Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

«...Это война со скрипками в руках»

Художественный руководитель и главный дирижер Национального симфонического оркестра Украины Владимир Сиренко — о жизни и творчестве, о «базисе» и «надстройке»
4 сентября, 2015 - 09:44
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

На сегодня Владимир Федорович является самым харизматичным, высокопрофессиональным и совершенно не звездным маэстро. За 16 лет, как Сиренко возглавил НСОУ, этот коллектив стал «визиткой» Украины. Репертуар — огромный и оригинальный. Многие композиторы считают за честь доверить дирижеру и его творческой команде первое исполнение своих произведений. На сверхъестественной энергии, эмоционально-романтической натуре и мощном профессионализме В.Сиренко держатся киевские фестивали классической и современной музыки, а без его участия трудно представить филармонический сезон. Маэстро не боится экспериментов, а каждый концерт НСОУ — праздник души для меломанов.

«ЧТО ПЕРВИЧНО, А ЧТО ВТОРИЧНО»

— Владимир Федорович, вы руководите главным Симфоническим оркестром Украины, одним из старейших европейских коллективов, который через три года отметит столетие и имеет высокий международный авторитет...

— Я не поклонник комплиментарных характеристик. В государстве с гораздо более низким уровнем жизни, по сравнения с ведущими мировыми державами, иметь высококлассный оркестр необычайно сложно. Поскольку наша страна до сих пор живет по старым марксистско-ленинским законам «о базисе и надстройке». Вот мы строим этот базис, строим... а того, что остается по пресловутому остаточному принципу на образование, культуру и здравоохранение. Катастрофически не хватает спедств. Да и базис почему-то не строится.

Мне скоро 55 лет, периодически думаю о своей жизни, работе, о том, как я и многие мои друзья с энтузиазмом восприняли развал СССР. Это совпало с первыми гастролями нашего оркестра в Европу (нас с восторгом принимали во Франции, Испании, Италии). Но, несмотря на мизерные зарплаты «лихих» 1990-х, мы питали радужные надежды на будущее. Мой приход (в 30 лет) на должность главного дирижера в Симфонического оркестра Национальной радиокомпании Украины и юность нашей страны — все это совпало!

Сейчас, особенно через призму войны на востоке, задумываюсь, чем занимаюсь во время таких страшных для Украины и для каждого из нас, событий. Помогает мобилизовать силы знаменитая фраза Уинстона Черчилля, сказанная, когда Великобритания сполна ощутила тяготы Второй мировой войны, премьер-министру подали на утверждение бюджетную программу, в которой не были предусмотрены расходы на культуру и искусство. И Черчилль спросил у министров: «А за что же, собственно, мы тогда воюем?» Мне кажется, у нас пока не понимают, что первично, а что вторично!

Симфонический оркестр каждую неделю готовит новую программу. В этом с одной стороны — сложность нашей работы, с другой — удовольствие, потому что все время играешь новую музыку, и работа не надоедает. Конечно, внешне один сезон похож на другой: мы играем симфоническую музыку, преимущественно в зале филармонии, иногда в Национальной опере, порой в Большом зале НМАУ. Иногда разбавляем свою академическую жизнь такими проектами, как выступления со Стингом, Scorpions, сейчас готовим с сестрами Тельнюк цикл песен на стихи Шевченко.

— Недавно у вас был опыт таких резонансных постановок, как оратория «Жанна Д’Арк на костре» А. Онеггера, балета «Великий Гетсби»на музыку К. Меладзе, 8-й симфонии В.Сильвестрова. Чем привлекли такие разные произведения?

— Музыка в жанре симфоджаза («Великий Гэтсби») — не наша специфика, было очень непросто. Но у нас нет репертуарных комиссий, которые указывали бы, что нам играть. Поэтому исполняем то, что интересно публике и оркестрантам. Почти каждый год это крупные полотна Баха — все «Страсти», Месса си минор, то, что «чистит» человека и физически, и духовно. Наши постоянные партнеры в вокально-инструментальной музыке — капелла «Думка». Это действительно хор мирового уровня! Если была бы финансовая возможность, мы бы с Евгением Савчуком готовили программы гораздо чаще. Все участники капеллы имеют высшее хоровое образование, прекрасно читают с листа, быстро учат, сольфеджируют любой сложности партитуры. В прошедшем сезоне мы подготовили с «Думкой» ораторию А. Онеггера «Жанна Д’Арк на костре», прозвучавшую в Национальной опере с большим успехом. Исполнили «Высокую Мессу» И.С. Баха и «Реквием» В.А. Моцарта. Состоялась мировая премьера 8-й симфонии В.Сильвестрова. После написания его предыдущей симфонии «прошел значительный промежуток времени», как называет его сам композитор, т.н. «багательный период», и все ждали 8-ю. Она оказалась полномасштабной, 40-минутной композицией, которую автор в шутку назвал «угрозой симфонизму»...Так и живем — от Баха и до наших дней. Разумное соединение прошедшего проверку временем репертуара, на который ходят люди во всех странах, во все времена, с тем, что редко звучит в Киеве и плюс сочинения украинских композиторов — основной принцип составления наших программ.

— Произведения конца ХІХ — начала ХХ веков требуют значительных подготовительных усилий, высокого профессионального уровня оркестра.

— И усилий публики. Мы сначала «Жанну Д’Арк» ставили в Филармонии, зал был неполный, хотя в Киеве никогда не звучало это сочинение. А второе исполнение, в Опере прошло при переполненном зале. Была у нас роскошная прокофьевская программа: редкая 6-я симфония и прекрасный виолончелист Евгений Румянцев играл концерт-симфонию для виолончели с оркестром. Но публика не «валила валом». Или мы открывали сезон «Жизнью героя» Р.     Штрауса. Я считаю, что нельзя только угождать вкусам публики, хотя есть риск не набирать полные залы. Стараемся разумно балансировать. Хотя чаще всего современная музыка звучит на фестивалях, типа «Варшавской осени», в которой мы тоже несколько раз участвовали. Мы уделяем большое внимание украинскому репертуару, а небольшие произведения всегда вставляем в свои филармонические программы. И постоянно участвуем в «КиевеМузикФесте» и «Премьерах сезона».

«СЕГОДНЯ МЫ ОТОРВАНЫ ОТ МИРОВЫХ ПРОЦЕССОВ»

— К нам в связи с войной почти не приезжают зарубежные гастролеры. Как вы выходите из ситуации?

— Мечтаю, чтобы искусство и политика не имели общих точек. У нас сложились хорошие личные отношения с некоторыми именитыми солистами, которые, по большому счету, играют с нами не за деньги, а чтобы помузицировать с нашим оркестром. Это пианисты Алексей Гринюк и Вадим Руденко, скрипачи Дмитрий Ткаченко и Валерий Соколов. С ними сотрудничаем не зависимо от того, что происходит «на улице». Но если говорить принципиально, то мы ныне находимся в «резервации». Обмен гастролерами во всем мире происходит по принципу «ты мне — я тебе». Отношения строятся на том, что филармония приглашает солиста, а в ответ приглашается ее артист. Мы практически никого из-за отсутствия финансирования не можем пригласить. Кроме наших постоянных партнеров Владимира Кожухаря и Федора Глущенко — действительно дирижеров мирового уровня, тоже с нами работающих не за деньги. И дай им Бог здоровья, с ними мы будем работать и дальше, они приносят большую пользу оркестру своим феноменальным профессиональным уровнем. Когда-то приезжали к нам Герман Абендрот, Курт Мазур, Вилли Ферреро, Карло Цекки. А теперь нет средств на именитых гостей, и если бы мы захотели пригласить Зубина Мету (гипотетически), и у него нашлось место в расписанном на пять лет вперед гастрольном плане, у нас бы ничего не получилось... Сегодня мы оторваны от мировых процессов. Понятно, есть интернет, канал «Mezzo», но нужен живой контакт с дирижерами и солистами. Мы хорошо знаем только тех, кто от нас «через дорогу» — поляков, и то за их деньги. У нас Итальянский институт культуры, Французский институт в Украине, Польский институт в Киеве, Гете-институт активно работают, а с нашей стороны такой продуктивной работы за рубежом практически не видно. А в отношении украинской музыки замечу: кто же ее будет исполнять, если не мы? Она просто исчезнет, как исчезает украинское кино, которое снимают по крохам. «Шедевров» на ровном месте не получится!

— Кто из дирижерской молодежи Украины вам импонирует как профессору консерватории и музыканту?

— Как говорил Стефан Турчак: «Я знав справжніх професорів у Петербурзі і Львові», так и я несколько скептически отношусь к своему званию профессора. Преподаю симфоническое дирижирование, поэтому молодежь перед моими глазами. Мне хотелось бы, чтобы у каждого была удачная творческая жизнь, хорошая карьера. Дирижер — «штучный товар». Лишь единицы выходят на настоящий, серьезный профессиональный уровень, плюс в жизни нужна удача. Не всегда талант и карьерный рост совпадают. Хотя порой получаются очень интересные результаты. Сейчас хорошая смена вырастает — Сергей Голубничий, работающий «на разрыв» в трех оркестрах — Оперетты, Оперной студии консерватории и Детского оперного театра. Боюсь, что он определится где-то подальше от Украины. Мой ученик Назар Якобенчук ныне очень прилично закончил сезон нашего оркестра четырьмя парковыми концертами. Работает тоже в Оперетте и Детском музыкальном театре. Большие надежды возлагаю на Юрия Литуна — прекрасного гобоиста и сложившегося музыканта. Надеюсь, что опыт общения с коллегами, как дирижера поможет ему в освоении и этой профессией. Достаточно-видные места постепенно занимают наши молодые дирижеры на Западе. Прежде всего Кирилл Карабиц, который отлично движется в своей карьере в Великобритании, а недавно стал главным дирижером и муздиректором Немецкого национального театра и Веймарской капеллы в Германии. Андрей Юркевич, главный дирижер Варшавской оперы, которого я отлично помню еще по Конкурсу им. С.Турчака, когда он «разложил по косточкам» «Карпатский концерт» М.Скорика. Оксана Лынив, работающая в Баварской опере и дирижирующая постановками Мюнхенского оперного фестиваля. Они учились и здесь, и на Западе — это большой плюс, который дал возможность реализовать себя за рубежом...

— Как решаете кадровые вопросы?

— Известная виолончелистка Анна Нужа поднимает правильные дискуссии о предстоящем вводе контрактной системы. Для НСО она не нова, хотя официально не принята. Мы не первый год решаем кадровые вопросы мягко, но решительно. Большинством голосов оркестр постановил, чтобы аттестация проходила раз в три года. Хотя по положению можно делать это раз в пять лет. Администрация вместе с коллегами, делегированными от коллектива, рассматривает судьбы конкретных людей: кто занимается на инструменте или не занимается, в какой он творческой форме. Это дает действенные результаты, приносит оркестру дивиденды, улучшает его уровень. Мы ведь понимаем, что введение жесткой контрактной системы — катастрофа для половины оркестра. Потому что выставь человека шестидесяти лет исполнить сольную программу — не всякий справится, это стресс, поскольку люди всю жизнь играли только в группе. Хочется, чтобы для музыкантов были приличные социальные гарантии. Я работаю по контракту с 2000 года, привык. Но для части рядовых музыкантов это болезненный процесс. На Западе есть разные формы подобного контроля — испытательные сроки, разовое участие в программах       — все это варьируется. А есть пожизненные контракты — но это единицы, и в разных странах решается по-разному. Понимаю, что без контрактной системы нет будущего, но хочется, чтобы переход на нее проходил с наименьшими потерями для людей.

«ЖДЕМ ЮБИЛЕЯ КОЛЛЕКТИВА И МИРНОЙ ЖИЗНИ В УКРАИНЕ»

— Приоткройте секрет о планах на следующий сезон и в перспективе к 100-летию оркестра?

— Ждем юбилея коллектива и мирной жизни в Украине, чтобы отметить его в покое и добрых реалиях. На три года вперед пока не заглядываем, но, наверное, сыграем хороший концерт, да выпросим пару званий для музыкантов у руководства . Возможно проведем гранд-концерт на сцене Национальной оперы. Напомню, к 90-летию в Опере с успехом исполнили Вторую симфонию Г. Малера. Чтоб не сглазить, делиться конкретикой не буду... Скажу лишь, что прошлой осенью мы гастролировали в Японии. Степень организованности гастролей, фантастические залы — выше всяких похвал. Надеюсь «японская тема» будет продолжаться и в этом сезоне. Оркестранты с нашим главным приглашенным дирижером, итальянцем маэстро Николо Джулиани поедут на Новый год в Китай. Следующий сезон выстроен на репертуаре достаточно известном и вечном. Будем играть 6-ю «Пасторальную» симфонию Бетховена, несколько поздних симфоний Моцарта, 2-ю симфонию Я.Сибелиуса. Сыграем 3-ю симфонию к 120-летию Бориса Лятошинского. Кстати, Министерство культуры профинансировало выход записей всех его симфоний в исполнении НСО. Открываем концертный сезон 6-й симфонией Густава Малера и мировой премьерой 3-го скрипичного концерта Евгения Станковича, в которой будет солировать Валерий Соколов. А завершим сезон тоже с капеллой «Думка» симфонией №3 «Я утверждаюсь» Е. Станковича. Плюс Алексей Гринюк сыграет 3-й концерт С.Прокофьева.

На «Киев Музик фесте» дадим возможность прозвучать украинским авторам: Александру Щетинскому, известному сочинению молодого Ивана Карабица на стихи Г.Сковороды «Сад божественных песней» с «Думкой», «Реквиему для Ларисы» Валентина Сильвестрова с ними же к годовщине расстрела на Майдане. (Сильвестров — пример высокой гражданской позиции). К слову, меня недавно очень порадовало интервью в «Дне» (№134) с известным российским пианистом Андреем Гавриловым. Я подписываюсь под его оценками нынешнего противостояния добра и зла, жизни и смерти, они сделаны с глубоким пониманием исторических корней, причин нынешних событий и ситуации...

— Вы продолжаете сотрудничество с «Киевскими солистами»?

— Да, на днях записали киномузыку. В конце сезона с ансамблем я аккомпанировал в концерте одаренных детей, учащихся Школы им. Лысенко. В составе ансамбля талантливые, молодые, амбициозные, в хорошем смысле, ребята. Моя работа с ними продолжается, смена главного дирижера не повлияла на творческий тонус, и я с большой симпатией отношусь к этому коллективу. Мы разошлись очень мягко, договорившись о расставании за полгода до появления Дмитрия Яблонского за их дирижерским пультом. Потом полгода Яблонский наезжал в Киев, я продолжал частично дирижировать. Встречаемся по-дружески, открыто смотрим в глаза. Ныне «Киевские солисты» находятся в прекрасной форме и я желаю коллективу успеха.

— Пожалуйста, расскажите о работе со знаменитой оперной певицей Людмилой Монастырской?

— Это настоящая украинская звезда мирового масштаба. И одновременно скромный обаятельный человек. У нас в конце минувшего сезона прошел совместный концерт, и я счастлив, что наше сотрудничество продолжится в мае следующего года. И Людмила споет вещи, которые никогда еще не пела, что будет интересно и ей, и публике. Я ведь начинал работать с Е.Мирошниченко, Г.Циполой, А.Соловьяненко — звездами мирового масштаба. Сегодня Монастырская из числа ярчайших примадонн. У нее потрясающее бельканто — ровный и прекрасный тембр на всем протяжении диапазона. Все, что она поет, наполнено глубоким смыслом.

— Как относитесь к молодой современной украинской музыке?

— Человек я заинтересованный: мой старший сын в этом году закончил композиторский факультет в классе Е.Ф. Станковича. До этого он много лет занимался композицией с Викторией Полевой. Я много дирижирую музыкой старшего поколения наших композиторов, «молодых пятидесятилетних». Поколение своих ровесников я знаю лучше: С. Пилютикова, А. Щетинского, В. Полевую, С. Лунева, И. Тараненко, Л. Юрину, С. Зажитько. Знаю ребят и помоложе: З. Алмаши, А. Шимко. В разное время дирижировал их работами. Знаю и новое поколение: это А. Мерхель, А. Шмурак, С. Вилка, А. Аркушина. Но композитор, как и дирижер — «поштучный товар». И выпуск курса из десяти композиторов    — и все они гении — так не бывает... Например, Сильвестрова заставили переписывать диплом, и у Станковича были большие проблемы с выпускным виолончельным концертом. Так что у многих молодых все еще впереди. Но, к счастью, сейчас нет идеологических «заборов», цензуры, и я был удивлен в этом году тем, что в выпуске моего сына не было ни одной авангардной партитуры. Хотя никаких запретов нет. Может быть, мир «объелся» авангарда. И старшее поколение — А. Пярт, Г. Канчели, В. Сильвестров, М. Скорик, Е. Станкович — все они «правеют» в творчестве. И что будет звучать через какое-то время — никто не знает.

— Как нынешняя военная ситуация влияет на вашу работу?

— У нас нет своего зала, мы не продаем билеты на свои проекты, приглашать на концерты участников АТО мы, к сожалению, не можем. Но я знаю, что на спектакли «Великий Гэтсби» наша скрипачка Настя Филиппочкина приводила ребят из госпиталя на места, которые выделяла продюсер балета Алена Матвиенко. И на концерты иногда приглашаем участников АТО. Мы, вроде, и не воюем с автоматами, но это война со скрипками в руках. Начиная с Майдана, с баррикады, располагавшейся возле Филармонии, наша молодежь оркестра и студенты НМАУ с касками на головах стояли в рядах защитников Независимости... И сейчас невозможно жить спокойной жизнью, когда идет война на востоке. Мы все находимся под психологическим прессингом, когда видишь новости по ТВ. К сожалению, мы все не в курсе того, что происходит за «кулисами» АТО, о чем договариваются властители мира... Меня удивляет безудержная прожорливость власть предержащих. И чем их ненасытность кончается? Жалко смотреть на беглого экс-президента Януковича и «папередников». К чему были их неуемные имущественные и денежные аппетиты? Бесславное окончание политической карьеры. Вот если бы этот пример служил уроком для кого-то... Но все это продолжается, с уже новыми действующими лицами...

Ольга КИЗЛОВА
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments