобы знакомили с лучшими людьми нашей Родины.

О КИНЕМАТОГРАФЕ

Елена КУРЕНКОВА:

— Как оцениваете современное состояние украинского кинематографа? Какие основные тематические векторы считаете ключевыми?

А.С.:— Нужно ставить себе более высокие задачи. Ну, скажем, покорить Голливуд и получить «Оскар». Все свои фильмы я снимал на частные средства. Сейчас помогает Госкино. Недавно закончил натурные съемки ленты «Ее сердце» — это рабочее название. Скорее всего, название будет «Саиде». По имени главной героини. Наблюдая за тем, что делают коллеги, за деятельностью членов экспертной комиссии, понимаю, что тематика фильмов последних двух лет нередко связана с войной, поиском украинского героя.

Наша страна меняется, происходит переосмысление многих вещей. Сегодня украинское кино переживает своего рода Ренессанс. А вот если говорить о телепродукте, то часто есть повторы и перифразы. Но это пройдет, нужно придумывать что-то свое, оригинальное. Сегодня есть огромное количество историй и военных, и невоенных. И мелодрамных, лирических. Я собираюсь тоже о войне снять, о киборгах. Мы получили среди игрового кино наивысший балл (сценарий написала Н. Ворожбит). Прообразами главных героев станут те люди, которых знаю лично. С одним мы вместе учились. Его позывной — «Богема». Он — спикер «Правого сектора». А еще Евгений Дуков, позывной «Маршал», военный из 93-й аэромобильной бригады, который под завалами Донецкого аэропорта девушкам рассылал SMS: «Все хорошо!», а сам лежал с двумя переломанными ногами и перебитыми ребрами. Сейчас он командир патрульной полиции Украины. Нам есть чем гордиться. У каждого, кто поехал на фронт, есть свои причины. Одному бойцу жена звонит, а он ей: «Любимая, у нас здесь все спокойно». А сам в это время в аэропорту стоит. Не хочет, чтобы жена узнала, что он воюет. И смех, и грех...

КИНОСАГА О САИДЕ

Кристина ПЕТРЕНКО:

— Расскажите, как появилась идея создания фильма «Ее сердце» о Саиде Арифовой? Кто исполняет главную роль? Когда ленту увидят зрители?

А.С.: — Историю о Саиде Арифовой я узнал от продюсера фильма. Эта крымскотатарская девушка во время Второй мировой войны в Бахчисарае спасла около 90 детей, большинство из которых были евреями. История уникальна тем, что Саиде спасла детей сначала от нацистов, выдав их за крымских татар, придумав им имена и бекграунды. Девушка прошла через допрос гестапо, но не сломалась. А 18 мая 1944 г., когда депортировали крымских татар, Саиде показала спрятанные ею метрики НКВДистам, что дети не крымские татары, а евреи, и этим спасла их во второй раз. Напомню, половина крымскотатарского народа погибла во время выселения — 49% за две недели, причем это были старые женщины и дети. Хотя даже по советской статистике почти все мужское население крымских татар воевало во Второй мировой войне в составе Красной армии. Да, были коллаборационисты, но очень небольшое количество.

Героев я выбирал среди крымских татар. Сначала хотел, чтобы роль Саиде сыграла моя дочь. Она замечательная актриса с большим опытом, но не подошла. Поэтому главную героиню играет украинская актриса Лилия Яценко. Когда я уже утвердил ее, то узнал, что у нее в семье есть крымские татары...

У нас на съемочной площадке работает интернациональная команда: есть актеры из Израиля, Грузии, Украины, Австрии, Германии. И когда они все говорят, начинается Вавилон: друг другу что-то доказывают на разных языках, а я себя поймал на мысли, что всех понимаю!

Надеюсь, что до конца года будет закончен «постпродакшн» фильма. Нам еще нужно поработать в Иерусалиме. Кое-что уже записывали в Грузии, потому что в Крыму такую ленту сейчас снять невозможно. У нас принимали участие в массовке и грузинские дети, а одну из главных ролей сыграл замечательный актер Ираклий Апакидзе.

ВЫСТУПЛЕНИЯ В ЗОНЕ АТО

Мария МАТЯЖ:

— Вы вместе с Адой Роговцевой и Екатериной Степанковой одними из первых из представителей искусства выступали в зоне АТО? Какие впечатления от тех встреч?

А.С.:— В Славянск мы ездили с концертной программой, которую Ада Николаевна Роговцева назвала «С теми, кого люблю». Это были фрагменты из спектаклей, украинская поэзия (Леся Украинка, Лина Костенко и другие), отрывки из фильмов и неформальное общение со зрителями. Везде были полные залы. Наши концерты в каждом городе завершались трехчасовыми беседами. Такое ощущение, что людям необходимо поговорить, особенно с Роговцевой. Потому что она — мама. Ада — это небо! Она хрупка на вид, а по духу — большая женщина, как небо! Хотя иногда может быть очень жесткой. Чувствуешь, будто впереди нее идет ледокол. Для людей на востоке очень важно, чтобы их услышали, они рассказывают о наболевшем. Ада Николаевна — авторитет, ее любят все зрители, ей верят...

У молодых бойцов глаза совсем другие. Столько жизнерадостности и жизнелюбия я мало где встречал! Они четко знают, где жизнь, а где смерть... В столовой «Правого сектора» я познакомился с человеком, у которого два высших образования, знает три иностранных языка. Зачем он пошел воевать? Сначала я подумал, что парень не нашел себя в жизни, а оказалось, что все у него было классно, а бойцом стал, потому что патриот. Сейчас на востоке решается судьба нашей страны, и благодаря бойцам АТО остановлена чума под названием «русский мир». Именно там ты понимаешь, что благодаря этим героям Украина победит!

Напомним, в этом году Летняя школа журналистики газеты «День» проходит при поддержке Центра информации и документации НАТО в Украине.

Марина СНИЖИНСКАЯ, Кристина ПЕТРЕНКО, Летняя школа журналистики «Дня»-2016
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ