Бедный человек не тот, у которого нет ни гроша в кармане, а тот, в которого нет мечты
Сократ, древнегреческий философ, один из основателей Западной философии

Королева быстрых темпов

Знаменитой харьковчанке, звезде классического танца Наталье Дудинской исполнилось бы 100 лет
16 августа, 2012 - 11:53
ДУЭТ МАСТЕРОВ БАЛЕТА — ДУДИНСКАЯ И НУРЕЕВ В СПЕКТАКЛЕ «ЛАУРЕНСИЯ» АЛЕКСАНДРА КРЕЙНА ПО ДРАМЕ ЛОПЕ ДЕ ВЕГА «ОВЕЧИЙ ИСТОЧНИК» / Фото из архива Мариинского театра

Наталью Михайловну Дудинскую и Галину Сергеевну Уланову называли «первыми танцовщицами советской эпохи». Расцвет мастерства Дудинской пришелся на страшный период сталинизма — она была ведущей балериной, а затем педагогом-репетитором Ленинградского театра оперы и балета им. Кирова — ныне Мариинского театра, но всю жизнь оставалась оптимисткой, несмотря на трудности, выпавшие на ее долю.

В Харькове начинался путь Натальи Дудинской в большое искусство, в ее честь будет исполнен балет «Спящая красавица» артистами Харьковского театра оперы и балета им. Лысенко. Планируется установить к юбилею мемориальную доску недалеко от дома, где родилась будущая звезда балета. Кстати, первые уроки балетного танца Наташа получила от матери, Натальи Александровны Дудинской (1877—1944 гг.), выступавшей на сцене под псевдонимом Тальори.

Бабушка великой балерины, Александра Николаевна Гриппенберг, преподавала в Харьковском институте благородных девиц. Наталья Михайловна позже рассказывала, что она продолжила педагогическую династию женской половины своей семьи.

Бабушка, мама и дочь были очень похожи — со старых фотографий с достоинством и мягкой улыбкой смотрят благородные и утонченные женские лица. Кстати, в 1995 году Наталье Михайловне вручили диплом о дворянском происхождении и таким образом вернули титул княгини. Это звание не противоречило комплекту традиционных советских наград, в том числе сталинских премий, орденов, которые Наталья Михайловна надевала в особенно парадных случаях...

О своем отце Дудинская не любила говорить, объясняя это тем, что он умер в ее раннем детстве. «Я только помню, что он был очень добрый», — мягко уходила балерина от ответа. — Могли обвинить в том, что он офицер царской армии, — как то вырвалось у нее, — а кем же еще он мог быть до 1917 года?»

Зато мать Наталья Михайловна боготворила, подчеркивая, что ей обязана всем, чего добилась в жизни. Дудинская-Тальори с 1914-го до осени 1923 года воспитала не менее ста учеников в своей харьковской студии. Многие из них составили основу балетной труппы Харьковского оперного театра в 1925 году. Некоторые пришли в искусство другими путями — например, цирковая укротительница Ирина Бугримова, эстрадная певица Клавдия Шульженко. Они всегда с большим теплом отзывались о своей учительнице танцев.

Студия отличалась от многочисленных частных заведений, характерных для начала ХХ века: в одной учили бонтону и салонным танцам, в другой воспитывали «босоножек»... Педагогические способности Дудинской-Тальори были универсальными и соответствовали ее собственным дарованиям. По словам Дудинской, во время обучения в Петербургской консерватории Александр Константинович Глазунов считал ее мать одаренной скрипачкой. Наталья Александровна прекрасно играла на фортепиано и была всесторонне образованной личностью.

Уже в возрасте десяти лет Наташа Дудинская выделялась живым темпераментом, открытой эмоциональностью, непосредственностью. По соседству с их домом находился цирк, где легче всего было отыскать девочку после занятий. Цирковые артисты пускали юную Наталью на репетиции, которые она наблюдала с восхищением. Мечтала о том, чтобы покачаться на трапеции под куполом цирка. Думаю, сложись жизнь иначе, она легко могла бы заменить Ирину Бугримову в клетке со львами.

Опытный педагог, ее мать, рано подметила в Наташе, которая к тому времени стала любимицей харьковскойпублики, способности и вовремя решила дать полноценное хореографическое образование...

Новый этап обучения Натальи Дудинской начался в школе Агриппины Вагановой — знаменитого мастера балетной педагогики. Но бурный темперамент юной воспитанницы сложно было ограничить рамками академической школы. И это до конца не удавалось никому.

Дудинская стремительно ворвалась в мир классического танца. Драматичные сюжеты балерина превращала в «оптимистические трагедии». Можно вспомнить ее Лауренсию из одноименного балета (в киевской постановке этого спектакля в 1939 году Н. Дудинская потрясла своим выступлением зрителей. Как, впрочем, и на сцене Кировского театра).

Об этом образе и его «взрывоопасной силе» муж и партнер Дудинской Константин Сергеев писал, признаваясь в любви к таланту артистки и тем качествам, которых не видел в других партнершах. А возможно, и ревнуя к тому, чего сумел достичь постановщик балета В. Чабукиани, он же первый партнер Дудинской.

«Сильный характер Лауренсии, ее независимый нрав, женская гордость удивительно совпадали с индивидуальными особенностями артистки», — восхищался К. Сергеев. — В этом спектакле торжествовал ее танец, его героическая тональность. Вся экспрессия танцовщицы с ее героико-трагедийным накалом, широкий, волевой жест, патетический характер пластики превращали хореографический монолог Лауренсии в поистине клокочущий гневом поток. Тело ее выражало предельную экспрессию, руки, сжатые в кулаки или воздетые к небу, звали к восстанию. На наших глазах рождалась хореографическая актриса, и мы такой Дудинскую увидели впервые».

Наталья Дудинская выступала в качестве первой исполнительницы и в балетах современного репертуара «Пламя Парижа», «Медный всадник», «Тарас Бульба». Балерина также с блеском создала на сцене образы Лауренсии в одноименном балете Вахтанга Чабукиани, Золушки в хореографической сказке Константина Сергеева на музыку Сергея Прокофьева. После Чабукиани, пожалуй, лишь один партнер мог соответствовать ее победительному темпераменту, свободе и внутренней раскованности. Это Рудольф Нуреев.

«Мне всегда очень приятно вспоминать «Лауренсию», которую я танцевала с Рудольфом Нуреевым, которому я отдала кусочек своего сердца, потому что когда танцуешь, равнодушным быть невозможно. У меня много фотографий, где мы танцуем вместе. Он ведь не просто танцовщик, он актер, великий актер», —вспоминала Н. Дудинская.

Р. Нуреев признавался: «Дудинская дала мне вдохновение и понимание того, каким должен быть классический танец. Время останавливалось для меня, когда она танцевала... Это были такие прекрасные спектакли как «Дон Кихот», «Спящая красавица», «Раймонда», в которых ведущие роли никто не мог исполнить лучше, чем она...»

В жизни Н. Дудинская была решительным и деловитым человеком. На сцене это качество преображалось в победный танец, не растерявший при этом традиционного балетного аристократизма. За сочетание противоположностей и обожали Дудинскую, причем не только балетоманы, но и петербургские интеллигенты: она была любимой балериной академика Дмитрия Лихачева. Когда балерина вылетала на сцену — как будто проносился порыв ветра: не зря ее называли «королевой быстрых темпов». Ее ураганные вращения по кругу, которыми она блистала в «Лебедином озере», лучше пояснений либретто объясняли, почему принц увлекся таким Черным лебедем. Каждый спектакль Дудинская превращала в личный бенефис и праздник для зрителей.

На старых кинопленках видно, что для Дудинской танец был праздником, для которого не столько важны полутона и прозрачность рисунка, сколько броский и победительный порыв. Возможно, потому в фильме 1954 года «Мастера русского балета» ее коллеге Галине Улановой поручили танцевать «белые» сцены из «Лебединого озера», а Наталье Дудинской создать образ Черного лебедя.

Нынешняя прима Мариинского театра Ульяна Лопаткина — лучшая ученица Натальи Дудинской, очень точно подметила, что «в те времена, когда была тотальная цензура на свободу выбора и выражения, цензуру на эмоции в балетном искусстве было наложить сложно. И балет служил своеобразной отдушиной для людей. Но кроме яркости балетного дарования, которое в своем роде так и осталось непревзойденным, Наталья Михайловна была очень сильной и оптимистичной женщиной. И эти свойства передавала своим ученицам».

Эти уроки оптимизма и настоящего мастерства получили харьковские артисты конца 1970-х — начала 1980-х годов, когда Наталья Дудинская совместно с Константином Сергеевым поставили в Харьковской опере балеты «Спящая красавица» и «Дон Кихот». А позднее Наталья Михайловна шлифовала на сцене, где начиналась когда-то ее артистическая карьера, «Пахиту». Эти легендарные спектакли до сих пор задают камертон в репертуаре Харьковского национального академического театра оперы и балета им. Лысенко.

На педагогическом поприще Дудинская трудилась более полувека. До последнего времени она была ведущим профессором Академии русского балета имени Вагановой. Ее ученицы украшают труппу Мариинского театра, работают на сценах многих стран Европы, Азии и Америки.

Балерина снималась в кинокартинах «Дон Сезар де Базан» и «Я вас любил». Ее творчеству посвящены фильмы «Класс Дудинской» и «Диалог со сценой»...

Наталья Михайловна умерла 29 января 2003 г. и похоронена на Литераторских мостках Волковского кладбища в Санкт-Петербурге рядом со своим супругом — Константином Михайловичем Сергеевым (солистом балета, балетмейстером и педагогом).

Александр ЧЕПАЛОВ, доктор искусствоведения, Харьков
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments