Родина - это не кто-то и где-то, Я - тоже родина.
Иван Светличный, украинский литературовед, языковед, литературный критик, поэт, переводчик, деятель украинского движения сопротивления 1960-1970-х годов, репрессирован

«Главное - быть внимательным и осторожным»

31 марта, 2018 - 17:07

В пятницу, 30 марта, в «Дне» вышло интервью с Гасом Ван Сентом - обладателем «Золотой пальмовой ветви» Канн, культовым американским режиссером, равным образом успешно проявившем себя и в независимом, и в «звездном», крупнобюджетном кино (см. «Возможно, я застрял в подростковом возрасте» - https://day.kyiv.ua/uk/article/kultura/mozhlyvo-ya-zastryag-u-pidlitkovomu-vici). К сожалению, газетная площадь не позволила вместить тот разговор в полном объеме. Поэтому сегодня мы предлагаем некоторые интересные моменты, не вошедшие в предыдущую публикацию.

- Концепцию фильма «Джерри» (2002 - ДД) Мэтт Дэймон изложил за обедом, на котором также был Кейси Аффлек (Дэймон и Аффлек - исполнители главных ролей и соавторы сценария «Джерри» - ДД), и мы сказали: «Давайте сделаем это». Это на самом деле сюжет о двух парнях из Бостона, которые не имели опыта туристов, но пошли в поход и очень быстро потерялись. Своеобразный комический аспект идеи - то, что в конечном итоге один из персонажей убил второго в подлинной истории, а также там есть нераскрытая тайна.

- Значит, в «Джерри» вы имели четкое представление, как работать с материалом, но все равно не знали точно, что из этого получится.

- Да. «Джерри» был своего рода моделью, и мы думали дальше снимать определенным образом, но на репетициях все пошло иначе, персонажи Кейси и Мэтта развивались иначе, а я отреагировал на это и применил идею, которую увидел в фильме венгерского режиссера Белы Тарра «Сатанинское танго» (1994 - ДД), прямо во время съемок. Фильм не должен был быть похожим на работы Джона Кассаветеса (выдающийся режиссер американского независимого кино (1929-1989) - ДД), там не должно быть много болтовни, но все же содержал историю, которую мы хотели рассказать.

***

- Вы очень интересно используете музыку. Как вы этому научились?

- В Школе Дизайна Род-Айленда у нас была небольшая звуковая студия с оборудованием для записи, и некоторые студенты записывали на нем любимые композиции и использовали их в своих немых фильмах, а колонки были очень хорошими. Поэтому вдруг выходило, что слышишь классическую композицию или рок-н-ролл, или удивительную музыкальную комбинацию для фильма. Ты привык смотреть фильмы без звука, а здесь они вдруг оживают с музыкой. Это вдохновение, да; но я думаю, что решения, какую музыку использовать, приходят отовсюду. Например, в «Дурной ночи» (первый фильм Ван Сента, черно-белая гей-драма, прославившая его, 1985 - ДД) один из ассистентов записал какие-то южноамериканские протестные песни, а звукооператор вообще играл на барабанах в панк-рок-банде, то есть идеи поступали от членов съемочной группы.

- Значит, вы как коллекционер, постоянно собираете музыку, а затем выбираете нужное для фильма?

- Я скорее не коллекционер, а коллажист.

***

- Ваша подпись своего рода - белые облака, проплывающие в синем небе. Они почти во всем, что вы когда-то снимали. Почему?

- Думаю, это у меня от Вернера Херцога (известный немецкий режиссер, род. 1942 - ДД), наверное, после просмотра нескольких его фильмов. В его «Стеклянном сердце», на мой взгляд, очень много облаков.

- Но вы уже сделали их своими.

- В старшей школе я готовил один проект, в котором было много облаков. В Орегоне вообще много облаков. Они движутся довольно быстро, поэтому если хочешь чего-то, должен снимать.

***

- Иногда кажется, что вы словно даете зрителям определенную свободу нырять и плавать там, куда хотите их затянуть. Сдаться на милость фильма.

- Вы имеете в виду, будто ввести в транс?

- Да, быть в восторге или заколдованными.

- Наверное, это происходит от вещей, которые меня интересуют в повседневной жизни. Это истории, которые меня привлекают, которые я или слышу от друзей, или читаю, и затем в работе, надеюсь, есть определенный элемент, захватывающий зрителя.

***

   

***

 - «Не волнуйся, далеко он пешком не пойдет» (новый фильм Ван Сента, показанный на последнем Берлинском кинофестивале - ДД) - очень удобный проект. Даже несмотря на то, что герои из Портленда. Это был замысел Робина Уильямса, это он выбрал эту книгу, это должна была быть большая работа, но ее так и не завершили. Робин все никак не мог выделить на это время, а возможно, его студия или менеджеры считали это нецелесообразным, или еще что, но за реализацию так и не взялись. Когда Робин сказал: «У нас до сих пор есть этот проект», я написал сценарий к нему самостоятельно и осознал, что что-то пускаю.

***

- Думаю, квир-кино (кино, посвященное ЛГБТ-тематике - ДД) эволюционировало: прошло весь путь от андерграунда как часть движения. Когда я впервые пошел на фестиваль гей-фильмов в Голливуде, там были в основном картины из Европы. Теперь мы имеем много возможностей, кинематографисты рассказывают много разных историй, поэтому эти темы вполне открыты сегодня. Ранее же большинству геев-режиссеров приходилось снимать крайне малобюджетные фильмы.

***

- Вы параллельно со съемками пишете музыку, делаете инсталляции, фотографируете. Сколько радости такие занятия приносят вам?

- Это, конечно, развлечения. Я считаю себя неплохим фотографом. Во время съемок «Аптечного ковбоя» (фильм, принесший Ван Сенту международное признание, 1989 - ДД) у меня был черно-белый «Полароид», которым я до того мало пользовался, но начал снимать на него кастинговые фото, позже распечатал снимки и выставил. Есть даже книга, которая вышла из этих фотографий, но это своего рода побочный проект, хобби.

***

- Многие европейские режиссеры едут работать в Голливуд, а вы никогда не думали переехать в Европу?

- Да, думал. Я еще не решился на этот шаг, но было бы здорово сделать что-то там. Часть «Моего личного штата Айдахо» (1991 - ДД) снята в Риме, и это удивительный опыт.

***

- Есть ли у вас свой менеджер?

- Мой отец был моим бизнес-менеджером.

- То есть у вас до сих пор нет реального менеджера.

- Нет, но знаете, мне кажется, это вопрос того, насколько серьезным ты хочешь быть. Хочешь ли, чтобы куча людей склоняла тебя к чему-то, от чего впоследствии не сможешь отказаться. Ведь, возможно, ты не захочешь делать чего-то из того, на чем будет настаивать менеджер. Мне всегда нравилось, что я сам выбираю свою команду, как в случае с «Не волнуйся, далеко он пешком не уйдет».

***

- Если вы идете в студию, собираясь снимать что-то грандиозное вроде «Умницы Уилла Хантинґа» (один из самых успешных фильмов Ван Сента, 1997 - ДД), вы как-то отличаетесь от того режиссера, который выходит на съемочную площадку? Есть ли «другой» Ван Сент, который ходит на встречи, когда нужно финансировать «Последние дни» (2005 - ДД) или «Слона» ( «Золотая ветвь» Каннского фестиваля, 2003 - ДД)?

- Нет, думаю, все зависит от того, как там воспримут сценарий.

- Откуда же им знать, что вы представите?

- Я обычно снимаю авторские фильмы, поэтому у людей бывают сомнения относительно меня.

- Вроде: «О, Боже, что же будет на этот раз?»

- Да, они боятся. Я имею в виду, что довольно поздно осознал, что все это время [в киноиндустрии] мало заботился о том, написал я сценарий или нет, получил продюсерский кредит или нет. Но это единственный способ показать деловой части Голливуда, за что вы несете ответственность. Если взять, например, «Умницу Уилла Хантинга», где я и не продюсер и не сценарист, то этот фильм заработал кучу денег, однако это моя наибольшая карта, которая работает против меня.

- Значит, главное - получить кредит?

- Главное - быть внимательным и осторожным. На самом деле я осторожным не был. Конечно, я не расстраиваюсь и не разочаровываюсь из-за этого, просто начал осознавать - «вот на что они смотрят». Наврено, важно получать хорошую характеристику - чем я никогда не занимался. А ее отсутствие, оказывается, работает против тебя в этом бизнесе. Например, я предлагаю написать сценарий для проекта с участием Брэда Питта. Но Ник Спаркс, автор «Дневника памяти», тоже написал свою версию сценария, и я тогда подумал: «Выберут сценарий Спаркса», потому что у него хорошая характеристика, а у меня разве что адаптация «Аптечного ковбоя»»...

Дмитрий ДЕСЯТЕРИК, «День», Берлин-Киев

Рубрика: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments