Демократия — это когда два волка и ягненок голосуют насчет обеденного меню. Свобода — это когда хорошо вооруженный ягненок оспаривает результат такого голосования
Бенджамин Франклин, один из основателей США, политический деятель, дипломат, ученый, писатель, журналист, издатель, масон

Космическая вертикаль

16 июля исполняется 125 лет со дня рождения Даниила Демуцкого
12 июля, 2018 - 10:44
ФОТО C САЙТА WIKIPEDIA.ORG

Кинооператор Даниил Демуцкий (1893—1954 гг.) был простым себе гением визуальности. Следует понять одну вещь: украинское кино, по-настоящему рожденное в 1920-х (до того было что-то полулюбительское, опереточно-имитационное), когда обозначились контуры национальной государственности, основывалось прежде всего на пластике, на акцентировании космической уникальности украинского бытия. Это кино наступило во времена разрухи, после революций и войн, и следовательно, самым важным было утвердить ощущение Украины как Земли, как Космоса, Новой Гармонии. Роль Демуцкого в этих процессах невозможно переоценить...

ЖИЗНЬ. И НЕ ВСЕГДА ТВОРЧЕСТВО 

Даниил Демуцкий родился селе Охматове Киевской губернии (сейчас Уманский район Черкасской области). Его отец, Порфир Даниилович, был врачом, который практиковал по всей округе, а также известным фольклористом и музыкантом, основателем одного из первых в Украине народных хоров.

С 1903-го учился во Второй киевской гимназии, где, в частности, увлекся фотографированием. С 1911-го учился в Киевском университете — сначала на медицинском, а впоследствии на юридическом факультетах. Увлекается фотографией и достаточно быстро становится профессиональным фотографом. Любимые жанры — пейзаж и портрет. В 1921—1925-м работает в фотолаборатории при Музее антропологии и этнографии Всеукраинской Академии наук, в фотомастерской театра «Березиль». В 1925 г. переезжает в Одессу, где возглавляет фотолабораторию местной кинофабрики. С 1926-го работает кинооператором. В Одессе снял фильмы «Вася-реформатор» (вместе с Й.Роной, по сценарию А.Довженко), «Ягодка любви» (первая режиссерская работа Довженко), «Свежий ветер», «Человек из леса», «Прихоти Екатерины». Первым большим достижением Демуцкого стал фильм Георгия Стабавого «Два дня» (1927) — драма о разочаровании, о стремительных исторических переменах. А уже следующей работой было сотрудничество с Довженко в «Арсенале» (1929).

В 1929-м возвращается в Киев и начинает работать на Киевской фабрике ВУФКУ (будущей Киевской киностудии). Первым стал фильм «Земля» (вышел на экраны в 1930-м) — продолжение творческого сотрудничества с Довженко. Несмотря на агитковую историю, положенную в основу ленты, фильм подал образ гармоничной хлеборобской вселенной, который не очень предоставляется для глобальных агрессивных экспериментов. Камера Демуцкого, в частности благодаря использованию особенной оптики, монокля, позволила достичь эффекта смягченного изображения, космической первозданности. Съемка с нижних точек подчеркнула мифологическую компоненту картины — люди представали здесь в масштабе земли и неба. Пейзажи насыщены воздухом и особым лирическим светом. Эти и другие особенности фильма в итоге вытворили непреходящий шедевр украинского и мирового кино — с 1930-х гг. «Земля» неизменно зачисляется к самым большим планетарным достижениям кинокультуры.

Затем Демуцкий снимает картины «Фата моргана» и «Иван» (в соавторстве, режиссером был Довженко), а с 1935-го до 1940-го вынужден находиться в Узбекистане, в Ташкенте. То была ссылка, по абсурдному обвинению в связях с заграницей. Работал на студии документальных фильмов, занимался фотографией (в основном в жанре пейзажа). В годы войны опять Ташкент. Там снят ряд игровых фильмов, которые пользовались успехом у зрителей: «Насреддин в Бухаре» (1943), «Тахир и Зухра» (1945), «Приключения Насреддина» (1947).

С 1947-го и уже до самой смерти — в Киеве. Оператор-постановщик фильмов «Подвиг разведчика» (1947, эта работа — в содружестве с режиссером Борисом Барнетом — долгое время была абсолютным «киношлягером», любимцем массовой аудитории), «Тарас Шевченко» Игоря Савченко (1951, лучше всего удались натурные эпизоды ссылки поэта), фильм-спектакль «Калиновая роща» (1953, последняя работа мастера). Третий инфаркт окончательно подорвал здоровье оператора, он умер 7 мая 1954 г. и был похоронен на центральной аллее Байкового кладбища, в одной могиле с отцом.

ФОРМИРОВАНИЕ НОВОЙ ЭСТЕТИКИ. И ЭТИКИ.

Таким, в коротком изложении, была жизнь Демуцкого. Его постигла участь многих украинских художников и литераторов — блестящее начало, а затем арест, сфабрикованное дело, ссылка (и то еще хорошо, не всем так «везло») в Ташкент...

Демуцкий принадлежит к поколению основателей украинской школы кинооператорства, одной из самых сильных и самых ярких, доныне, в мировом кино. Симптоматично, что уже в 1930 году появление этой школы было не просто зафиксировано, но и осмыслено — в небольшой книге «Три оператора» Николая Ушакова. Первое, на что обратил внимание Ушаков (известный русский поэт, всю жизнь прожил в Киеве), это смена поколений: «На смену довоенным операторам, которые работали в украинском кинематографе, пришли свежие кадры молодежи». И это не просто омоложение, приход новых людей — это прежде всего формирование новой эстетики, в основе которой принципиально иное визуальное мышление.

Еще до недавнего времени, писал Ушаков, основные заповеди операторства были таковы: «Ночь не должна отличаться от дня. Актер всегда должен быть освещен. Если декорации вышли темными, их нужно переснять, чтобы зрители видели, на что пошли деньги». То есть речь шла о правилах сугубо ремесленных, оператор исполнял роль «съемщика», он обеспечивал то, чтобы в кадре было все видно, в первую очередь актеры. 

До тех пор, писал Ушаков, операторы находились в тени режиссеров и актеров. Однако  роль и место оператора в ходе работы над фильмом изменились — настолько, что «невозможно точно размежевать функции  оператора и режиссера. Оператор — точь-в-точь так, как и режиссер — руководит организацией материала для съемок, он строит кадр, он распределяет свет и тень. Руководствуясь освещением, он организует и саму съемку, используя те методы и приемы, которыми он владеет (...) Слава постановщиков «Арсенала», «Земли», «Человека с киноаппаратом» и «Одиннадцатого», — писал Ушаков, — должна принадлежать не только Довженко и Вертову, но и Демуцкому и Кауфману». Собственно, творчеству названных операторов, а также Алексею Калюжному и посвящена книга.

Еще работая фотографом, Демуцкий открыл для себя особенные качества монокля, однолинзового объектива, который — да еще и с передержкой — позволял достичь эффекта на удивление мягкого, полуразмытого изображения в кадре, особенно в самой освещенной его части. В палитру выразительных средств оператора попали и те, которые сформировались под воздействием фильмов «Полевые лилии» (1924) американца Френсиса Диллона и «Последний человек» (1924) Фридриха Мурнау и оператора Карла Фройнда. Демуцкий позаимствовал в работе операторов названных фильмов главным образом съемку в павильонах: свет прожекторов с использованием параболических зеркал. Так, эффективнее всего в «Двух днях» отсняты ночные павильоны. «Снимая «Два дня», Демуцкий, — отмечал Ушаков, — смело распределил в темноте световые пятна, используя их для подчеркивания деталей, которые являются важными по ходу действия».

ВИЗУАЛИЗАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ РЕАЛИЙ

Только в содружестве со своим ровесником Довженко Демуцкий по-настоящему находит себя. «Было решено, — повествовал Ушаков о первом настоящем успехе тандема, — что фотографика «Арсенала» должна быть сухой, жесткой и максимально насыщенной. Однако она не была доведена до той простоты, которая так характерна для кадров «Земли».

Именно в «Земле» сделан новый шаг в развитии стратегии визуализации национальных реалий. До тех пор украинское село снимали в духе примитивов: дома под крышами, «садок вишневий коло хати», грудастые женщины... Вот как воспроизводит  Ушаков визуальную поэтику фильма: «На горизонте ни домов, ни деревьев. Трактор остановился в поле. Видно только его колесо. Один тракторист стоит около колеса, второй сидит, поникнув.

Пшеница и поле. Девушка и подсолнух — и больше ничего. Основная фактура картины — земля и небо. Они сняты на панхроматическую пленку, которая сохраняет естественные оттенки цвета. Желтый подсолнух на ней выходит светлее, чем синее небо, в то время как на обычной пленке желтый цвет будет черным, а синий — белым.

Кадр оголен до последней черты возможного. Из него выброшено  все лишнее, все, что могло бы отвлечь внимание зрителя от основной идеи». Действительно, был достигнут удивительный результат. Рассказ о реализации идеи коллективизации в украинском селе отошел на второй план. А главное в картине — украинский мир как составляющая Космоса, как проявление его совершенства.

Итак, достаточно большое количество кадров наполнено воздухом, солнцем и небом, в них замечена доминация естественных, нерукотворных начал. Тем самым отрицался авангардистский пафос необходимости усовершенствования природы, в том числе человеческой. Проглядывала давняя земледельческая мифология с ее утверждением космических сил, их верховенства, их животворной красоты.

То было начало нового визуального мышления, новой философии. Ее развитие оборвали — жестоко и цинично. Однако сделанное навсегда осталось в кино — украинском и мировом.

Помним Даниила Демуцкого, почитаем отечественную школу кинооператорства!

Сергій ТРИМБАЧ
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments