Надо любой ценой обходить ... широкие, распахнутые двери, а искать истинно большие ворота, над которыми веют неподдельные, неперелицьование флаги нашего духа
Елена Телига, украинская поэтесса, публицист, литературный критик, деятель ОУН

Дальше – только вверх!

Чем в предъюбилейный сезон удивляет зрителей Хмельницкий музыкально-драматический театр им. М. Старицкого
22 апреля, 2015 - 11:55
Хмельницкий музыкально-драматический театр им. М. Старицкого
РЕЖИССЕР АНАТОЛИЙ ПУНДИК ОСТАВИЛ ФОРМУ «РЕСПУБЛИКИ НА КОЛЕСАХ», ПРЕДЛОЖЕННУЮ ДРАМАТУРГОМ, И НАПОЛНИЛ ЕЕ СВОИМИ АНАЛОГИЯМИ С НАСТОЯЩИМ. И ЕСЛИ У МАМОНТОВА ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ — 1919 ГОД (А ПО СУТИ — СТАНЦИЯ И СЕЛО БУЗАНОВКА), ТО ЗДЕСЬ — 2015-й / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ТЕАТРОМ

В конце 1990-х в репертуаре хмельнитчан появилась «Брехня» В. Винниченко, а на премьерах были аншлаги. В середине 2000-х репертуар запестрел водевилями, а в холодном зале зрители свободно перекликались и громко делились впечатлениями. В 2010-м театр пришел Петр Данчук, который много лет назад уже возглавлял его, поэтому, казалось бы, дела должны были наладиться. Время пребывания Данчука на должности генерального директора останется в истории театра, с одной стороны, открытием малой сцены, существенным увеличением количества постановок, среди которых были и «Ревизор» молодого талантливого режиссера Ореста Пастуха, и новейшее переосмысление «Цыганки Азы» режиссером Мирославом Гринишиным, которое раздражало часть хмельницкой интеллигенции; были и откровенно «провальные» спектакли... С другой стороны, вплоть до ухода Петра Ивановича в лучшие миры прошлым летом театр лихорадило от бесконечного конфликта директора с половиной труппы, которая даже заявляла о голодовке и самосожжении. Часть ведущих и молодых актеров были уволены, другие ушли по собственному желанию, местные властные инстанции завалили письмами с просьбами, а конец ситуации, как и многому в нашем государстве, положила Революция Достоинства...

Новый — предъюбилейный (в следующем году исполняется 85) — сезон театр открыл под художественным руководством Анатолия Пундика, режиссера «старой» школы, воспитанного в Харькове на курбасовских традициях. Названия двух первых премьер «обновленного» театра (стоит отметить, что Анатолий Петрович вернул в труппу тех ведущих актеров, которые раньше вынуждены были уйти) приятно удивили: «Республика на колесах» Якова Мамонтова (в постановке самого художественного руководителя) и «Метод Гренхольма, или Срочно требуется» по Жорди Гальсерану (режиссер — Дмитрий Гусаков, актер, режиссер, руководитель хмельницкого любительского театра «Дзеркало»).

«...КУДА НАС ЗАВЕДЕТ ЭТОТ ДЛИННЫЙ ПУТЬ?»

Анатолий Пундик оставил форму «Республики на колесах», предложенную драматургом, и наполнил ее своими аналогиями с настоящим. И если у Мамонтова время действия — 1919 г., место — Украина (а по сути — станция и село Бузановка), то здесь — 2015-й, Украина. Причем прямых намеков нет, текст не изменен, та же банда, которая, как и многие другие, кочевала по разбитым дорогам смутных времен гражданской войны, есть и здесь (правда, дополненная гражданами других национальностей). И большевики, которые осели в соседнем селе Тарановка, здесь тоже действуют. Даже портрет Ленина есть. А рассказ молодого предприимчивого большевика Сашки Завирюхи (артист Роман Падура) о вожде мирового пролетариата как «добряке» приобретает гротескную форму: на экран транслируются документальные кадры выступления «вождя», а Завирюха пытается полностью его копировать, что создает комический эффект.

В спектакле несколько смещены акценты, изменены полюса. Главный герой — «президент» народной республики (прапорщик бывшей царской армии) Андрей Дудка — психически неуравновешенный аферист и бандит. Однако в толковании артиста Николая Валивца он — личность. Кажется, что Дудка на самом деле хочет создать республику «в отдельно взятом селе», но разве с таким темным народом можно чего-то достичь? Когда «президент» раздает приказы новоиспеченным помощникам — министру революционных дел Саньке Хапчуку (артист Степан Бортничук), бывшему волостному писарю, теперь — министру продовольственных дел Иосифу Печеному (Анатолий Остапенко), министру финансовых дел Соломону Мерчику (Александр Царук) — по размаху невозможных требований он даже напоминает Сталина. При такой трактовке пустые лозунги, которые, не приходя в себя, выкрикивает Дудка («Мы — революционный авангард! За нами — тысячи и миллионы! Наша борьба — в историческом масштабе. На наших знаменах — смерть или победа!») здесь приобретают порой слишком серьезное значение.

И поповна Фенька здесь совсем никакая не поповна, которая нахваталась где-то революционной романтики, а сама — кровь с молоком — просто некуда деть мощную женскую энергию. Фенька в исполнении Снежаны Туткевич-Самойловой — обнаженный нерв: высокая, худая молодая женщина, фанатично преданная идеалам революции, воплощением которой для нее является Дудка. Поэтому его предательство она воспринимает как предательство революции. Сюжетные коллизии разбавляют этот «концентрат»: ухаживания Дудки за утонченной грациозной «народной учительницей» Люси Пузанок (Галина Иванова), комичные перипетии при участии яркой и харизматичной Явдохи (Тамара Герасименко) и т. п. «Дипломатическая встреча соседних государств», то есть визит «министров» народной республики Бузановка к большевикам с предложением, чтобы последние создали в Тарановке свою республику, наталкивают на аналогию с «ДНР»—«ЛНР» (хотя режиссер не имел такой цели). Но для тех, кто до сих пор думает, что действия происходят в 1919 году, есть финал: друг за другом, под песню Славы Вакарчука «Ночі і дні» актеры идут в противоположном движению поворотного круга направлении: «...Куда нас заведет этот длинный путь»? До этого же ветер, который завывает на протяжении почти всего сценического действа, медленное движение туч на голубом небе, изображение которых транслируется на экран в глубине сцены, наталкивают на невеселые размышления о суетности бытия в целом и бесперспективности любых массовых движений в частности. И дети, которые выходят в эпилоге и тянут руки к планете Земля, изображение которой сменяет движение туч, отнюдь не спасают ситуацию.

ОФИС КАК МИКРОМИР ОБЩЕСТВА

Совсем другим — по стилистике, жанру, режиссерскому мышлению, в конечном итоге, по количеству актеров на сцене (в «Республике» — весь творческий состав театра, здесь — 4 действующих лица) является спектакль «Метод Гренхольма, или Срочно требуется». Модель офиса, в котором, кажется, добровольно идут на любые жертвы ради взлелеянной в мечтах должности — микромир всего общества. В роли психологов корпорации, которые устраивают жесткий и жестокий кастинг на должность не просто работника «без страха и упрека», а рабочей единицы, лишенной любых чувств и способной абсолютно на все, актеры все равно умудряются вложить человечность, не предусмотренную автором.

И здесь выходит парадокс. Киевские зрители имеют возможность посмотреть «Метод Гронхольма» в Молодом театре, это одна из его последних премьер. После спектакля я стала случайным свидетелем диалога зрительниц, которые живо обменивались впечатлениями. «Вот теперь я точно никогда не пойду к психологу», — с железной уверенностью сказала одна. «Да сволочи они все, сволочи!», — с такой же уверенностью ответила ей вторая. Оставим за скобками закрытый много лет назад властью проект, в частности, реабилитации во время военных действий, над которым работала группа психологов; волонтерство психологов на Майдане и в зоне АТО, во время которого часть из них просто «выгорела», потому что желание помочь перевесило имеющийся психологический инструментарий, предоставление бесплатной психологической помощи переселенцам и т. п. Игра актеров Молодого театра более острая, более точная, мотивация их персонажей не вызывает никаких вопросов, однако отсутствие катарсиса в их спектакле может привести к вот таким опасным выводам. Тогда как спектакль хмельнитчан о современном мире, который живет по закону джунглей, оставляет крупицу надежды на то, что не все потеряно. Как и надежды на то, что наконец театральное дело в Хмельницком стало налаживаться.

Конечно, есть трудности. Болезненными остаются вопросы о переводе актеров на контрактную основу, воспитании молодого зрителя, для которого театр должен ассоциироваться прежде всего с конструктом «культура», а не с местом, куда его приводят учителя для наглядной демонстрации и закрепления школьной программы.

Очень хочется надеяться, что история всплесков и падений Хмельницкого областного академического музыкально-драматического театра им. М. Старицкого наконец найдет горизонтальную прямую, на которой выровняются финансовые проблемы, художественный уровень спектаклей, появится репертуарная политика с учетом национальных и европейских тенденций. Театр выйдет на качественно новый уровень, и дальше — только вверх.

Эльвира ЗАГУРСКАЯ, театровед, Хмельницкий — Киев
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments