А самое большое наказание - это быть под властью худшего человека, чем ты, когда ты сам не согласился руководить.
Платон, древнегреческий философ, епиграматист, поэт, один из родоначальников европейской философии

Маяковский в ритмах степи

В Центре им. И. Козловского Максим Булгаков представил премьеру моноспектакля, виступив, как режиссер и актер
5 февраля, 2015 - 10:56
САМОГО МАЯКОВСКОГО В СПЕКТАКЛЕ ВООБЩЕ НЕТ, А ЕСТЬ ОБЫЧНЫЙ АКТЁР (МАКСИМ БУЛГАКОВ), НАШ СОВРЕМЕННИК, КОТОРЫЙ ГОТОВИТСЯ К ВЫСТУПЛЕНИЮ НА «ОТВЕТСТВЕННОМ КОРПОРАТИВЕ» / ФОТО ДМИТРИЯ НИКИТИНА

Художественно-концертный центр им. И. Козловского (камерный филиал  Национальной оперетты)  расширяет свой жанровый диапазон. После сугубо музыкальных и литературно-музыкальных программ он предложила зрителям формат, более приближённый к «драматически-синтетическому», а именно — монопредставление солиста балета театра Максима Булгакова «Мой Маяковский».

Булгакова можно назвать «человеком-оркестром»: танцовщик, хореограф-постановщик (спектакль «Танго життя» пользуется неизменным успехом публики) и актёр (исполнитель роли Голохвастого в спектакле «За двома зайцями»). Харизматичный, технически ловкий, вдумчивый, сосредоточенный — таким Максим  появляется в своих работах. Ему будто бы тесновато в привычных рамках, но расширить их он пытается, двигаясь вглубь.

Спектакль «Мой Маяковский», выдуман и скомпонирован самим М.Булгаковым и осуществлён в содружестве с молодым режиссёром Дмитрием Чурюмовым, менее всего похож на литературную композицию биографического порядка. Самого Владимира Маяковского там вообще нет, а есть обычный актёр, наш современник, с сотовым телефоном и планшетом. Он готовится к выступлению на «ответственном корпоративе» (о tempora, о mores! — впрочем, лицедеи развлекали богатеев во все времена), пытаясь воспроизвести бессмертный номер Фреда Астера «Puttin’ on the Ritz» («Наряжаясь по последней моде») — степь-фантазию на тему американского джазового стандарта, созданного Ирвингом Берлиным в конце 1920-х. Стихотворения Маяковского этого же периода становятся для лирического героя Булгакова средством самоуглубления и «самонакручивания»; при их помощи он вступает в преисполненный самоиронии диалог с самим собой, с любимой женщиной, с целым миром. (Не обходится и без «Долга Украине», который мы заново открыли для себя совсем недавно). Нехватка опыта драматического актёра тут только с «плюсом»: исполнитель действительно читает эту поэзию впервые, и она появляется незаиленной, незаштампованной. Но в целом — бесконечно далёкой для нас, сегодняшних.

Возможно, есть фанаты В.Маяковского, которые живут в пространстве этой поэзии и готовы впитывать её бесконечно. Однако когда герой М.Булгакова, в конце спектакля, наконец наряжается головокружительно элегантно (фрак, запонки, цилиндр, шёлковый серебристый галстук, белый жилет, цветок на груди...) и танцует степь, чего актёр является настоящим мастером (чтобы убедиться — посмотрите его соло в «Балі у «Савої»), становится ясно: в соревновании российской поэзии с американским джазом с разгромным счётом побеждает последний. Если бы это была заметка в социальной сети, здесь должен был бы стоять «смайл».

Анна ЛИПКИВСКАЯ, театровед
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments